Акшинская дистанция

В нынешнем году мы отпраздновали 170-летнюю годовщину образования Забайкальского казачьего войска. Хорошо, что не уходит в забвение наша история. Однако хотелось бы внести некоторую ясность в понимание этой даты. 1851 год можно считать годом образования забайкальского казачества скорее де-юре. Де-факто же, безусловно, это произошло 20 августа 1655 года. Именно с этой даты присвоено старшинство нашему войску. Попробуем разобраться в этапах его становления на примере 2-го (конного) военного отдела ЗКВ.

Одна из восьми

В 1764 году на наиболее опасном направлении на правом берегу Онона при небольшом озере была заложена Акшинская крепость, на строительство которой отпущено три тысячи рублей и две роты солдат 2-го батальона Селенгинского пехотного полка. Строительство её на должном уровне, надо заметить, так и не было окончено, так как устроившаяся в период 1764–72-го годов пограничная служба была расценена достаточной. К тому же и монголы не выказывали враждебных намерений, и казна не захотела больше тратиться на обустройство крепости.

Крепость имела вид многоугольника с расположенными в ней церковью, магазином, канцелярией, офицерскими домами и восемью казармами для солдат Селенгинского пехотного полка. При крепости находилась и маленькая деревушка, вновь отстроившаяся после того, как банда харацириков сожгла её в 1755 году. Крепость опиралась на два форштадта, выше и ниже по течению. Один из них получил прозвание «солдатский» по своим обитателям. В казачьем форштадте было 20 домов. Более в ту пору вдоль всего Онона, от Бальджикана и до строящейся Чиндант-Турукаевской крепости, не было ни одного русского поселения. Только казачьи караулы.

Акшинская дистанция, одна из восьми устроенных по китайской границе, включала в себя ононские караулы и была заселена семьями нерчинских казаков по предписанию селенгинского коменданта и главного пограничного начальника бригадира Якобия от 18 марта 1768 года. На каждый караул определялись по 10 нерчинских казаков с семьями «на вечное поселение». По расписанию иркутского губернатора Бриля в Акшинскую дистанцию был определён следующий состав казаков из Нерчинского конного штата: один сотник, два урядника на должности пятидесятников, четыре капрала на должности десятников, 93 конных казака и 200 тунгусских казаков Пятисотенного тунгусского казачьего полка.

Управлял крепостью и пограничными казаками дистаночный начальник. Хранящиеся в Забайкальском краевом архиве метрические книги акшинской Николаевской церкви дают нам некоторое представление о том, кто занимал начальствующие должности в первые годы становления Акшинской дистанции.

Дистаночным начальником был прапорщик Иван Разгильдеев, а должность главного тунгусского сотника занимал его сын Евграф Разгильдеев. В метрических книгах акшинской церкви конца XVIII – начала XIX века встречаются имена занимавших в разное время должность сотника русских казаков – Дмитрий Батурин, Ерофей Трухин, Мыльников, Фёдор Шумков, Пётр и Сила Батурины, Гаврила Перфильев, Николай Разгильдеев, Герасим Засухин.

Поселенцы

В начале XIX века появляются в метрических книгах акшинской церкви новые термины, такие как «поселенный казак», а затем и «станичный», «военнопоселенные» и «поселенные солдаты». Поселенные казаки, то есть оставшиеся от переселения на границу нерчинские казаки, были поселены в деревнях между крестьянами для содержания почты, трактов, наблюдения за порядком в области и прочее. Никакой службы они не несли и даже в 1812 году были включены (352 человека) в общую раскладку земских повинностей.

Городовые казаки, то есть бывшие казаки Нерчинска и других городов, селились мелкими вкраплениями по 2–3 человека в крестьянские селения, реже образовывали свои деревни. Селения их тяготели к трактам, крупным административным центрам и т.п. В 1823 году из них был сформирован Забайкальский городовой казачий полк, просуществовавший только 30 лет. Необходимо отметить, что как городовые, так и станичные казаки к пограничной дистанции отношения не имели, и со временем их история уже не будет переплетаться с историей караульских казаков, хотя и имели они одно происхождение.

