100 лет ДВР

Историческая оценка феномена буферной республики

С 2017 года мы вступили в череду 100-летних юбилеев. Отметили вековую годовщину революции, комсомола, Красной Армии, разных ведомств. Но мало кто знает, что 100 лет назад, в революционное неспокойное время, столица Забайкалья была столицей другого государства – Дальневосточной республики. О ДВР не пишут в учебниках, не говорят по телевизору, но эту страницу истории нашего края, стратегически важную и трагическую, забывать нельзя, ведь история движется по спирали…

Идея создания автономного государства в Сибири и на Дальнем Востоке родилась ещё среди ссыльных декабристов в 30-х гг. XIX века. Оживление этих идей произошло в 80–90-е гг. XIX века в связи с ростом переселенческого движения, увеличением промышленного и сельскохозяйственного производства, а также – фактом отдалённости от центра и конкуренцией сибирских и российских товаров.

После распада Российской империи идея о самоопределении Дальнего Востока вновь стала актуальной. Однако большевики имели свои претензии на эту территорию и стремились сохранить её в составе советского государства.

Не прочь прибрать к своим рукам богатые недра Дальнего Востока была и Япония. Назревали противоречия между этими силами, необходимо было найти решение, которое упредило бы вооружённый конфликт.

Сложная международная и военно-политическая обстановка в начале 1920 года заставила прибегнуть советское правительство к политическому манёвру – временному отказу от восстановления советской власти в Забайкалье и на Дальнем Востоке и образованию на этой территории буферной республики (ДВР).

Предсовнаркома молодой Советской Республики Ульянов-Ленин мгновенно оценил ситуацию и принял гениальное правовое решение. Он совершенно точно просчитал главное: блокировать захватнические устремления всех участников конфликта можно лишь на основе старой доброй истины – «когда говорят деньги, то пушки замолкают». Неожиданность и нестандартность эффекта объявления российского Дальнего Востока «территорией без Гражданской войны» на основе модели буферной республики и в сочетании с тем, что сейчас называют свободной экономической зоной, враз обнулила всю изначальную мотивацию международной коалиции, заставив захватчиков коренным образом поменять тактику. Теперь уже каждая из сторон вынуждена была следить за тем, как бы соперники не обошли её в доступе к открывшимся перспективам мирного участия в экономических проектах новой республики.

Надо сказать, что у Ленина уже имелся опыт, дававший ему основания поддержать образование ДВР, – двумя годами ранее он уже поддержал инициативу создания подобного государственного образования – Донецко-Криворожской республики (ДКР), и выхода её из состава Украинской Народной Республики. Это было примерно то же самое, что сегодня происходит на востоке Украины; жители Донецко-Криворожского промышленного бассейна не желали быть гражданами УНР, представлявшей собой крайне нестабильное государство, раздираемое политическим хаосом и Гражданской войной. Да и территории, которые тогда входили в ДКР, практически совпадают с нынешними реалиями – это Донецкая, Луганская, Днепропетровская, Запорожская, Харьковская, Сумская и Николаевская области.

История ДКР оказалась крайне короткой из-за быстро менявшихся внешних политических событий – победы советской власти ускорили её интеграцию в победившую Советскую Украину, однако опыт этой республики уникален.

Через два года на другом конце огромной страны сложилась схожая ситуация, когда была образована Дальневосточная республика.

28 марта 1920 года в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) открылся съезд трудового населения Прибайкалья, который 2 апреля принял решение об образовании буферного государства. А 6 апреля была принята «Декларация об образовании независимой Дальневосточной республики». Документ имел множество слабых мест, не решал многочисленных проблем, которые существовали в связи с образованием нового государства, но давал Дальнему Востоку статус независимой республики.

На тот момент на Дальнем Востоке оказалось четыре территории со своими правительствами:

– временное правительство ДВР в Верхнеудинске;
– семёновское правительство в Чите;
– советская власть в Амурской области;
– приморское правительство во Владивостоке.

В «Декларации…» ставилась задача объединить эти территории. На роль центра претендовали Верхнеудинск и Владивосток. 14 мая советское правительство официально признало правительство ДВР в Верхнеудинске. В октябре 1920 года, после изгнания японских интервентов и белогвардейцев атамана Семёнова, правительство ДВР переехало в Читу.

