У Турановых подход поступательный

Если верить статистике за пандемийный 2020 год, то в России по его итогам закрылось 16490 крестьянско-фермерских хозяйств. При этом открылись новые, числом 15037, то есть убыль составила 1453. По данным Федеральной налоговой службы, самым неудачным для фермеров и малого и среднего бизнеса был 2013 год. Тогда число прекративших деятельность ИП и КФХ было в два раза больше. Именно в том трудном году фермер Дмитрий Туранов зарегистрировал своё крестьянско-фермерское хозяйство. И тут стоит сразу же оговориться. В селе Нижние Ключи Нерчинского района обычно говорят «братья Турановы» – это Андрей, Сергей и младший Дмитрий. Вот на этом братском союзе и крепких плечах хозяйство и держится.

Вот такой прирост!

16 ноября мы едем на одну из двух стоянок, что почти в 16 километрах от села. Радуюсь, что наконец-то удалось встретиться. До этого никак не удавалось совпасть, в плотном графике фермерских будней одно дело за другое цепляется. Вот и сегодня с утра глава хозяйства побывал в Нерчинске, заскочил домой и на стоянку. «Нива» как-то незаметно и ходко идёт по просёлочной дороге, а разговор идёт неспешный, и, что удивительно, нет в нём негатива, громких жалоб и пессимизма.

Говорим об уборочной. «В двадцатых числах октября закончили овёс молотить, он у нас в валках был, до снега успели скосить. Пшеницу до снегопада убрали. Потерь больших нет. Пшеницы получили по 25 центнеров с гектара, а овса по 24 центнера на гектар вышло», – характеризует Дмитрий.

В хозяйстве было засеяно 550 гектаров пшеницы и 270 гектаров овса. Перевожу урожай в тонны, и выходит 13,75 тонны пшеницы и почти четыре с половиной тонны овса. А ещё, слушая главу, понимаю, что посевные площади тут увеличили в 16,4 раза! Начинали когда-то с 50 гектаров. Жду привычного разговора о трудностях сбыта и нежелании увеличивать площади. Не дождалась. Уже на стоянке, открывая двери амбара, слышу, что прошлогодний урожай продали весь ещё в феврале. Цена тоже устраивала: 14 рублей за килограмм для забайкальских аграриев – счастье. Особенно после того, как несколько лет реализовывать приходилось по 8–9 и даже 7 рублей за килограмм. В чём секрет успешной реализации? «Наши из Нижних Ключей берут, кто хозяйство держит, заказывают у кого транспорта нет. Если на грузовике сюда еду, сам везу обратно, развожу, это нетрудно. Хорошо покупают наше зерно из Куэнги Сретенского района, тут по прямой по полям километров 10 будет. Так что на следующий год ещё будем площадь увеличивать, хотим до 1150 гектаров довести. Паров нынче 700 гектаров подняли», – комментирует мой собеседник.

Мы едем вдоль отдавших урожай полей и поднятых паров, где даже дилетанта от сельского хозяйства удивляет чистота и качество. Как удалось справиться с сорняками при щедром на дожди лете? Дмитрий рассказывает: «Мы в этом году от сорняков поля с самолёта опыляли. Никаких проблем. Трактор очень много воды для опрыскивания требует, да и посевов много под колёсами гибнет, а тут всего 7 тонн воды на все поля ушло, и ни одного клочка не упущено. В самолёте на карте все обработанные участки обозначаются автоматически. Если жидкость закончилась, после дозаправки лётчик возвращается в нужный квадрат».

Своя поэзия

Вот так за разговором и до стоянки добрались. Взглянула и подумала: «Если есть фермерская поэзия, то это сенники с аккуратно уложенными рулонами сена, бурты пшеницы, тракторы и комбайны, что встали на зимний отдых». Объять созданное братьями беглым взглядом – это увидеть одну десятую часть, и Дмитрий спокойно и с удовольствием проводит экскурсию.

Мы обозреваем сенники на стоянке и возле ближайшего поля, и он говорит, что это ещё не всё здесь. Улыбается: «Сначала вроде сенокос не заладился, дождь да дождь. А потом пошло и пошло, травостой-то нынче отменный. Старались хорошо окосить и стоянки, и село, чтобы пожарам ходу не было». Рулоны было не сосчитать, счёт вела автоматика в тракторе. Так что теперь за зимовку братья спокойны, а если не будет хорошей цены на мясо, то и до весны можно скотину продержать.

Кстати, и с крупным рогатым скотом и овцами у братьев Турановых тоже всё поступательно: КРС сейчас 800 голов (начинали со 150), овец 1000 голов (в начале было 30). Мы говорим о рентабельности овцеводства и продаже шерсти. Дмитрий показывает недавно построенную стрижку – детище старшего брата Андрея, что взял за основу опыт овцеводов в советское время. «Приехали к нам нынче стригали с Агинского и удивляются, как удобно сделано. Высота столов подходящая, и ветерок обдувает. Мастерства у них, конечно, не отнять. 10 человек за полтора дня нашу отару остригли. Шерсть мы в прошлом году не продавали, лежала. Нынче вместе с прошлогодней продали в агинское «Руно», – рассказывает Дмитрий.

