Судьба стоматолога

Самые интересные истории рассказывают люди, у которых не берёшь целенаправленно интервью. Вечерними посиделками за рюмкой чая, встретившись на улице, сидя в одной лодке на рыбалке, люди делятся самым сокровенным. Не потому, что болтуны, а потому что выговориться надо, излить душу другому человеку. Невозможно жить в обществе и не общаться, такова природа человеческая.

Переезд и знакомство

С Андреем я познакомился девять лет назад. Познакомился случайно, не ставя перед собой цель завести дружбу с этим человеком. Когда мы с супругой стали задумываться о первенце, остро встал вопрос расширения жилплощади. Мы навсегда и с тоской в сердце покинули свою бесконечно уютную однокомнатную квартирку на пятом этаже. Попрощались с цветущим двором, где не ездили машины, где рядом был небольшой каток, где можно было наслаждаться тишиной в центре города, и переехали в большой спальный и вместе с тем шумный район, где высились громадные дома, где двор был заставлен машинами, где во дворе играло великое множество ребятишек. Вот во время хлопот с переездом я и познакомился с Андреем.

В тот вечер мне понадобилось съездить осмотреть новую квартиру на предмет проблем с электричеством, дабы после заселения не было вопросов. Я схватил один из ключей, которые нам передали бывшие хозяева, и уехал. Как оказалось, из трёх ключей именно этот был бракованным, о чём нас не предупредили. Быстро стемнело. Большой подъезд казался мне каким-то казённым и совершенно чужим. Во дворе кричали чужие голоса. Из открытого окна на лестничную клетку доносились чужие запахи. Я возился с дверью, как этакий взломщик, силясь понять, почему замок не поддаётся. Внизу хлопнула подъездная дверь, затем дверь, ведущая в тамбур. Кто-то очень медленно поднимался по лестнице. Слышался равномерный стук и тяжёлое дыхание. Наконец, показался мужчина лет сорока, который остановился перевести дух на пролёте, но увидел меня. «Привет, а ты кто?» – запросто и без церемоний поинтересовался мужчина. Он всем телом опирался на перила, на руке висела трость. У него не хватало нескольких пальцев на обеих руках, а вместо уха был виден какой-то куцый обрубок. «Сосед ваш новый, будем знакомы», – ответил я, спустившись ниже и пожав руку.

«Андрей меня звать, можно просто Андрюхой», – он тяжело выпрямился, облокотившись на трость, подошёл к подъездному окну, распахнул его и закурил. Жил он вместе с супругой этажом выше, как раз над нашей квартирой. Пока знакомились, он предложил зайти к нему в гости. «Ну, что ж, – думаю, – дверь я открыть всё равно не могу, почему бы и нет». Квартира соседа мне понравилась сразу. Вещи о своих хозяевах могут рассказать гораздо больше, нежели хозяева – о вещах. Видно было, что только недавно закончился ремонт. Новые обои, линолеум, мебель. Прошли на кухню. Нас встретила его супруга Надежда, невысокого роста женщина с самой заурядной внешностью. Лишь две отличительных черты я отметил в ней – она очень громко разговаривала, как будто кричала. Также я отметил толстенную золотую цепь на её шее. Такую не у всяких бизнесменов можно встретить. И это при том, что она была дома и в халате. «Зачем она её носит?» – подумалось тогда мне. Посидели, поговорили.

Война и жизнь

Андрей вырос в деревне недалеко от Читы, потом поступил в медицинскую академию и выучился на стоматолога. Несмотря на наличие военной кафедры, он пошёл в армию, откуда его отправили в Чечню. Эта поездка навсегда изменила его жизнь. Во время боя произошла страшная ситуация – убитый боевик покатился со склона, рефлекторно нажав на спусковой крючок автомата. Очередь прошила Андрея сверху донизу. После этого были бесконечные госпитали и операции, после которых о профессии стоматолога можно было забыть. Больше всего пострадали ноги. Медицина того времени не могла гарантировать высококвалифицированную помощь, в итоге Андрей мог передвигаться только с очень большим трудом. Вернулся в город. Как участнику боевых действий, получившему ранение и инвалидность, ему назначили солидную пенсию. Жил парень в общежитии, подолгу сидел на балконе и курил, глядя на влюблённые парочки, проходившие под окнами. О чём он тогда думал? О том, что в расцвете лет оказался на обочине жизни? Или о том, что ему повезло вернуться домой, в отличие от своих боевых товарищей, давно лежащих в сырой земле?

А потом появилась девушка с говорящим именем Надежда. Познакомились они по интернету, и спустя всего пару месяцев он переехал к ней. Как раз в ту квартиру, что была над нами. И потекла обычная семейная жизнь. Жизнь, о которой Андрей мечтал. Супруги скопили денег и сделали операцию на ногах, после которой мужчина стал гораздо увереннее ходить. Даже первенцы в семье Андрея и в моей семье появились в один год. Вместе играли во дворе, ходили друг к другу в гости. Как-то раз мы семьями отдыхали на их даче, это было тоже очень уютное место с небольшим бассейном. Готовили шашлыки, разговаривали, пока дети возились с игрушками.

