«Протестный» глава

Небольшое село Соловьёвск расположено на самой границе Борзинского района Забайкальского края и России с Монголией. На территории сельского поселения зарегистрирован 561 человек, фактически же в Соловьёвске 206 жителей, в соседнем Малом Соловьёвске проживает 170 человек. Главой сельского поселения работает Валентина СМИРНОВА, избранная три года назад.

И скот, и огонь

– Валентина Викторовна, а пограничный пункт действует в Соловьёвске?

– Да, пограничный пункт действует, и органы местного самоуправления взаимодействуют с погранотрядами. Не реже одного раза в месяц у нас проходят совместные рейды, подворовые обходы – мы помогаем пограничникам, пограничники помогают нам. Совместно с ними ведём разъяснительную работу о нарушениях режима государственной границы, а также по перепасу, потому что бывают случаи, когда монгольский скот переходит на российскую полосу, и наоборот. Но наоборот – значительно реже, буквально по пальцам одной руки можно посчитать случаи, когда российский скот уходит в Монголию, нежели сколько монгольский скот приходит в Россию.

– Правда ли, что не только монгольский скот приходит в Россию, но и огонь? Как известно, два года назад Ононский район очень сильно пострадал из-за степных пожаров.

– Могу сказать из личного опыта работы главой: в 2019 году мы боялись пожара не столько из России, сколько из Монголии, потому что там, видимо, это какая-то значимая проблема. По протоколам, которые мы подписываем с ними два раза в год, весной и осенью, по истечении пожароопасного периода, у монгольской стороны на бумагах всё хорошо, но мы горим! И в 2019 году край загорелся от Монголии. То есть мы понимаем, что их реальная работа не соответствует заявленной на бумаге.

Что касается конкретно нашего села, то в 2019 году пожар нас миновал: была хорошая опашка, была полностью укомплектована добровольная пожарная дружина в составе десяти человек, которая помогает, если вдруг происходят возгорания. Пограничники оперативно предоставляли транспорт, если нужно было выехать из села, а у администрации по каким-то причинам возникали с этим трудности; застава оповещала нас, если видела опасность, к примеру, что в стольки-то километрах задымление или какая-то ситуация нештатная. Так что мы были подготовлены, и нас пожар миновал от слова «совсем».

Ну и мы своими силами в Красную Ималку (в 2019 году от степного пожара существенно пострадали Красная Ималка и Усть-Ималка, жители которой были эвакуировали на безопасную территорию и в свои дома больше не вернулись. – Прим. авт.) отправляли гуманитарную помощь погорельцам – продукты питания, одежду, предметы первой необходимости, собирали и жители, и таможня нам хорошо помогла, и застава.

– Как-то поменялась ваша жизнь в связи с закрытием границы из-за пандемии?

– Нет. Какого-то весомого значения для нас закрытие границы не имело, существенной роли не сыграло, я не скажу, чтобы кардинально что-то изменилось в нашей жизни за этот год.

Проблемы социалки

– Жизнь села – в его социальных учреждениях. Всё есть в Соловьёвске?

– У нас есть школа, ФАП, администрация и клуб.

Школа очень сильная, развитая, её выпускники после 11-го класса поступают на уровне читинцев в колледжи Иркутска, Омска, например. Школа поддерживает побратимские связи с Монголией, в позапрошлом году монгольские товарищи приглашали нашу делегацию в Чойбалсан. В школе сильный и дружный педагогический коллектив.

Есть ФАП, и в проекте строительство модульного ФАПа, чего мы, конечно, очень ждём. Единственная проблема – это сокращение и оптимизация здравоохранения на всех уровнях, которые затронули и Соловьёвск. То есть у нас были фельдшер, медсестра и уборщица, но года два назад ставку технички сократили. Работа-то осталась, а ставку «оптимизировали». А работают они весь день, с утра – амбулаторные процедуры, работа в ФАПе, а после обеда – обход детей, пенсионеров, больных. Кто и как должен осуществлять работу уборщицы, если нет ставки? Даже если о санитарных нормах говорить, это ненормально: медсестра сделала прививку, помыла полы, обработала руки и снова ставить вакцину? То есть никто на это не смотрит. Это проблема.

Отсутствие детского сада я тоже считаю проблемой, потому что посёлок приграничный, у нас постоянно приезжают пограничники, таможенники, а неорганизованные дети – это дети, не подготовленные к школе. Мы поднимали этот вопрос перед губернатором и ждём всё-таки положительного результата, так как администрация Борзинского района подготовила проектно-сметную документацию по преобразованию одного крыла школы в группы детского сада. Я надеюсь, что в этом плане у нас всё получится, потому что детский сад вообще необходим в селе. Соответственно, это и рабочие места – занятость населения.

– А вообще, чем люди живут?

– Погранзастава, таможня, социальные учреждения. А так село в основном живёт скотоводством. У нас три животноводческих стоянки. Непосредственно возле села – крестьянско-фермерское хозяйство Бородина. У Курепиных, например, около ста голов лошадей, сто голов КРС, есть птица; они на Дурбачах базируются. Но там сложно, потому что Дурбачи вроде как были упразднены как территория, приписали их к Борзе, но мы всё равно и контролируем их, и помогаем, чем необходимо.

Кстати, наши сёла, наверное, одни из немногих в районе, где не злоупотребляют спиртными напитками. Проводим всякие разъяснительные мероприятия о вреде алкоголизма, последствиях злоупотребления. Ну и люди такие, так что у нас нет глобальной проблемы, что село запивается. На 376 проживающих в поселении, ну, две семьи, скажем так, неблагополучные в этом смысле. И то, чтоб совсем плохо, такого нет.

Развитие села

– А интернет есть?

– Есть «Мегафон», «Йота», «МТС». Правда, «МТС» только 2G, остальные все 4G, смотришь в режиме онлайн – не зависает. А что касается полноценного интернета, то нам «ТТК» пообещали, что всё-таки проведут. Ну не всё же на модеме нам сидеть!

В принципе, развитие села возможно, если будет решён вопрос с дорогой, так как трасса Борзя – Соловьёвск находится в ужаснейшем состоянии. От Борзи до Дурбачей просто яма на яме. Мы также писали об этом губернатору, он нас включал в программу развития приграничных территорий, но пока только снимают асфальт по пять километров в год… Отсутствие дороги – это основная проблема. Дорога региональная, но у региона денег нет на ремонт. Обещают перевести в «федералку».

– А какие хорошие новости последнего времени?

– В прошлом году клуб прошёл капитальный ремонт по ведомственной программе. Теперь тепло, меньше тратим денег на отопление, потому что раньше топили воздух, а теперь всё утеплено, установлены пластиковые окна, то есть можно организовывать культуру. Ну и, собственно говоря, теплотрассу нам в прошлом году поставили новую, и теперь два учреждения – клуб и администрация – топятся от модульной котельной, которую приняли в 2020 году. Мы ведь тоже замерзали в администрации. А когда поставили два мощных котла, температура 22–25° – смело.

За три года, что я работаю главой, наконец-то сделала ремонт в своей администрации. Отремонтировано четыре дороги местного значения.

Вот такие хорошие новости. Я – глава, избранный из Борзи, и прошло моё избрание, скажем так, на волне протеста, потому что к с.п. «Соловьёвское» я не относилась никаким боком. Но избрали – 124 голоса против 86 голосов за того человека, кто был ранее главой. И раз избрали люди, то надо работать. Стараюсь, по крайней мере.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)