Следы на снегу

Наталья Пушкарёва (Саломатова), село Новый Олов

В тот вечер всё было обычно, как всегда в рабочей семье Соломиных. Отец, приехавший из соседнего села, уставший на работе, а потом продрогший в железной будке «летучки», что везла их около часу с центральной усадьбы до своего третьего отделения, уже лежал на конопели в ожидании ужина. Конопель осталась от прежних владельцев дома, это был деревянный диван с резной спинкой и резными же узорными боковинами.

Конопель – родная сестра французским деревянным диванам, на которых когда-то сиживали дворяне русские, и называлась она изысканно, по-французски – канапе.

В обиходе русских крестьян и казаков их перекрестили в конопель. А прежние владельцы дома как раз и были казаки, забайкальские желтолампасники.

В руках отца вкусно хрустела свежими страницами «Роман-газета». Отец тот ещё был книгочей.

Мать, красивая, чернявая женщина, чуть располневшая после рождения третьего ребёнка, верталась по кухне. Сновала легко и бесшумно, накрывая на стол. Она открывала то нижние, то верхние створки буфета: доставала хлебницу, тарелки, стаканы, ложки. Вот шустро сбегала в сени, вернее, в кладовую. И сразу запахло чесноком – ага, занесла белое с розовыми прослойками и золотистой шкуркой сало. Вот стукнули нижние створки буфета и пахнуло хлебом. На нижних полках буфета всегда пахнет хлебом.

Маленький Андрюшка, которому в октябре исполнилось два года, топал своими толстыми ножонками вслед за мамой по кухне, пытался её догнать и забраться к ней на руки, но не успевал это сделать. Тогда он принялся петь на своём языке. И вроде по темпу исполнения получались-то у него частушки. Не так давно вернулся из армии двоюродный брат Коля, он служил в Монголии. Коля парень весёлый, простой, любит пошутить, а частушки поёт матерные, вот и Андрюшку учит. Андрюшка пытается напеть это отцу, но уставший отец уткнулся в свой журнал. Малыш трётся своей нежной щёчкой о плохо выбритую щёку отца, склонив голову, заглядывает под папкину руку: какие картинки рассматривает отец. Но картинок нет, а вот у брата Сашки в учебниках за 5-й класс много картинок. Но брат редко доверяет Андрейке свои книги – и пятна грязные потом на страницах, и порвать маленький может.

А ведь эти учебники надо будет оставить младшей сестре Натальке, её в семье зовут няня, нянюшка, ей весной исполнится 7 лет. А осенью она пойдёт в школу, пока, конечно же, в 1-й класс. А там не за горами и пятый. Учебники стоят недорого, но не всегда бывают в продаже в их магазине в райцентре. И тогда мама начинает обращаться ко всем родственникам, что живут в разных городах и посёлках Читинской области, в Иркутске, Якутске и даже в далёком Таллинне. И родственники выручают: отправляют посылками учебники, контурные карты, атласы, справочники, готовальни…

У няни Натальки тоже есть книга «Спутник Букваря», по ней Наталька учит пока только буквы. По ней она «читает» Андрейке сказки, но в руки тоже старается не давать. А если соберётся дать, то помоет Андрейке лицо и руки, ну а если замочится на Андрюшке одежда, то няня переоденет на нём и рубашку, и свитер.

Сейчас Сашка и Наталька сидят в передней комнате, выключив там электрический свет, довольствуясь тем светом, что падает из кухни. Они сидят, поджав ноги, на диване и слушают радио, что висит на стене меж двух окон, смотрящих на улицу через палисадник. По радио передают радиоспектакль. Андрейка не знает, о чём этот спектакль, но няня сказала: «Про разбойников», а Сашка поправил её: «Про пиратов». Вот пираты хриплыми голосами запели «Сундук мертвеца и бутылка рома».

Мать останавливается на бегу: «Вот о чём поют, о бутылках, а те слушают!» и многозначительно косится на своего разлюбезного мужа.

Отец же, уставший на работе, промёрзший в дороге и увлёкшийся чтением свежего номера журнала, не слышит ни радио, ни слов жены.

А Сашка и Наталька слушают радио и косятся на окна. Ночь уже на дворе. Зима.

Вчера ходили к бабушке Павлуше отмечать день рождения старшего её сына и старшего брата мамы дяди Коли. У него день рождения на Николу Зимнего, так говорит баба Павлуша. Значит, скоро Новый год. Ребятишки так любят этот праздник!

Сегодня брат и сестра устали. Сашка с утра учился, ушёл довольный: сегодня у них урок истории, его преподаёт Василий Лукич Морозов, он фронтовик, с немцами-фашистами воевал и всегда ребятам рассказывает о боях-пожарищах, о друзьях-товарищах. Находит время и на уроке. За это мальчишки рады за него в огонь и в воду.

Наталька же с утра водилась с Андрейкой – играла с ним, усаживала на горшок, потом «читала» ему сказку из своей книжки. А мама ушла к бабе Павле присмотреть за ней. Баба Павла больна, очень больна. Она живёт со своими дочерями, но они на работе. Мария работает на ферме телятницей, а Раиса –нянечкой в садике. Мама этой зимой не работает. До этого она работала прачкой на пограничной заставе, что располагалась на нижнем краю села. Но прошлой весной заставу расформировали, и стала мама безработной. Летом она работала поваром на сенокосе, осенью на зернотоке, а сейчас зима – нет сезонной работы.

А баба иногда так сильно кричит, стонет, хватается худыми чёрными руками за железные прутья изголовья панцирной кровати.

Её синие глаза с такой мукой смотрят в потолок, и они от боли уже не синие, а мутно-белые. Тогда мама даёт ей выпить водки, что плещется на дне стакана. Бабушка глотает, морщится, кривится (от невкусного запаха, – так думает Наталька, когда бывает с мамой в такие дни), и спустя некоторое время глаза бабушки становятся синими, руки её разжимаются и спокойно ложатся вдоль тела.

И если Наталька тут, то баба Павлуша зовёт её: «Кукла моя кудрявая, иди сюда». Наталька подходит к ней, баба костлявыми руками прижимает её к себе, проводит рукой по кудрявым, соломенного цвета волосам внучки, что-то шепчет сухими тонкими губами и кивает Богу, который смотрит на них всех с иконы, что стоит на божнице в восточном углу светлой комнаты.

О чём говорит бабушка с Богом, Наталька не знает. Может, о ней, о Натальке, а может, о всех своих детях и внуках, а потом и правнуках.

Потом, спустя многие годы, эта икона перейдёт к Натальке, и та узнает, что это лик святого Николая-угодника, покровителя всех путешествующих, всех, кто в дороге и кому предстоит дорога. Дорога по земле, по времени и по жизни…

После баба Павлуша проваливается в спасительный сон, мама убегает домой – живут они все рядом, в одном околотке. Наталька остаётся с бабой до обеда: в обед придёт тётя Маша. Она накормит бабушку, обиходит её, поговорит, пробудет с ней до четырёх часов и бегом на ферму, а после 5 часов подойдёт тётя Рая. Бабушка под приглядом.

Наталька отправляется домой. Она человек свободный. Может остаться на обед у тётушек и бабушки, а может пообедать и дома. Сегодня она идёт домой.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)