Алкоголь и ссоры

Шло время, и я стал замечать, что над нашими головами соседи всё чаще стали разговаривать на повышенных тонах. Практически каждый день они находили повод для ругани. Дошло до того, что эта ругань переходила в откровенные ссоры, сопровождаемые страшными криками. Мы с супругой считали, что Надежде стало тяжело жить вместе с супругом-инвалидом и маленьким ребёнком. Может быть, послеродовая депрессия так сказалась на супругах, что Надежда срывалась на крик (и это с её и без того громким голосом), а Андрей всё чаще прикладывался к бутылке. Иногда они пытались выглядеть как порядочная семья. Много раз я видел, как они мило беседовали, сидя в своей машине, как вместе делали ремонт в подъезде, как покупали дочке хорошие игрушки. Потом у нас и у них, как будто по кем-то утверждённому сценарию, родились ещё дети. Но была большая разница. Мы видели в наших девочках смысл жизни, а соседи – большую помеху. Когда вторая соседская дочка подросла, они стали их одних спроваживать на улицу. И не важно, снег ли там или дождь, холод или зной. Лишь бы под ногами не крутились. Несколько раз я заставал Андрея сидящим возле крыльца. Он был в ужасном состоянии. Не мог самостоятельно подняться на свой этаж, до того был пьян. Вокруг него крутились ханыги, пользуясь щедростью собутыльника. Он стал подолгу пропадать из дому. Да и Надежда приводила домой многочисленных родственников, с которыми распивала спиртные напитки.

И вот уже дожили они до того момента, когда приходилось вызывать полицию. Андрей в пьяном угаре громил всё в доме. Ломал всё, до чего мог дотянуться, крушил им же самим недавно сделанный ремонт. Дети были свидетелями отвратительных сцен, да и самих детей что мать, что отец, называли самыми последними словами. Два раза мы забирали несчастных девочек к себе, пока полиция пыталась утихомирить Андрея. А потом на него перестала обращать внимание даже полиция.

Наркотики и воровство

Удивительная у нас страна. Я спросил у сержанта, мол, можно с ним что-то сделать? Ответ меня поразил: «Он же инвалид. Мы его увезём, а он по дороге умрёт – с нас спросят. Или ещё хуже: он утром протрезвеет и на нас напишет заявление в прокуратуру». Так и орал Андрей, разрушая всё в пьяном угаре, и дети слушали это всё несколько лет. Однажды к ним пришли сотрудники по делам несовершеннолетних. Оказалось, у Надежды хорошая зарплата, а квартира по квадратным метрам соответствует каким-то там нормам. И они ушли. Нормы соответствовали, поэтому дети вполне законно могли жить в семье, которая морально уничтожилась, в семье, где пятилетнюю девочку обзывали «портовой шлюхой» только за то, что она сломала карандаш.

Потом одну из дочек поймали на воровстве – стащила в местном супермаркете пакетик сухариков. Пришёл участковый поговорить с ребёнком и матерью. Надежда выставила дочь за дверь и ушла, оставив её наедине с полицейским, мол, вот она, делайте с ней, что хотите. А Андрей пристрастился уже к наркотикам. Его было невозможно узнать – постаревший и осунувшийся дед возрастом в сорок пять лет. Однажды во время очередного погрома мы с соседями поднялись к ним в квартиру. Представьте себе, что к вам в дом запустили парочку бешеных лошадей – такой там был бардак. Разбито было абсолютно всё. Андрей лежал на кухонном полу, корчась в судорогах после наркотического отравления, Надежда, увидев нас, с радостью достала пятилитровую флягу самодельного коньяка, предложив выпить. А что же дети? Дети тихо плакали в углу развороченной детской среди обломков своих кроваток. Они плакали и умоляли нас забрать их отсюда. Старшая дочка рассказала по большому секрету, что загадала желание на Новый год, чтобы мама больше не пила водку. Рядом со мной стояли соседи – взрослые мужики, которые не могли сдержать слёз. Мы вызывали полицию пятнадцать раз, никто не ехал. Мы пытались дозвониться в скорую, они приехали, сделали укол, от которого не было толку, и уехали. Мы звонили с просьбой прислать психиатрическую бригаду, нам сказали, что на дежурстве только одна машина по району, и она сейчас в другом посёлке. Одна машина на полмиллиона человек! В таких случаях чувствуешь себя совершенно беззащитным. Дети ночевали у меня. Надежда гуляла в одиночестве, а Андрей выполз на лестничную клетку, где и проспал до утра.

***
Андрей умер неделю назад. Умер от цирроза печени в доме матери. Наверное, мать – единственное существо на свете, которое его по-настоящему любило. Он её обворовывал, приводил к ней домой друзей-алкоголиков. А она всё терпела и прощала. На другой день после похорон у девочек с верхнего этажа уже был новый папа. За минувшее время я не услышал ни единой ссоры и криков. Даже как-то странно выглядела эта тишина. Девочки по-прежнему гуляют во дворе и с радостью всем сообщают, что у них умер папа, и мама им приказала привыкать к новому папе…

Как такое вообще могло случиться? Кто виноват в том, что полноценная и обеспеченная семья превратилась за несколько лет в подобие животных. Как они допустили, чтобы дети росли в ужасающих моральных условиях. Они одеты и сыты, но в душе давно стали инвалидами. Почему в нашей стране не развит институт семьи? Почему нормативов по доходу и квадратным метрам достаточно, чтобы не принять меры к тому, что дети живут с выродками? Чем же заслужили это всё сами дети? Я уже много раз говорил и не устану говорить, что самые страшные муки ада ждут тех, кто обижает детей, ибо счастье всего мира не стоит слезы на щеке невинного ребёнка. Сколько ещё таких семей? Наверняка каждый читатель узнает в подобных извергах своих соседей.
Берегите себя!

+ -1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)