К сердцу забайкальских степей

Говорят, степь однообразна и скучна, куда ни глянь – всюду один и тот же пейзаж. Однако, если же приглядеться внимательнее, это чувство быстро пройдёт, а на смену ему придёт удивление и восхищение. Даурские степи – одни из самых богатых по биоразнообразию. Недаром часть их территорий под название «Ландшафты Даурии», входит в список всемирного наследия Юнеско.

Навстречу диким местам

Этим летом мне довелось осуществить давнюю мечту – проехать самому по бескрайним степям с посещением Даурского заповедника. В заповеднике я уже бывал, и не раз, с экскурсией, а вот самостоятельно, чтобы прочувствовать всё осознанно, – впервые.

Ранним утром заправляем полный бак, берём пару канистр про запас, ведь с заправочными станциями дальше будет туго, и вперёд, навстречу диким местам!

Путь от Читы до Агинского довольно привычен, горные подъёмы чередуются с пастбищными полями, небольшие посёлки остаются позади. А дальше всё чаще начинает встречаться остепнённая местность. Лишь в Цасучее попадаешь в сосновый лес – словно гром среди ясного неба, возникают здесь деревья. Недаром лес этот носит название Цирик-Нарасун, что в переводе означает «сосновое войско». Сосны тут не совсем обычные, их ветви начинаются практически сразу от земли, образуя подобие юбки. Это сосна Крылова. Цирик-Нарасун даёт убежище многим животным, особенно тут велика численность косули сибирской. Её популяция считается самой крупной на территории страны.

Пополнив бензобак горючим, отправляемся дальше к месту нашего назначения – кордону Уточи, расположенному в самом сердце Даурского заповедника. На отвороте за Цасучеем асфальт сразу же заканчивается, и начинается пыльная грунтовка. Спустя час езды по такой «стиральной доске», на горизонте замечаем первый населённый пункт – Кулусутай, а справа от него – начинающий наполняться Барун-Торей. Его «брат» Зун-Торей сейчас переживает засуху, в то время как второе озеро постепенно наполняется.

Скрываемся за пригорком, отделяющим границу села, и попадаем в степное царство. На многие километры вокруг пейзаж состоит из травянистых растений, лишь далеко на горизонте виднеется полоска сопок со скалистыми краями. Кажется, что и правда местность безжизненна.

Цель на сегодня

Вдруг замечаем стоящее на дороге животное. Издалека трудно разобрать: домашнее оно или дикое. Аккуратно подъезжаем поближе и узнаём очертания острых рожек, золотистой шкурки. Это дзерен, или монгольская антилопа. Он поднял голову, с полминуты посмотрел на нас с любопытством и стремительно помчался вглубь травянистого моря. Никогда прежде мне не доводилось видеть этих грациозных животных так близко. Сейчас их популяция заметно разрослась, но ещё в начале XX века дзерены на территории нашей страны были практически полностью истреблены. И вот благодаря деятельности заповедника их количество поднялось до нескольких тысяч. Антилопы ежегодно приносят потомство на территории заповедника, кочуют через границу в соседнюю Монголию и обратно.

Хотя в степи хорошо просматривается местность, заблудиться здесь так же реально, как в лесу. Множество дорог разветвляются, некоторые из них вновь сходятся, и сложно угадать, куда приведёт тебя та или иная, поэтому спутниковый GPS сильно выручает в таких условиях.

Наконец, за очередной возвышенностью показывается силуэт полевой станции – это кордон Уточи, наша цель на сегодня.

После разговора со смотрителем станции заселяемся в один из домиков. Новые строения на базе сделаны со всеми удобствами: двухъярусные кровати, столы, печь, умывальник. Всё очень продуманно для комфортной жизни учёных-исследователей в полевых условиях.

На следующее утро прямо возле порога домика предстояло знакомство с одним из обитателей заповедника – зайцем-толаем. Ушастый зверь мирно пощипывал растительность возле крыльца. С минуту он не обращал никакого внимания на моё присутствие, и лишь после того, как услышал звуки затвора фотоаппарата, навострил уши и лениво отпрыгнул на пару метров. Как позже выяснилось, толаев на Уточи великое множество. Позднее мы встречали здесь зайцев всевозможных возрастов.

Корабли пустыни

Итак, время завтрака. Включаешь газовую горелку, в спешке завариваешь овсяную кашу, нарезаешь бутербродов в дорогу, берёшь запасы воды и в путь. Первый рабочий визит наш лежит к посёлку Соловьёвск.

