Здравствуй, «Земля»…

В почтовом ящике редакции гуляет ветер, потому что весна. Пока земли натаскаешь, рассаду польёшь, снега накидаешь в теплицу – людям не до писем. И вряд ли жизнь стала легче или проблем убавилось. Но с весенним теплом светлеет любой горизонт. Вот и письма, пришедшие в газету в марте – начале апреля, больше про благодарность, поддержку, желание поделиться добрым словом. И наболевшее – куда от него – тоже есть.

Автору из Сочи

«Молодец Андрей Кириллов! Шибко браво и сурьёзно написал! Я ить долерёву вспомнил забайкальский язык, который слышал ещё в детстве», – благодарствует автору рассказа «Командировочная» из №13 Сергей Акулов из Читы. Поскольку «Землю» активно читают и в интернете, ждём откликов из разных уголков мира: если кто и уехал теперича, так всё равно ж знат, как у нас в Забайкалье шибко браво балакают. Глядишь, прочитают Кириллова, и потянет родную сторонку навестить…

Санаторию «Дарасун»

«С 1 по 18 марта этого года я отдыхала в санатории «Дарасун», – пишет Галина Константиновна Макарова из Читы. – Сразу, с порога, меня встретили добрые отзывчивые люди – охранники в приёмной. Дальше была врач Уран-Ханда Шариповна Цыбенжапова. Это добрейшей души человек. После каждой процедуры встретит в коридоре и попросит зайти к ней, обязательно поинтересуется, как себя чувствуешь после той или иной процедуры. Спасибо вам, Уран-Ханда Шариповна, за такое отношение к нам. Будьте здоровы, будьте счастливы, оставайтесь такой же красивой».

Добавим и мы «свои пять копеек». Дорогие земляки, чья работа связана с людьми. Неважно, кто вы: врач, парикмахер, продавец, проводник… Посмотрите, как мало, на самом деле, человеку для счастья надо: приветливый взгляд и искреннее участие. А если вы ещё и специалист толковый, так вам и вовсе цены нет, и каждое пожелание счастья, верим, зачтут, где положено…

Чего окрысились на губернатора?!

Где бродило-ходило это письмо, история почтовых отправлений умалчивает. Но отправленное в декабре, к нам оно пришло с мартовской капелью.

«Поздравляю с новым 2021 годом! Желаю всему коллективу здоровья! Пусть Новый год принесёт мир людям планеты, радость и счастье людям труда», – пишет жительница п. Калангуй Оловяннинского района М.А. Савватеева (инициалы не расшифрованы). Согласитесь: такое прекрасное пожелание, пусть с опозданием, но требовалось озвучить, тем более что Новый год в нашем многонациональном крае замечательно празднуют то как Сагаалган, то как Навруз, до сих пор.

Основная же мысль весточки из Калангуя – об Александре Осипове. «Прочитала две заметки, касающиеся нашего губернатора, – объясняет забайкалка. – Одну – в газете «Советская Россия», где жители Читы выступали против Александра Михайловича, вторую – в газете «Земля», там была хоть какая-то защита». (Скорее всего, речь идёт о письме Виталия Задумина «За президента и против партии власти» в №50.)

«И что вы, активисты общественного движения «Гражданская солидарность», окрысились на него? Его рекомендовал В.В. Путин, вы голосовали», – недоумевает женщина, напоминая, что предприятия в Забайкалье были разрушены задолго до Осипова, ветеранов труда лишили льгот по коммунальным платежам не при нём, и подпись под документами, уничтожившими СПТУ (видимо, этому факту была посвящена заметка в «Советской России»), стоит не Осипова, а его предшественницы. «Пятиэтажное здание, три учебных корпуса, столовая, – описывает закрытое учебное заведение автор письма. – Училище выпускало сварщиков, трактористов, обогатителей, поваров и других специалистов. Оставалось 149 учащихся, но и их не стали доучивать. А что именно уничтожил А.М. Осипов? Нам, например, он и А.С. Вершинин помогли отстоять больницу.

…И бежать людям из родного края не нужно, не гоже. Не для того его хранили предки. Надо восстанавливать своё хозяйство, очищать от мусора и грязи мою любимую Читу.

Вы пишете, что цены в магазинах растут, разоряется бизнес. Так ведь если цены растут, значит, обогащается. Частники что хотят, то и делают, поднимают цены, платят гроши тем, кто идёт к ним работать, чтобы не умереть с голоду. У нас в двухэтажном здании на первом этаже отключили отопление у работников почты за неуплату. И это тоже потому что частник и работает при капитализме. Только причём здесь Осипов?»

Женщина считает, что главе региона, может, и удастся изменить ситуацию, но такое отношение людей бьёт по рукам. «Пусть он не наш, – заключает она в конце письма. – А что сделали вы, наши?»

Тут и прибавить-то нечего. Но… мы попробуем вместе с авторами следующего письма.

С развалин Калангуя

Да-да, следующее письмо из того же населённого пункта и совершенно другой тональности. Любовь Романовна Кутузова надеется, что обращение в газету поможет посёлку, который «власти просто уничтожают».

«Мы не знаем, куда обратиться и кому пожаловаться. Где наша власть? Наш рудник развалили, всё разворовали, и все… убежали. А мы, коренные жители, остались. И нас сейчас добивают. Мы не можем понять: Калангуя, что, вообще нет на карте региона?! Живём между небом и землёй. Была больница, которую вроде отстояли, но как – сделали дневной стационар. Тяжелобольных везут в Ясногорск, по дороге они умирают, никому нет дела. А инсультников вообще везут в Первомайский!» Восклицательным знаком мы заменили слово «дебилизм», которым возмущённые жители характеризуют маршрутизацию в краевом здравоохранении, поистине убийственную. Профильное министерство, вам сигнал!