Почему именно Верхнеудинск и Чита стали столицами ДВР? Можно предположить, что из-за ряда исторически сложившихся обстоятельств и географического положения. И неслучайно спустя почти 100 лет именно Бурятию и Забайкалье присоединили к Дальневосточному федеральному округу. Думается, что эти обстоятельства и предположения могут стать интересной темой для дальнейших исследований историков.

Любопытна судьба первого руководителя ДВР Александра Краснощёкова. Он был тоже назначен в ДВР решением Политбюро ЦК РКП (б) и выполнял инструкции по построению буржуазно-демократической государственности настолько добросовестно, что вызвал неудовольствие местных коммунистов. По их настоянию он и был отозван, хотя сам Ленин признавал, что Краснощёков был фактическим и талантливым организатором ДВР.

Говоря о роли Краснощёкова в становлении ДВР, необходимо отметить не только его авторитарные методы руководства, но и его весьма прогрессивные планы, откровенно идущие в противовес коммунистическому государственному строительству. В частности, имея в активе диплом Чикагского университета и годы, проведённые в Америке, он предлагал внедрить американские наработки на территории ДВР. В качестве некоего эксперимента Краснощёков склонялся к идее превращения Владивостока в свободную экономическую зону наподобие тех, что сегодня, спустя сто лет, функционируют в регионах Дальнего Востока. Его видение относительно приморской столицы с предприятиями со смешанным капиталом, наличием коммерческих банков и возможностью сдачи аренды земли на 99 лет – это прямая аналогия дню сегодняшнему.

Можно сказать, что Краснощёков значительно опередил своё время, узрев в зарождающейся экономике и социально-политическом обустройстве Дальнего Востока прообраз нынешней современной России. Но именно подобное инакомыслие, которое никоим образом не могло быть на то время одобрено большевиками, сыграло злую шутку в судьбе первого лидера ДВР – трагические тридцатые поставили точку в жизни человека, способного при определённых обстоятельствах дать серьёзный импульс развитию дальневосточных территорий, в частности – Забайкальскому краю.

Позитивная роль США в становлении ДВР и Советской России

Как это ни удивительно, но позитивную роль в становлении дальневосточной государственности сыграли США. Приобретя в своё время у Российской империи путём сложных дипломатических манипуляций Аляску, Америка, тем не менее, способствовала сохранению Дальнего Востока уже в составе советской России.

ДВР удалось разобщить белогвардейцев и японских интервентов. Уже в мае 1920 года на переговорах с японским командованием было достигнуто соглашение о выводе японских войск из Забайкалья и Приамурья, что и было сделано японцами в октябре.

Но в мае 1921-го во Владивостоке произошёл белогвардейский переворот. Белые просили японцев не покидать Приморье. Ситуация поменялась кардинально. В этих условиях ДВР опиралась на поддержку США, в которых всегда была сильна партия противников вмешательства в дела советской России. Кроме того, США стремились не допустить укрепления позиций Японии на Дальнем Востоке. Нажим американского правительства заставил Японию возобновить переговоры с ДВР об окончательном выводе войск.

Кроме того, делегация ДВР прибыла в декабре 1921 года в Вашингтон на международную конференцию по урегулированию в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Хотя ДВР не получила официального дипломатического признания, но своё пребывание в Америке делегация сполна использовала для воздействия на правящие круги США. Япония несколько раз прерывала переговоры с ДВР о выводе войск, но в то же время и не оказывала вооружённой поддержки белогвардейцам.

Могло ли быть иначе?

Дальневосточная республика просуществовала до 15 ноября 1922 года – в этот день, по просьбе командиров Народного собрания ДВР, её включили в состав РСФСР как Дальневосточную область.

Можно сказать, что ДВР в качестве буфера просуществовала определённый период, выполнив свои функции, и стала частью истории. Пожалуй, у этого государства не было шансов выжить и существовать бок о бок с Советской Россией и странами Азии. Просто потому, что она создавалась не для этого. С самого начала было сделано всё, чтобы создать систему управления, которая не смогла бы существовать долго, которую легко было бы сломать.

Опыт создания и организации ДВР, принципы её существования и развития безусловно представляют интерес для дальнейших исследований историками и политиками с целью нахождения правильных путей развития регионов в составе РФ, правильности построения взаимоотношений регионов с федеральным центром, а также важности укрепления суверенитета России на международной арене.

Информацию по материалам открытых источников

1+

Один ответ на “100 лет ДВР”

  1. Интересно как сейчас в Сибири и на Дальнем Востоке с сепаратистскими настроениями?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)