Путешествие на Уточу

Эту, не очень долгую, в один день, поездку из Читы на юг Забайкалья, на Торейские озёра, вполне можно назвать путешествием. Во-первых, путь-дорожка всё-таки дальняя – не менее 350 км в один конец по дорогам разных категорий, а во-вторых, в пути отмечались те места, где степные речки*, не имевшие стока более 20 лет так же, как и Уточа, возобновили свои водотоки этой осенью.

Что же такое Уточа?

Многие считают, что Уточа (ударение на первом слоге) – это степная речка, впадающая в Торейские озёра. Раньше, в период многоводности Тореев, она была на слуху у забайкальцев. А нам известно, что Тореи имеют уникальную цикличность водного режима, имеющую большое значение для природы Даурии. Только считать Уточу рекой будет неправильно. Уточа – это, по большому счёту, просто протока между двумя Торейскими озерами длиной всего в несколько сотен метров, правда, в определённый период становящаяся очень похожей на обыкновенную степную речку, хоть и связывающую два крупнейших озера Забайкалья – пульсирующие Барун-Торей и Зун-Торей.

При низком уровне этих озёр – при спаде или, наоборот, начале нового подъёма – протока становится намного длинней, чем 200–300 метров, как записано в некоторых справочниках. В такое время она становится, по сути, продолжением реки Ульдза, текущей в Россию из Монголии от горного массива Хэнтей, расположенного на севере сопредельного государства, и питающей своей водой указанные водоёмы. Длина Ульдзы – более 425 км, и она имеет обширную площадь водосбора, пойму и несколько притоков на территории Монголии, а в России её длина в устьевой части на территории Борзинского района – всего 16 км.

По зову Тореев

Поездка в эти места началась с сообщения местных жителей о том, что «Уточа побежала». Буквально в тот же день в интернете появился ролик не только об этом долгожданном событии, но ещё и о рыбе, которая пошла с первыми потоками воды по Уточе в гигантские котловины высохших к 2018 году Торейских озёр. Наша газета сообщала об этом два года назад в одном из своих номеров. Там же был описан и сценарий того, когда и как Тореи снова наполнятся водой. Надо отметить, что сегодняшняя ситуация на Торейских озёрах складывается в точности по тому сценарию двухлетней давности. Именно на южной стороне Барун-Торея к нынешней осени воды из Ульдзы скопилось достаточно для того, чтобы Уточа стала передавать её из Барун-Торея в Зун-Торей, то есть из западного – в восточное озеро. Стало неожиданностью лишь то, что с первыми потоками вод в котловину Зун-Торея пошла и речная рыба.

Конечно, ждать того, что Тореи полностью наполнятся водой уже в ближайшее время, не стоит. На это должно уйти ещё некоторое время и колоссальное количество воды, исчисляемое кубокилометрами. Такой объём воды будет только при нескольких годах повышенной дождливости с наводнениями на всей водосборной площади. Как, например, 2018 год, когда даже такой гигантский водоём, как Байкал, потерявший за годы 20-летней засухи около метра своего уровня, восстановил свою водность с помощью главного своего притока – реки Селенги – всего за один этот год. А Селенга, как известно, берёт начало почти там же, где и Ульдза, – на северо-западе Монголии, на Хангайском нагорье, граничащем с Хэнтеем.

Кроме того, сейчас заговорили о том, что на монгольской стороне на Ульдзе начали возводить плотину с целью создания водохранилища для нужд золотодобычи. Как строительство дамбы отразится на водности Тореев, одному Богу известно. Если же соседи-монголы всё-таки задержат воду на Ульдзе, то и полное заполнение Торее также должно затормозиться на какое-то время. В общем, как ни хотели бы местные жители заново увидеть Торейские озёра во всей красе и полноводности, но придётся ждать этого события ещё некоторое время.

Но, с другой стороны, если по Уточе пошла рыба, пусть даже такая мелочь, как вьюн и гольян, то Торейские озёра всё равно рано или поздно будут с водой. Как утверждают аборигены, «раз рыба зашла, то озёра обязательно будут с водой».

Посчитаем…

Осенний день в начале октября, когда была предпринята поездка на Уточу, выдался туманным, и, находясь на перешейке между котловинами двух озёр, никак нельзя было увидеть, где начинается побежавшая Уточа. Но фактом было то, что на месте пересохшего лет 20 назад русла протоки текла чистая речная вода, а степные дороги, ведущие на станцию Соловьёвск и государственную границу с Монголией, были перекрыты водным потоком.

Конец же сентября 2020 года надо записать в исторический журнал – именно с этого момента начинается новый многоводный период Торейских озёр, связанный с наступлением влажного периода во всём Забайкалье, знаменующем, что реки станут глубокими, озёра – большими, повсюду забьют ключи, и весь Забайкальский край станет цвести и благоухать, как было раньше – в 60-е, 70-е и 80-е годы XX века. Только надо добавить, что даже 700 мм осадков в год не наполнят водой гигантские водоёмы. Водные потоки, и только они, со всей водосборной площади питающих озёра рек, а именно Ульдзы и Ималки, дадут тот объём вод, который нужен для полного восстановления Тореев – сердца Даурского заповедника.