Комментировать цену он не стал, а о выгоде овцеводства сказал просто: «Чем на уборочной и сенокосе мужиков кормить, если баранины не будет? Нынче в страду одной головы только на два дня хватало». Жалоб на проблему рабочих рук тоже не услышала. Конечно, есть она, как и везде в Забайкалье, но не надо забывать, что трое Турановых – это три боевых единицы. В уборочную Дмитрий и Сергей садятся за штурвалы двух комбайнов. Обмолот – это их дело, а два других комбайна идут на срез. Сенокос тоже проводят в тракторе. Дело знакомое и привычное: на земле выросли.

Да будет свет… по проводам

В двух местах по стоянке протянулись бурты с урожаем и застывшими рядом триерами. Фермер отвечает на вопрос: «В следующем году ангар будем строить. Уже обсчитали, около четырёх миллионов нужно, зато зерно будет надёжно укрыто». Мы идём к недавно сделанной весовой, тоже трудовой вклад брата Андрея. Он на стоянке вместе с двоюродным братом Василием Мальцевым (ещё одно родственное плечо), дел тут всегда хватает. «Хорошо теперь, а то приходилось машину с зерном при нужде в Нерчинск гнать, если была крупная покупка», – поясняет Дмитрий.

Рядом с весовой – дизельный генератор. Он вместе с солнечными батареями даёт на стоянку электроэнергию, и давно уже хочется хозяевам, чтобы генератор был бы «запаской» на всякий случай. Электрификация стоянки – мечта давняя, но как-то туго двигается с места. Ещё два года назад заключил глава КФХ договор на электрификацию, уплатил положенную сумму. По условиям договора, организация должна была дотянуть электрические столбы до границы земельного участка КФХ, но так ничего и не сделано. От границы до стоянки ещё два километра – это уже дело хозяйства, но пока от электросетей никаких начинаний. Прояснить вопрос у начальника Нерчинского подразделения Восточных электросетей Николая Гордеева не удалось. Николай Петрович посоветовал обратиться за комментариями в «Читаэнерго» по адресу: город Чита, улица Анохина, 7.

Пояснил ситуацию председатель комитета сельского хозяйства Нерчинского района Владимир Шахов: «Мы по вопросам электрификации стоянок работаем с отделом механизации краевого минсельхоза. Уже неоднократно туда писали и обращались устно. В данный момент минсельхоз и «Читаэнерго» выработали совместный протокол, согласно которому электролинию до стоянки проводит «Читаэнерго», но только в том случае, если расстояние не превышает трёх километров. Если оно больше трёх километров, то минсельхоз берёт на себя обязательства по субсидированию установки альтернативных источников электроэнергии – дизельной электростанции или солнечных батарей. Субсидия составляет 50%, если мы согласны на установку альтернативных источников энергии. Нас это положение никак не устраивает. В районе требуется электрификация стоянки КФХ Туранов и трёх стоянок МУП «Нерчинский конезавод», но пока все действия приостановлены».

В 2016 году КФХ Турановых получило грант на развитие животноводческой фермы. К 10 миллионам государственной поддержки нужно было приложить 7 миллионов собственных средств. Братья кредит не брали. Просто пока шли на грант, копили денежку. Получилось. Получается и без кредитования пополнять парк техникой. Из недавно приобретённого – это «Кировец» и комбайн «Полесье». А ещё появилось на стоянке новое просторное здание кухни, где хозяйничают Наталья Потехина и Мария Цыренова. Сюда Дмитрий Алексеевич тоже ведёт нас с радостью за ещё одно сделанное дело. Хорошее питание в страду немалое значение имеет. А на столе в новом здании красуются свежие пирожки, вкусно пахнет чаем. Чтобы отметить ценность повара, глава поясняет: «В страду Наталья обед на поля развозит, чтобы дело быстрей шло» и тут же приглашает на чай. А нам не хочется отнимать время. Оно у фермера всегда в цене. На обратном пути остановились на взгорке, чтобы ещё раз взглянуть на увиденное близко и порадоваться за людей, которые смогли столько сделать всего за 8 лет. И за землю, что нашла хозяев, тоже порадовались. Заросшее «дурниной» с убранным золотом полей не сравнить.

Кстати

28 июля 2021 года «Новая газета» опубликовала материал под названием «Фермеров смяли в лепёшку». О том, что закупочные цены на зерно для саратовских фермеров упали на 20–25% по сравнению с 2020 годом. Это при том, что на полках магазинов подскочила цена хлеб. Причина – плавающая пошлина на зерно в зависимости от мировых цен. Её раз в неделю пересчитывает Минсельхоз РФ. В июле на тонну пшеницы за рубеж пошлина составляла 31,4 доллара. Фермер Дмитрий Худошин в комментариях сказал, что благодаря ценам 2020 года им впервые удалось приобрести импортную технику. «Ещё бы пару-тройку таких лет на зерно, и крестьяне купили бы и землю, и технику и зарплату рабочим бы повысили. Они же деньги за границу не вывозят и золотые унитазы не покупают. Это деньги из земли и для работы на земле. И не ездили бы поезда с вахтовиками в Москву на заработки». Для забайкальских аграриев, не связанных с экспортом, 14 рублей за килограмм – это хорошо. Хотя бы цена прошлого года сохраняется. Только цена на горючее мчится галопом. Никак не догнать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)