О Кандинских

Здравствуйте, уважаемая редакция! Сейчас много пишут о купцах Кандинских. Вот и я хочу поделиться воспоминаниями земляков, дать сведения, так сказать, от земли, а не из официальных сухих бумаг.

Предок знаменитого художника-абстракциониста Василия Кандинского ограбил храм в Якутии, за что и угодил на каторгу в Забайкалье. Отбыв наказание, он остался в Забайкалье, возможно, на поселении. Всё награбленное он припрятал, а после каторги вытащил «кубышку» и занялся торговлей, в чём крупно преуспел.

Отдавая должное деловой хватке Кандинских, в Забайкалье этот род не любили, и это мягко сказано. По всему краю Кандинские держали свои магазины. Один из таких магазинов находился в селе Новый Олов. На местном кладбище был похоронен кто-то из Кандинских, сейчас могила утеряна. В Новом Олове жил род моей бабушки Зинаиды Перфильевны, в девичестве Ананьевой. Так вот, по воспоминаниям её родителей, за непомерную жадность и жестокость, за повсеместное разорение людей, попавших к ним в долговую кабалу, которых они пустили по миру, Кандинских прозвали живоглотами. К концу XIX века купцы Кандинские опутали долгами почти всё население Восточного Забайкалья. Люди были доведены до крайней нищеты. Кандинские занимались торговлей пушниной, добычей золота, не брезговали откровенным разбоем. Среди их должников были эвенки-охотники, крестьяне, чиновники, рабочие приисков. Много раз они писали жалобы генерал-губернатору, умоляя его остановить бесчинство купцов.

Возможно, последней каплей, переполнившей чашу терпения губернатора, стала заметка в журнале «Современник» (редакторы Некрасов и Чернышевский) о тёмных делах Кандинских. Все их кабальные сделки приказом генерал-губернатора Н.Н. Муравьёва были признаны недействительными, доходы резко уменьшились, а имущество и дома вскоре были проданы с молотка. Но даже через полвека после того, как деятельность Кандинских была пресечена в Забайкалье, недобрая память о них всё ещё отравляла жизнь людей. И при воспоминании о них земляки осеняли себя крестным знамением.

… Иногда авторы, рассказывая о Кандинских, сравнивают их с главными героями романа Вячеслава Шишкова «Угрюм-река»: Прохором Громовым – циничным, талантливым, ярким, но полным презрения к простым людям, жестоким и целеустремлённым; Петром Громовым, его отцом, который разбогател благодаря награбленному ещё дедом Прохора разбойником Данилой Громовым.

Мне очень нравится, как писатель Эдуард Зорин в своём романе «Богатырское поле» описывает православный храм: «А на просторе том, будто готовясь к полёту, стояла белокаменная церковь. Вот-вот взмахнёт она белыми крыльями, вскрикнет по-лебединому и взмоет в небо, чтобы присоединиться к стае отлетающих на юг печальных птиц. Нет, не на лебедь похожа она – на русскую женщину. Стоит на лугу и ждёт мужа, прислушивается к стуку конских копыт… Веками простоит – её ли учить терпению?..»

Проезжая на поезде вдоль берега реки Шилки, это всего в нескольких километрах от станции Куэнга, я всегда любовалась двумя белокаменными храмами. Каждый раз с нетерпением ожидая встречи с ними. Стоят они на противоположном берегу, на небольшом расстоянии друг от друга на фоне зелёной пустой сопки и отражаются в плёсе. Такие же неброские, величаво-спокойные и невыносимо притягательные, как храм Покрова на Нерли.

В одну из поездок мой интерес заметил пожилой мужчина из соседнего купе. Он подсел ко мне и рассказал, что на этом месте много лет назад было большое и богатое село Бянкино. Его отец родился и жил там. Он когда-то и рассказал сыну мистическую историю, связанную со строительством этих церквей. Деньги на строительство первого храма дали купцы, которые там проживали, они занимались торговлей с Нерчинским Заводом. За давностью лет он забыл их имена. Церковь была построена, прошло праздничное богослужение, освящён престол. Торжественно внесена престольная икона. А утром её нашли на берегу, на том месте, где теперь стоит второй храм. Дверь на замке, окна целы, сторож стоит на своём: «Не спал, шума не было». Провели крестный ход, икону вернули на место, дежурили всю ночь, надеясь поймать злоумышленника, а утром икона оказалась на том же месте, что и вчера. Так продолжалось несколько раз. Пока не был созван общий сход, и решено было построить вторую церковь на том месте, где каждый раз находили икону. Но только деньги на второй храм собирали всем миром, ходили с кружками.

А много позже я узнала, что деньги на первый храм дали купцы Кандинские. Как тут не вспомнишь: «Не обманывайтесь! Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнёт».

…Плёс на реке занесло песком. Храмы больше не отражаются в воде. Вторая, меньшая по размеру церковь, давно стоит без купола, зарастает сопка.

На сегодняшний день в Забайкалье остался единственный дом Кандинских, так называемый дом с колоннами в селе Нерчинский Завод. В одной из местных газет несколько лет назад я прочитала, что там находятся библиотека и местный музей. Дом в плачевном состоянии: бежит крыша, падают стены, проваливается пол. Требуется капитальный ремонт, а денег на него нет. Хочется верить, что хоть что-то с тех пор изменилось в лучшую сторону.

Татьяна Эпова, г. Краснокаменск

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)