С караульскими, поселенными и станичными казаками всё более-менее ясно, чего не скажешь о солдатах. Из трёхтомника А.П. Васильева «Забайкальские казаки» можно заключить, что отставные солдаты Акшинской крепости селились вокруг неё, образуя деревни. И действительно, просматривая Исповедальные ведомости за 1823 год, мы находим вокруг Акшинской крепости в радиусе порядка 100 вёрст несколько таких деревенек, основателями которых стали военнопоселенные и (или) отставные солдаты. В некоторых из них изначально жили крестьяне, а к ним уже селили отставных солдат. Судя по фамилиям жителей, солдаты рекрутированы из губерний России, имеется даже несколько татарских и еврейских семей.

В других, как, например, в Ново-Кургатаевском или Усть-Илинским селениях, жили и крестьяне, и военнопоселенные, причём по несколько человек в одном доме. Трудно это представить, но в Бальзино в одном доме жили 9 мужчин в возрасте от 65 до 82 лет. И это далеко не редкость.

Так поселялись отставные солдаты и военнопоселенные, не имеющие семьи и детей. Жили своеобразной коммуной, на их иждивении могли быть «захребетники», то есть не способные к труду за возрастом или увечьем солдаты. Был, кстати, в те времена ещё особый сорт людей, которых называли «пропитанной». Ими обычно становились одряхлевшие либо искалеченные ссыльные, которых приписывали к волостям, чтобы могли они снискать себе пропитание. Никаких податей они не платили, равно как и повинностей никаких не отбывали.

В казаки – не все

В этих же двадцатых годах небольшая часть отставных солдат Акшинской крепости была переведена в станичные казаки. Так, бывшие солдаты, затем крестьяне Утюжников, Киселёв, Телёнкин, Вершинин, Нефедьев, Кибалин, Фильшин, Бусоедов, Цветков в метрической книге 1817 года уже записаны как станичные казаки. Хотя несколькими годами ранее они приходили в церковь солдатами 4-й роты 2-го Селенгинского батальона. При этом в числе солдат крепостного гарнизона в 1823 году фигурируют эти же фамилии. Логично предположить, что часть солдат была уволена от солдатской службы, зачислена в крестьяне, а в начале 20-х годов XIX века повёрстана в казаки. Но этот вопрос пока остаётся недостаточно изученным.

В 1851 году деревни, в которых жили станичные казаки, вместе с крестьянами будут перечислены в Забайкальское казачье войско, и из них сформируют пешие бригады. По Онону же комплектовали конные бригады, и сформированы они были только из коренных казаков, за одним исключением – 17 акшинских крестьян, которые тоже стали конными казаками. Из других деревень казаков просто переселяли на караулы, а крестьяне продолжали оставаться в ведении волостных правлений. Так, проживавшие в Усть-Иле 5 городовых и 21 станичный казак будут переселены на Могойтуйский караул. В Новоказачьей деревне среди крестьян проживали четыре клана казаков. Из них двух городовых казаков, Нижегородцева и Потехина, также отправят на Могойтуйский караул. Чупровы Терентий и Афанасий Сидоровичи, а также Потехины Семён и Павел, все из Ново-казачьей деревни, окажутся уже на Мангутском карауле. Бронниковы тоже вскоре проявятся на Ононе. Хотя некоторые представители этих фамилий не пожелают покидать деревню и, будучи перечисленными в крестьянское сословие, останутся дома.

93 станичных казака, проживавших в разных местах Нерчинского и Верхне-Удинского округов, переселили на Мензинский караул. Из Урейской деревни 109 станичных и 2 городовых казака, 109 станичных казаков, проживавших в деревне Кирпичной, 103 станичных и 6 городовых казаков, проживавших в деревне Усть-Тулунтаевской, и проживавших в Акше 33 станичных, 11 городовых, 169 пограничных и 17 крестьян зачислены в конные казаки.

Следует заметить, что далеко не все деревни и селения Акшинской округи в 1851 году зачислят в казачье войско. Надо было кому-то и хлебушек сеять, а требовалось его в ту пору очень много. Вот и остались на казённых пашнях селения Усть-Илинское, Дульдургинское, Ново-Казачинское (в «Энциклопедии Забайкалья» об этом селении даны неверные сведения, и это, к сожалению, не единственная погрешность в этом издании), Илинское, Икаральское, Ново- и Старо-Кургатаевское, Улачинское, население которых в официальных документах будет именоваться «губернского ведомства крестьяне». А тунгусы Онгоцонской и Кужертаевской инородческих управ под общим именем «ясашные» продолжат заниматься своим исконным делом – ското- и коневодством.

Продолжение следует…

Игорь Пушкарёв

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)