Никуда не уйти мне от этой суровой земли

В издательстве «Читинская городская типография» вышел в свет новый сборник новелл, рассказов и стихов Бориса Константиновича Макарова. Это настоящий подарок для тех, кто любит и знает творчество нашего забайкальского автора.

Как рассказал Борис Константинович, он писал эту прозу очень давно. Бесконечно влюблённый в своё родное село, исходивший все его окрестности, заядлый рыбак и грибник, он собирал свои впечатления, будто отборные грибы в корзину. И любые произведения – зарисовка, маленький рассказ – буквально пропитаны любовью к каждой травинке, и даже к самому крошечному мальку в речке. А сколько в книге посвящений другу человека – собаке, не перечесть. Чувствуется, что в походах по берегам и перелескам именно собака чаще всего была собеседником и благодарным слушателем писателя.

Детские впечатления о первых увиденных картинах природы счастливым образом не трансформировались в мрачное «сегодня», а так и остались детским озарением и восторгом от красоты. Единственное, что говорит о зрелом возрасте автора, – это боль от картин порушенности храма природы, от грязи на любимых солнечных полянах и в перелесках. И самая главная мысль – лейтмотивом через всю книгу: берегите природу, ведь по тому, что мы оставим, о нас будут судить потомки. Порой, читая стихотворение, ловлю себя на мысли, что это какой-то сгусток боли и горечи, крик или плач, и невольно думаю, как больно человеку творческому, неравнодушному видеть этот вандализм, проявляемый к родной земле, родившей, вскормившей нас.

Каким чудом сохранились эти уникальные зарисовки? Ведь Борис Константинович по сей день пользуется печатной машинкой. А труд немалый – почти шестьсот страниц. Один экземпляр рукописи был сдан в типографию. Однако после смерти издателя рукопись потерялась. «Да и не искал особо, не на что было издавать, хотелось ещё подумать, дополнить», – признаётся Борис Константинович.

Оставшийся второй экземпляр рукописи автор долго не решался куда-то отдавать, боясь так же утратить. Не имеющий электронной версии, он просто не имел цены – ведь там были вся жизнь Бориса Константиновича и самые сокровенные мысли.

В общем, приключений рукописи хватило бы тоже на пару страниц. И вот в этом году каким-то чудом этот экземпляр оказался в руках у Валерия Викторовича Попова, читинца, поэта, барда и, по счастливой случайности, тоже влюблённого в природу человека. Он был очарован рукописью буквально с первых строк – настолько были созвучны мысли автора с его собственными мыслями. Поэзию и прозу Бориса Константиновича он знает уже очень давно. И, забыв про покой, он стал искать средства на издание новой книги, поскольку мысль, что новинка есть, но пылится на полке, совершенно лишала покоя. В общем, Валерий Викторович принял на себя обязанности продюсера издания и неутомимо искал спонсоров.

С рукописью он обратился к таким же неравнодушным людям, читинским предпринимателям Бато и Туяне Жалсабон, всемирно известному скульптору Дашиниме Намдакову, которые и стали спонсорами проекта. Организационную и финансовую помощь в издании оказали Р.Ф. Гениатулин, Е.В. Сивцова, директор краевой библиотеки, Баир Жамсуев, Александр Пурбуев, Арсалан Дамдиджапов, Александра Якимовна Золотухина, Евгений Нимаев. Финансовую поддержку оказали также Правительство Забайкальского края, министерство культуры края, краевая библиотека им. Пушкина.

Вот что сказал в послесловии автор: «Золотые зимородки» – это название книга получила ещё «в пелёнках», в рукописи, и не случайно. Много лет назад я услышал красивую забайкальскую легенду о золотых зимородках, живущих на берегах наших рек и озёр. «Тот, кто увидит этих очень редких птиц, обязательно будет счастливым», – говорилось в легенде.

Мне повезло. Я прожил большую жизнь, – продолжает автор. – И как каждому из нас, «детей войны», мне пришлось преодолеть много трудностей, выдержать много испытаний. И всё же я – счастливый человек. В любых трудностях рядом со мною были верные, надёжные друзья – светлые, чистые, глубоко порядочные люди. Люди с крылатыми душами и горячими, добрыми сердцами. Именно таким людям обязана своим появлением на свет эта книга со счастливым названием, воспевающая красоту нашей родной природы, единство человека и природы, нашу ответственность за прекрасный, но по-младенчески ранимый окружающий мир».

Отдельно Борис Константинович поблагодарил своих помощников – агинчан. Всю свою творческую жизнь он работал плечом к плечу с бурятскими коллегами-писателями. И, пожалуй, больше, чем другими заслуженными литературными наградами, которых у него множество, гордится званием «Заслуженный работник культуры Агинского Бурятского автономного округа. (2002). В 2014 году увидела свет книга переводов Бориса Константиновича «Дороже всех богатств», в неё вошли произведения десяти известных бурятских поэтов.

Напомню, что наш земляк является первым лауреатом премии губернатора Забайкальского края имени М.Е. Вишнякова в области литературы (2009), а также награждён медалями «За заслуги перед Читинской областью» (1997), «Патриот России», знаком «За усердие на благо Забайкальского края».

Самое главное, по счастливому стечению обстоятельств именно в это же время в Москве в издательстве «Вече» в серии «Сибириада» была издана ещё одна книга Бориса Константиновича – «Знамёна Победы». Поверьте мне, это тоже праздник для читателя, и поищите книгу в библиотеках края, куда она в скором времени поступит, вместе с «Зимородками».