В приторейской приграничной зоне

Торейские озёрные чаши, или котловины, находятся на самой южной оконечности Забайкальского края и частично заходят на территорию Монголии. Поэтому на берегах южной половины Тореев запросто можно встретить пограничный наряд. Такая встреча не миновала и автора этих строк как раз на Уточе, вблизи кордона Даурского заповедника. Один из двух младших офицеров оказался местным, из Соловьёвска, другой – из средней полосы Европейской России.

После проверки документов они попросили через газету сообщить забайкальцам, что на Тореях, на южной их половине, действует пограничный режим, и при въезде в зону надо будет иметь пропуск, который можно оформить в центре Читы на улице Чкалова.

Также ребята-пограничники сказали, что с Тореями с нынешней осени шутить не стоит: уже сейчас прямой проезд на Соловьёвск и госграницу с Монголией затруднён. Пограничники даже на своём УАЗе переезжают Уточу не по первому броду, а выбирают место помельче. А на легковом автомобиле Зун-Торейскую котловину лучше объехать вокруг, левее от Кулусутая. Правда, это выльется в 60–70 км лишнего пути по просёлочной дороге вдоль, как здесь говорят, хаданов, то есть прибрежных зун-торейских гор-сопок. Через некоторое время прямой проезд через перешеек между двумя Тореями вообще будет закрыт: глубина Уточи достигнет 3–4 метров, и переезжать её можно будет только глубокой зимой, как в 70-е годы прошлого столетия. В то время было много происшествий и даже трагедий в этих местах, связанных с провалами под лёд техники и людей. А в летнее время на базе кордона Даурского заповедника работал стационарный спасательный пункт государственной инспекции маломерных судов (ГИМС) с двумя или тремя катерами, которые часто задействовались при спасении людей на водах Тореев.

Из других особенностей нахождения на перешейке между двумя Тореями надо отметить то, что около дороги в сторону Соловьёвска расположены два скотомогильника сибирской язвы. Один относится к Соловьёвску, а другой – к Кулусутаю. К сожалению, оба находятся в плачевном состоянии, деревянная изгородь упала, и доступ на опасный участок открыт. Во влажный период возможен выход бактерий «сибирки» на поверхность, как было в конце 90-х годов, когда люди заболели опасным заболеванием и было ЧП областного значения. Необходимо срочно закрыть доступ к чрезвычайно опасному объекту. Почему так получается, и кто несёт ответственность за благополучие людей?

В историческое время живём!

Нынешняя осень уже даёт конкретные подтверждения, что природа Забайкалья, наконец, меняет свой гнев на милость, и 20 лет жестокой засухи сменяются периодом, когда количество осадков приближается к высоким значениям и даже превышает нормы. Забайкальцам уже можно что-то сеять и надеяться на урожаи (если не зальёт). Побежавшая Уточа даёт надежду, что Торейские озёра начнут в ближайшие годы наполняться водой. Начинается многоводный цикл длиной 60 лет, из которых лет 30–40 будут для Тореев по-настоящему полноводными, а остальные выпадут на межцикличные подъёмы и спады.

По воспоминаниям старожилов, Торейские озёра в начале 60-х годов при самых высоких значениях водности имели почти пресную воду. И это неудивительно. За два года полного безводья Зун-Торея со дна котловин ветрами были подняты сотни и тысячи тонн солевого осадка. Эти соли были рассеяны по округе и лишь через некоторое время с дождями попадут обратно в озёрные воды, которые станут более солёными. Таковы особенности торейской бессточной депрессии.

При подготовке материала натолкнулся в интернете на комментарий под видеороликами про Уточу и Тореи некоего «Саши 75», заявляющего про заповедные озёра, что «эти две лужи – ни о чём, лучше бы лес берегли забайкальский». Неизвестно, что это за человек, сколько ему лет, но по всему ясно, что «Саше 75» невдомёк, что Торейские озёра находятся под охраной ЮНЕСКО, а начавшаяся высокая водность их показывает, что скоро по всему Даурскому ареалу и Забайкалью произойдут изменения в природе в более благоприятную сторону. Трудно переоценить значение высокой водности Торейских озёр для фауны региона и даже всей планеты, поскольку только на Тореях и двух-трёх других местечках Земли обитает исчезающая реликтовая чайка и другие редкие птицы. Уже нынешней осенью, только в начале подъёма, на озерах замечены стаи птиц, до 10 тысяч особей в каждой! Замеченные подвижки и изменения в режиме заповедных озёр должны послужить маркёром в изменениях природы всего обширного Даурского ареала.

И не будет ошибкой сказать, что мы живём в интересное время, на стыке двух природных эпох, пусть и не особенно длинных по историческим меркам, но таких значимых для Забайкалья.

*Степные речки Хила и Судунтуй в Агинском районе Забайкалья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)