Подкидыш

Александр Ломовских

Ей всегда хотелось увидеть свою дочь. После неудачных браков и многих лет разгульной жизни семья у Марины так и не состоялась. И теперь это не красивая и молодая женщина, а помятая жизнью старуха, не имеющая ни работы, ни приличного жилья, существующая на мизерную пенсию по инвалидности. Все органы в её организме отравлены алкоголем и такими болячками, которые не поддаются лечению, а только глушатся на время таблетками. И теперь, сидя на диване в полном одиночестве, она вспоминала годы бурной молодости, переполненные весельем и удовольствиями. Но ошибки, которые она совершила, терзали её сейчас все сильней и сильней. Она очень хотела увидеть её, свою кровиночку, чтобы попросить прощения, хотя сама знала, что такое не прощается! И вот настал этот день, Дочь сама её нашла, посмотрела ей в глаза, в которых уже почти не было жизни. В них отражались пустота, боль и горечь сожаления о беспечном прошлом и горьком настоящем. И только маленькая надежда, что дочь поймёт её и простит, теплилась ещё где-то глубоко в сознании. Войдя в квартиру под предлогом осмотра жилища работниками ЖЭКа, Оксана сразу узнала (родная кровь подсказала, что ли) в этой старухе свою мать и в смятении произнесла:

– Я твоя дочь, Оксана. Ты меня бросила, слабую, беззащитную. Ты знаешь, через что я прошла? Жила в подвале с бомжами, просила милостыню, воровала, спала на грязном полу, голодала, а когда подросла, пошла по рукам, попала в тюрьму. Вот какую судьбу ты мне приготовила! Молчи, ничего не говори…

И вдруг увидела, как мать рухнула к её ногам и, захлёбываясь горькими слезами, сиплым голосом повторяла одно слово:

– Прости, прости, прости-и-и!

Оксана, подняв её отяжелевшее тело, посадила на диван, пристроившись рядом. И они сидели молча долго, каждый думал о своём. Казалось, ничего не сближало их, кроме горечи, обиды и чего-то такого, что невозможно объяснить словами!

Ну всё, я пошла, мне пора, – сказала Оксана. И женщина осталась одна в холодной квартире, а слёзы все катились и катились.

Марина бросила дочь на крыльце какого-то дома и издали наблюдала за свёртком. Вышел мужчина-бомж, судя по внешнему виду, осмотрел свёрток и, услышав жалобный писк, поставил в стороне какой-то инструмент. Он работал в ЖЭКе на разных работах, куда отправят. Немного платили какие-то деньги. Они с женой жили в каморке цокольного этажа, где было тесно, но тепло. Трубы были всегда горячими. Детей у них не было, и жена обрадовалась подкидышу.

– Никита! Да ведь это же ребёнок! – восторженно удивилась она.

– Нюрка, нам теперь положено жильё получше! – строил планы на будущее он.

Это была девочка. Назвали Оксаной. И жизнь их наполнилась семейными радостями и заботами, на удивление многим. Поначалу так всё и было: заботились, распашонки, пелёнки, одеяльца, кроватка. Пытались как-то устроить быт. Квартиру им дали хорошую, вроде бы, всё как у людей. Однако даже ребёнок не мог изменить привычный образ жизни этих людей, для которых пьяные посиделки после трудового дня с сомнительными гостями считались нормой жизни. На глазах девочки не раз происходили драки и разборки, заканчивающиеся визитами участкового. Пришло время, и Оксана пошла в детский садик, потом в школу. Ничего хорошего в своей семье она не видела. Дети, как губки, впитывают в себя всё плохое с удивительной быстротой. И тут уж, как говорят в народе, что выросло, то выросло. Очередная ссора со сверстниками закончилась поножовщиной. Был тяжело ранен паренёк с соседней улицы, и Оксану определили в специнтернат для малолетних преступников. Жизнь девушки пошла по наклонной дорожке: сначала колония, а следом и взрослые места заключения. К двадцати семи годам это была уже настоящая преступница, прошедшая суровую школу воров и убийц. Кому-то уроки судьбы идут на пользу, и он становится человеком. А кого-то они сильно меняют, и не в лучшую сторону. Всё, что она вынесла из застенков, жило в ней своей, особенной жизнью и влекло за собой новые преступления. Обман, грабежи, драки, убийства забрали у ней всё человеческое. И ей казалось: всё это нормально, так и должно быть.

Она говорила своим подругам:

– Чем мы хуже других? Нам тоже жить хочется в достатке и богато. Мы такие же люди. Как умеем, так и живём.

И продолжались привычные дела. Как-то втёрлась в доверие к больной престарелой женщине и стала пользовать её пенсию по своему усмотрению. Приводила в квартиру приятелей – собутыльников, устраивая с ними оргии. Соседи вызывали милицию. Она представилась родственницей: троюродной племянницей. Кто-то же должен ухаживать за больной, престарелой женщиной. Как-то всё ей сходило с рук. Но однажды произошёл конфликт с очередным ухажёром, и он получил от неё удар ножом в живот. Год она сидела под следствием. И сумела так повернуть ситуацию в свою сторону, что из подозреваемой превратилась в потерпевшую. Утвердительно объявив потерпевшего наркоманом, хотя тому было уже всё равно. Он не выжил. Оказавшись чудесным образом на свободе, обманом получила от умирающей хозяйки дарственную на квартиру. И теперь на законных основаниях осталась в ней жить. И это не первая, а третья полученная таким образом квартира, которые она сдавала в аренду. Приёмных родителей уже давно не стало. Отравились газом. Как всё произошло, никто не знает. Так из сиротки-подкидыша выросла настоящей озлобленной волчицей в облике молодой женщины, не моргнув глазом, устраняющей со своего пути всех, кто мешал осуществлять её планы. Хитрая, лживая, алчная аферистка-убийца.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)