Бригадир

В этом году исполнилось 80 лет жителю г. Читы, ветерану труда, награждённому орденом «Знак Почёта», участнику БАМовской стройки, электромонтажнику с 40-летним стажем Николаю Алексеевичу КИВЛЕВУ.

Про мечту

Эта фамилия мне знакома давно. В Чите есть увлечённый и талантливый педагог, заслуженный работник образования Читинской области с необычным именем Альвина. И когда дверь в квартиру типовой пятиэтажки на ГРЭСе открывает Альвина Николаевна, пазл складывается. Сразу понимаю: история будет интересной, а герой – достойный и цельный человек, ведь (я давно уверена), люди находят друг друга по себе, разные по духу долго не уживаются, а семейному союзу Кивлевых 4 июня исполнилось 55 лет.

«Родом я с Газ-Заводского района, в двухстах километрах от райцентра есть прииск Ильдикан, – рассказывает между тем Николай Алексеевич. – Дед мой был шахтёром, отец был шахтёром, мама во время войны тоже работала на шахте, поэтому и я мечтал шахтёром стать».

Его мечта осуществилась – окончил техническое училище и три года отработал на угольной шахте, а затем пришла повестка в армию. Отслужил, а по возвращении узнал, что шахту ликвидировали. Пришёл на другую, там тоже работы сворачивались…

Добрые люди посоветовали устроиться в организацию «Электросибмонтаж», существовавшую при СУ ГРЭС (строительном управлении государственной районной электростанции). Через год Николая Кивлева избрали секретарём комитета комсомола СУ ГРЭС. Честно и добросовестно он отработал на этой должности два года, а потом вернулся в свою электромонтажную организацию.

Про труд

Профессия электромонтажника всегда была очень мобильной. Они строили электростанцию в Чите, монтировали объекты в Гусиноозёрске, работали в Улан-Удэ, несколько месяцев жили в Благовещенске, чтобы тот не замёрз.

Приезжая в районы, они меняли жизнь людей навсегда, дарили им другой мир. Вот Карымская – казалось бы, крупная железнодорожная станция, а не подключена к энергосистеме: солярка кончилась, и всё, света нет… Дизельная станция в Альбитуе Красночикойского района, вроде, не так удивительно, поскольку далеко от Читы, но приехали в Нижний Цасучей, районный центр, и тоже дизель – один, второй, третий даже, на случай поломки. Монтируя электростанции, они привозили забайкальским сёлам свет, а с ним развитие, которое было так необходимо!

Вскоре Николай Кивлев стал бригадиром комсомольско-молодёжной бригады. Своих подопечных он любил всем сердцем, хотя в электромонтажных бригадах совсем не так, как в строительных: работа связана с командировками, люди вокруг всё время меняются, контингент разный, но отношение к работе было серьёзным. На том и держались.

На 30-летие Победы Николая Алексеевича командировали в Москву для фотографирования у святыни советского народа – знамени Победы. Этот снимок бережно хранится у него в семейном альбоме. А потом в биографии бригадира электромонтажников, неоднократного победителя соцсоревнований, награждённого серебряным значком «Молодой гвардеец пятилетки», случился БАМ. Это были несколько командировок, и в общей сложности Николай Алексеевич был на БАМе три года, руководил бригадой, а бригадир в таких условиях, без преувеличения, и мать, и отец…

Тайшет, Таксимо, Куанда, Чара – он строил подстанции, а в Чите мужа и папу ждали жена и сын.

Про трико

Кто скажет, что это не романтическая история?..

Член бюро, проживающая в общежитии, собиралась в Ленинград, а Николаю очень нужно было… трико. В Чите в то время мало что можно было достать, вот он и сговорился: «Принесу вечером деньги, купи, дорогой товарищ!» Подходя к общежитию, завернул в хлебный магазин.

Высокого статного парня в модном пальто и шляпе, привезённой из Свердловска, Альвина высмотрела, сидя на подоконнике. Он шёл с тортом, и она сказала подружке: «Эх, меня бы с ним да познакомили!» А потом сильно покраснела, когда оказалось, что это – гость именно в их комнату, боялась, как бы девчонки не проговорились, что понравился ей с самого первого взгляда. Девчонки не проговорились.

Ничего не подозревающий Николай отдал деньги на трико, посидел за столом, а потом проводил новую знакомую к маме, которая работала в СУ ГРЭС и жила недалеко. Через месяц они случайно встретились и пошли на танцы.

«В кино говорят: «Вышла замуж за военного, помоталась по гарнизонам», но ведь знала, за кого выходила замуж», – рассуждает Николай Алексеевич. Конечно, так прямо он любимой супруге никогда не говорил, но она всё понимала сама.

Про перестройку

Чемпион области 1984 года, лауреат премии советских профсоюзов в 1985 году…

«Я зрел профессионально, а зреть душой, становиться толстым, важным, заскорузлым, было некогда, у меня были ребятишки, я следил, чтобы у них всё получалось, чтобы никто их не обижал», – вспоминает Николай Алексеевич.

Дружная комсомольская молодёжная бригада неоднократно занимала первые места среди строительных организаций, именно им было вручено знамя ЦК комсомола на вечное хранение. Где оно, то знамя сейчас? Исчезло и знамя родного предприятия. Потом его видели на балконе у одной женщины. Страна отказалась от символов.

«Перестройку я принял отрицательно, – признаётся Николай Алексеевич. – И что больше всего возмущало: как сломать, мы придумали, а что вместо этого будет, мы не придумали! И подпустили Чубайса, Гайдара, ну и они ломали и переломали. Собрания у нас проходили чуть ли не каждую неделю. Шуму-гаму было много, и многие понимали так, что если будет капитализм, то все будут капиталистами. Особенно тот, кто много шумит, так думал. А я всегда говорил: «Капиталистами все не будут. Если есть капиталисты, то есть и рабы».

Времена перестроечные – не такие и давние. Многие помнят девяностые и не хотят их повторения. А Николай Алексеевич, как и все предыдущие годы, болел душой за своих ребят. Как был бригадиром – и отцом, и матерью – так и остался. Чтобы прокормить рабочих, которым по году не платили зарплату, он искал «калым» для своей бригады и по вечерам возил их на работу. Открыли магазин, где вместо денег выдавали продукты, которыми рассчитывались заказчики: вермишель, сахар, крупу, рыбу, сгущёнку. Память хранит и забавные случаи, когда и с ними, и они рассчитались унитазами и водкой.

По-настоящему

Иных уж нет, а те далече. Крепко дружил Николай Кивлев со старшим прорабом Фёдором Костенёвым, из электромонтажников ближе всех ему были Володя Зырянов и Александр Серебрянников. Живёт в Чите товарищ Юрий Бурдиян, с которым редко, но видятся. В позапрошлом году приезжала из Новосибирска Лена Столбунова, которую он когда-то учил мастерству, уже сама давно пенсионерка. Дорого стоит такая память.

В перестройку «Электросибмонтаж» переименовали, стал «Забайкалэлектромонтаж». Позже он обанкротился, появилось ООО «Разряд». В 63 года с должности начальника читинского участка Николай Алексеевич ушёл на пенсию. 13 сентября ему исполнилось 80 лет. Альвине Николаевне в прошлом году было 75. Весь наш разговор она внимательно слушает мужа и, кажется, снова и снова переживает моменты их общих брильянтовых 55 лет. По причинам, известным только близким людям, они не отмечали эти праздники. Тем ценнее кажется какая-то особая атмосфера их общения, отношений, разговоров друг с другом. Вроде бы, всё просто, всё спокойно, но в то же время как-то глубоко и по-настоящему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)