По пути замечаем из окон автомобиля стадо крупных животных. Может, это лошади? Нет, кто-то намного крупнее. И вот, приблизившись, видим настоящих верблюдов. Они находятся в заповеднике на вольном выпасе. Эти корабли пустыни словно дрейфуют по даурским степям. В июне с их тел ещё свисают куски старой, не успевшей перелинять зимней шерсти, что придаёт им неопрятный, дикий вид. Но, тем не менее, хоть и кажется, что эти животные живут сами по себе, у них есть хозяева и присматривающий за стадом человек.

На подъезде к Соловьёвску раскинулись руины крупного овцеводческого хозяйства с огромными некогда отарами. Дни, когда эти места были центром пастбищного животноводства, ушли в прошлое, оставив лишь призрачное напоминание.

Сам посёлок небольшой и на первый взгляд похож на множество других забайкальских посёлков. Однако примечателен он тем, что является приграничным пунктом с Монголией, поэтому пребывание приезжих здесь без внимания не останется.

Рачки и жабы

Завершив исследовательскую работу, возвращаемся на кордон. Июньское солнце уже вовсю палит, такое чувство, что даже воздух плавится, искажая пространство на горизонте. В нескольких метрах видим знакомые очертания птицы – журавль-красавка. Грациозно вышагивает он среди ковыля и цветущих ирисов, подрагивает перьями-рожками на своей голове. Услышав приближающиеся звуки автомобиля, он окинул нас взглядом, один взмах крыльев – и красавка уже в небе. Остаётся лишь зачарованно любоваться лёгким полётом этой величавой птицы.

На пути небольшой водный участок шириной не больше метра – всё, что осталось от протоки Уточи, соединяющей Зун-Торей и Барун-Торей. Во влажный период протока разливалась настолько, что впору было строить мосты, которые, кстати, сейчас и напоминают о тех периодах. На берегу кормится одинокая утка пеганка – собирает растительность и ловит водных рачков. Наше присутствие ничуть не смутило её, и даже фотоаппарат в трёх метрах от неё никак не повлиял на птичий аппетит.

Кажется, что при таком палящем солнце жизнь не такая уж бурная. Но стоит приглядеться к водоёму, и тут же видишь, как он кишит обилием организмов. Тысячи чёрных головастиков монгольской жабы носятся здесь в бурном потоке. А вот и их родители, взрослые жабы. Среди них проплывают многочисленные дафнии. Эти рачки настолько крупные, что некоторые из них достигают в размерах около 2,5 мм. Временами замечаешь водных клопов – эти насекомые приспособились к жизни в водной среде настолько хорошо, что даже солоноватая вода им нипочём.

Медведица геба

Вернувшись на базу, обедаем, пережидаем жару. А к вечеру можно прогуляться по окрестностям. Одной из самых интересных достопримечательностей кордона является смотровая вышка. К ней ведёт длинный деревянный помост длиной около двухсот метров. Отсюда почти вся территория кордона видна как на ладони. Орнитологи наблюдают с этой точки за птицами. Но пока сезон полевых исследований не в разгаре и металлическую вышку облюбовали вороны. Несколько массивных чёрных птиц, усевшись друг напротив друга, устроили дебаты. В воздухе стоит горьковатый аромат трав, лиловые цветки ириса молочноцветкового, словно звёзды на небе, украшают монотонное травяное полотно. Солнце клонится к горизонту, окрашивая всё вокруг в золотые тона. Вдали слышны вечерние жабьи концерты.

На свет уличного фонаря собираются разные насекомые. Хрущики рыжие, афодии, троксы, бабочки пяденицы и совки. Среди них узнаётся один примечательный вид бабочки – медведица геба. У этого вида яркая окраска, как и у многих представителей семейства медведиц. Передняя пара крыльев бархатистая, на чёрном фоне расположились жёлтые пятна и полосы с оранжевой каёмкой. Задние крылья огненно-рыжие, иногда красные, с чёрными узорами в виде пятен и полос. В Забайкалье проходит самая восточная граница ареала этой бабочки. Как и большинство ночных и сумеречных чешуекрылых, медведицу геба влечёт яркий свет. Сложно точно сказать, почему конкретно насекомые слетаются на свет фонарей. Но одна из версий указывает на то, что ночные насекомые ориентируются по луне и звёздам, а искусственные источники света сбивают их с толку, напоминая собой небесные светила.

Кстати, о звёздах. Ночь выдалась ясная, и видно множество звёзд. Легко узнаются Большая и Малая Медведицы, Кассиопея, звезда Ригель. Виден рукав Млечного Пути. В июне он только виден, а вот в августе раскрывается во всей красе.