Получив подарок Бориса Константиновича в Чите, я вернулась домой достаточно поздно. Однако оторваться от книжки было невозможно, и я прочитала её до глубокой ночи.

Впечатление у читателя будет неполным, если я не добавлю в текст несколько новинок, так поразивших меня при прочтении. Теперь я знаю, где рождались почти все строчки, хочу, чтобы это знали и вы…

«…У меня своя тропа. Я прокладывал её лет двадцать с лишним. Начинается она у трёх больших тополей у Большого моста че­рез Большую реку.

Перехожу по мосту реку. Подхожу к трём тополям. Пересе­каю заросшую шиповником, красноталом и мелким тальником ложбинку, и вот она – моя тропа. Только моя.

Тропа узкая, неторная, короткая – от трёх тополей до просё­лочной дороги. Но ступаю на неё, и мне всегда почему-то стано­вится спокойно и уютно. Так спокойно и уютно бывает челове­ку, возвратившемуся после дальнего и трудного похода к порогу родного дома. И я на своей тропе – дома, в мире своих деревьев, трав, цветов, дум, размышлений Моя тропа – только моя. Шагну на неё с другим человеком, пусть даже самым близким другом, и уйдёт что-то из моей жиз­ни такое, что делает её только моей. Я не психолог и не философ. Но мне кажется, каждый чело­век должен иметь что-то только своё – своё дерево, своё самое сокровенное воспоминание, свою песню, свою тропу… Свой тихий и светлый уголок в нашем общем большом встрёпанном и громыхающем мире.

Моя тропа начинается у трёх больших тополей у Большого моста через Большую реку. Но не ищите её – не найдёте. Она только моя…»

Стужа

Минус сорок…
И синицы
Прилетели поскорей
Отогреться-подкормиться –
Выжить с помощью людей.
Искрестили снег на крышах
Чуть заметные следы.
Поднимая к небу крылья,
Просят странницы еды.
Будят спящих голосами.
Всех помочь себе зовут.
Но сегодня люди сами
Выживают – не живут.
Утром глянул я в окошко:
Много снега намело.
…Из сугроба, как ладошка, –
Птичье мёртвое крыло…

Земля

Чудо!
Землю раздвинув упрямо и дерзко собой,
Поднимается к солнцу из чрева её
Безымянный росток.
Чем он будет – Тюльпаном
Иль самой обычной травой –
Для земли всё равно,
Был бы он лишь силён и высок.
И упрямство, и дерзость его
Принимает она.
Даже если он встанет
Колючим репейником,
Станет
Его обожать.
Добротой и любовью земля оделяет сполна
Всё живое,
Недаром зовут её Мать.
Как же надо беречь нам
Здоровье её и покой.
Страшно даже когда
И частичка её умирает.
…Справа – чёрная свалка
Над чёрной рекой.
…Слева – белая роща
Средь белого дня догорает…
Чем круче морозы – тем память сильнее о лете.
Шуршание ветра, как шорох созревшей травы.
На окнах – жар-птицы, цветы, плодоносные ветви,
Серебряный отблеск июньской речной синевы.
В печи не огонь, а гривастые красные кони.
Ни ветру, ни снегу прервать их полёт не суметь.
И даже герань, лепестками покрыв подоконник,
Иллюзией лета старается душу согреть.
…Стареем… От этого слова, как будто от тучи
Тяжёлой, январской, и снегом, и холодом веет…
…Два солнечных зайчика в комнате –
Внучек и внучка –
И сердце в бессмертие жизни по-прежнему верит…
* * *
В белой роще – мусорная куча.
Ни грибов лисичек, ни лисят.
Лишь над кучей
Чёрной, грязной тучей
Мухи басовитые висят.
Кто он – тот, кто нагло или тайно
Ясным днём, иль выждав тёмный час,
Нашим внукам-правнукам оставил
Эту память злобную о нас?
Да, о нас.
Ведь хлам и сгнивший даже
(Сколько здесь навалено всего)
Наше время с точностью укажет.
Ну а мы в ответе за него.
* * *

Ночное поле

Светлой памяти прославленной трактористки Галины Стафеевой

Ночью в поле тихо-тихо.
Рвутся стебли в вышину.
И пшеница, и гречиха
Очень любят тишину.
Свет луны струится белый.
Тучи чепчиком над ней.
…Зреют зерна в колыбельках,
Как и дети у людей…

Никуда не уйти мне от этой суровой земли
«Всё во мне и я во всём!…»
Ф.И. Тютчев
Эти степи – во мне.
До последней былинки – во мне.
В саране, как в огне,
И в январской глухой тишине…
В голубой вышине
Тугокрылые ветры звенят.
Все дороги – ко мне,
Все дороги – во мне,
Сквозь меня…
Никуда не уйти
Мне от этой суровой земли,
На которой нам счастье
Даётся в труде и борьбе.
Снова осень придёт –
Улетят далеко журавли.
Я с тобой, моя родина.
Каждой кровинкой – в тебе.
* * *
Чиста земля.
И если даже ливни
Перетолкут дороги и поля
И кони луж сторонятся пугливо,
Чиста земля.
Всегда чиста земля.
Сильна земля.
Шуметь ей вечно рожью
И оставаться вечно голубой,
Коль мы её не испоганим ложью
И не убьём изменой и враждой.

Елена Чубенко, председатель правления Забайкальского регионального отделения СП России

2+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)