На этом проблемы посёлка, знаменитого флюоритовыми залежами, не заканчиваются. «Была в Калангуе почта, мы относились к Оловянной. Всё было хорошо. Стал у руля А.В. Антошкин, уроженец Калангуя, и поставил наш Калангуй на колени, передав Борзе. В этом году Борзя не рассчиталась за отопление (помните предыдущее письмо? – Прим. ред.), и разморозили нашу почту. Перевезли в другое здание, а там интернета нет, и люди мучаются – не могут заплатить кредиты и проч.».

Глава села руками разводит, до земляка Антошкина калангуйцы достучаться не могут, вот и остаётся – кто? Правильно – губернатор. «Что он может сказать за наш Калангуй? Ведь ни разу к нам не приехал, не поинтересовался, как люди здесь живут. Только в Агинское да Могойтуй, а мы им – до лампочки».

«Сто лет не было ремонта котельной, снег, дождь – рабочим на голову», – рассказывает Любовь Романовна ещё об одной проблеме Калангуя. О том, как приехал решать её проверяющий Васильев из Читы. Проверил и говорит: «Зачем у вас вообще понастроили эти «скворечники»! Переселить всех из микрорайона в Ясную». А один из наших ему в лоб: «Давайте вы в Ясную, а я – в вашу квартиру в Чите».

Проверяющие приезжают и… уезжают, а жители остаются, как на острове после землетрясения. Где искать им правды, защиты и помощи, как не у региональной власти?

«Сердце у нас за родной посёлок болит, реветь хочется, – пишет Любовь Романовна. – Довели людей до безумия. Некоторые уже говорят: «Хоть бы война, что ли, началась» – до того устали от равнодушия руководства».

Понятно, что глобальные вещи с кондачка не изменить. Но калангуйцы надеются, что их услышат и хотя бы с почтовым отделением разрешится.

«Слуги народные жируют, а мы – барахтайся, кто как может. Пусть создадут комиссию и приедут, посмотрят, во что превратился наш рудник Калангуй»…

Письмо пересылаем на Чайковского, 8. Надеемся, будет толк. А пока почитаем ответ властных структур по другому поводу.

Если фельдшер родился в селе

«Может ли такой специалист претендовать на участие в программе «Земский фельдшер»? Ведь свои, доморощенные, выпускники медицинских училищ с большей долей вероятности останутся в селе после истечения оговорённого срока, в отличие от приезжих, городских.

Не во всех населённых пунктах есть возможность предоставить жильё новому специалисту. Конструкция модульного ФАПа предусматривает жилое помещение?»

Эти вопросы поступили из с. Иван-Озеро Читинского района, но ответы и.о. министра здравоохранения края Оксаны Немакиной с интересом прочитают не только там.

«В соответствии с письмом Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 29.12.2016 №12896/21-2/и обязательным условием для предоставления медицинским работникам единовременной компенсационной выплаты является трудоустройство и переезд на работу в сельский населённый пункт либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа в качестве новых специалистов, в целях восполнения кадрового дефицита.

По своему смыслу переезд (прибытие) на работу в сельский населённый пункт или посёлок городского типа предполагает переезд медицинского работника на иное место жительства, отличное от предыдущего. Положения Трудового кодекса РФ связывают переезд на работу в другую местность именно с изменением места жительства, за что предусмотрены соответствующие гарантии и компенсации.

Согласно пункту 1 статьи 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства признаётся место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. То есть устроившись на место работы в населённом пункте, если место пребывания не изменилось, переезда на работу на иное место жительства не было, условия проживания не изменились, каких-либо неудобств, связанных с таким переездом либо обусловленных менее комфортными условиями проживания по сравнению с другими населёнными пунктами, которые призвана компенсировать выплата, медицинский работник не испытывал. И оснований для заключения договора о предоставлении единовременной компенсационной выплаты не усматривается».

Из ответа минздрава следует, что медицинское сообщество пыталось оспорить этот порядок в суде: «Аналогичная позиция отражается в сложившейся судебной практике (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.05.2016 г., Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 25.08.2015 и др.). Также комиссией учитывается позиция Министерства здравоохранения РФ».

Теперь что касается новых ФАПов: можно в них жить или нет?

«В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 15 мая 2012 г. №543н «Об утверждении Положения об организации оказания первичной медико-санитарной помощи взрослому населению» состав и площади основных и вспомогательных помещений ФАПа зависят от численности обслуживаемого населения и определяются заданием на проектирование. В техническом задании могут быть предусмотрены комната отдыха, комната для приёма пищи и санузел.

Типовые проекты ФАПов оснащены системами инженерного обеспечения в максимальной заводской готовности (отопление, горячее и холодное водоснабжение, канализация, электрическое освещение).

Штатные нормативы ФАПа устанавливаются в индивидуальном порядке и напрямую зависят от того, какая численность населения наблюдается в селе, деревне или посёлке. Число медицинских работников также зависит от количества людей в населённом пункте.

Приобретение жилья для медицинских работников предусматривается в соответствии с государственными программами, действующими в крае».

…«Штатные нормативы», «в соответствии с программами», «численность населения». В письмах комитетов и министерств эмоций, конечно, куда меньше, чем в людских рукописных. Два разных полюса. Не плохой и хороший. Просто разные. Может, потому так и живём?

+ -2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)