Наутро тебя будят крикливые голоса ворон, слетевшихся на собрание у мостика. Всё та же процедура сборов, и снова в путь. Теперь наш путь лежит к посёлкам Кулусутай и Новая Заря.

Пульсирующие озёра

На подъезде к Кулусутаю заметны лазурные лужицы, местами смыкающиеся между собой и образующие подобия небольших озёр – это Барун-Торей начинает набирать силы, в то время как его собрат Зун-Торей пересыхает. Этот феномен получил в науке название «пульсирующие озёра».

По берегам водоёмов пасутся коровы, козы, вместе с ними и дикие утки, гуси.

Тяжёлые времена наступают для жителей этих краёв, когда идёт засушливый период. Отсутствие водопоев сильно усложняет содержание скота, рыба, которая кормит многие семьи, также исчезает из озёр. Но последние два года благодаря влажному периоду и постепенному наполнению Барун-Торея народ настроен оптимистично. Однако в самом Кулусутае дела с водой всё равно обстоят плачевно. Немногие люди могут позволить себе скважину. Ведь чтобы дойти до водоносного слоя, порой требуется пробурить более 70–75 метров вглубь, а то и больше. Про колодцы и говорить не стоит, там воды нет вовсе. Одна надежда остаётся на местную водокачку и водовозку, которая развозит драгоценную воду.

Следующая наша остановка – с. Новая Заря. На подъезде видим озеро с крупными водоплавающими птицами, нет сомнений – это лебеди. Вместе с ними на воде покачиваются озёрные чайки и утки-нырки, их тут превеликое множество. Шум стоит на всю округу – настоящий птичий базар! Лебеди – птицы острожные, заметив наше приближение, заволновались, а чуть позже взлетели. Но поняв, что мы не представляем угрозы, величественные птицы позволили понаблюдать за ними – описали в небе широкий круг и снова приводнились на озеро, приступив к своим делам. Удивительно, что в июле они держатся в южной части края. Обычно лебеди в Забайкалье находятся на пролёте, когда летят в тундру на север. Часть, конечно, остаётся на лето, но не так далеко на юге края. Позднее от местных жителей мы узнали, что лебеди стали появляться здесь последние два года, когда лето стало более влажным.

В естественной среде

Уже по наличию свежего асфальта видно, что Новая Заря не бедствует, это подтвердилось и при въезде в центр населённого пункта. Школа, большой Дом культуры, который во время нашего визита находился на стадии ремонта, ухоженные дома и дацан – всё создаёт впечатление достатка, на что приятно смотреть. Однако проблемы в селе остаются те же, что и в Соловьёвске, Кулусутае, да и многих других торейских поселениях, – отсутствие воды. Одна семья старожилов поведала о том, что зимой до сих пор вынуждена ездить на незамерзающий ключ, чтобы набрать питьевой воды. А когда стояли особо засушливые времена, нечем было поить домашний скот. Была такая засуха, что погибла целая лесополоса из сосны обыкновенной, а ведь это дерево считается очень выносливым к засушливым условиям.

Подходит время возвращаться в лагерь. Снова автомобиль несётся по щебнистой дороге, минуя Кулусутай и чабанские стоянки. Вдруг за возвышенностью показывается огромное стадо дзеренов. Голов восемьдесят. Их спокойствие нарушил гул мотора, и чуткие антилопы синхронно устремились за пригорок, сверкая золотисто-жёлтыми шкурками в предзакатных лучах солнца. Сейчас у них приближается время размножения, и потому крупные стада встречаются редко, в основном они удаляются вглубь степей и стараются уединиться. Увидеть этих диких животных в их естественной среде обитания – истинное удовольствие, никакой зоопарк не сравнится с таким зрелищем.

Отдохнув с дороги, приступаем к сборам. Пора возвращаться домой. Заправив бак автомобиля, укладываем вещи, проверяем давление в колёсах – предстоит неблизкий путь.

Наутро, позавтракав, сделав несколько фото на фоне кордона, попрощавшись со смотрителями и нашими соседями зайцами-толаями, отправляемся в путь по утренней степи в сопровождении песен жаворонков и каменок-плясуний. На дороге нас встречает молодой самец дзерена. Поравнявшись с левым бортом, он бежит рядом с автомобилем ещё несколько минут, словно хозяин провожает гостей до конца своих владений. И тепло в душе разливается от таких вот моментов, которые врезаются накрепко в память и заставляют возвращаться в этот удивительный край – край степных антилоп…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)