Быть ли справедливости?

Как рядовой солдат три года добивался правды, или Что делать, когда сын попал в беду

Это произошло более трёх лет назад. У моих друзей сын пошёл в армию. Пошёл служить с желанием. Один год – не так и много. О происшествии в части, где служил сын, родители узнали из телепередачи. Телефонные разговоры не давали ответов. Срочно вылетели в часть. Командный состав заверил: всё будет сделано и сын вернётся домой здоровым. Время показало, что это были отговорки.

Что же произошло?

29 сентября 2017 года на полигоне «Белогорский» Амурской области в ходе практических занятий по стрельбе из стрелкового оружия в ночное время ефрейтор Абдулахадов Г.О. из автомата АК-74 умышленно произвёл прицельные выстрелы очередью в головы находившихся рядом капитана Увкина Е.В. и рядового Бердникова М.Э. После этого произвёл прицельные выстрелы очередью в сторону военнослужащих, находящихся в районе пункта боепитания. В результате Увкин Е.В., Бердников М.Э. и рядовой Озеров А.С. скончались, рядовой Кравченко В.Д. получил сквозное огнестрельное ранение брюшной полости, а рядовой Харюткин Ю.В. – сквозное огнестрельное ранение правой кисти. После совершения преступления ефрейтор Абдулахадов Г.О. самовольно оставил место службы с автоматом АК-74 и боеприпасами. 30 сентября 2017 года около 05 часов 30 минут ефрейтор Абдулахадов Г.О. был ликвидирован командой антитеррора.

Что было дальше?

Когда пуля прошила руку, Юрий испытал шок, но всё время находился в сознании, рука горела. Оказав на месте первую медицинскую помощь, раненых оперативно доставили в военный госпиталь.

Согласно заключению военно-врачебной комиссии, Юрию был выставлен диагноз «огнестрельное пулевое сквозное ранение правой кисти». Ранение было признано военной травмой. В соответствии с Перечнем, утверждённым постановлением Правительства РФ от 29 июня 1998 года №855, увечье признано тяжёлым. В связи с полученной военной травмой Юрий проходил длительное лечение в военных госпиталях, перенёс несколько операций. Далее его направили в санчасть и уволили из армии по окончании срока службы.

В связи с тем, что Юрий не был комиссован, ему не выдали свидетельство о болезни. Так чиновники российской армии поставили точку в этом деле.

Более того, начальник медицинской службы округа официально ответил на обращение родителей: «Медицинская помощь Вашему сыну оказана в полном объёме, и лечение после окончания прохождения военной службы по призыву ему не потребуется».

Не сдались

Родители Юрия не собирались сдаваться, ведь сыну было необходимо дальнейшее лечение и восстановление руки. Начались консультации с юристами, пришлось изучать законодательство РФ, были написаны письма в различные инстанции. Часто получали отписки.

На обращения Юрия в госпиталь и к командиру части о выдаче свидетельства о болезни были получены ответы о том, что теперь этим должен заниматься военный комиссариат по месту жительства.

На обращение в главную военную прокуратуру получили частичный ответ от командующего армией о том, что Юрий «в настоящее время не является военнослужащим и не имеет права на бесплатную медицинскую помощь в военно-медицинских организациях, и ФГКУ «411 ВГ» (военный госпиталь. – Прим. ред.) не может провести его обследование и выдать ему свидетельство о болезни».

То, что необходимо дальнейшее лечение – снятие пластины, установленной для правильного сращивания костей, установка протеза сустава, – во внимание чиновниками военного министерства не бралось.

В результате долгих переписок с различными военными ведомствами ничего добиться не удалось. Изменения формулировки в приказе на увольнение после ранения и получение соответствующих медицинских документов произошло только после обращения в суд.

Суд постановил

Не найдя понимания, 22 июля 2020 года Юрий обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда.

Неожиданно представитель Министерства обороны Российской Федерации возразил против удовлетворения требований, заявленных Юрием. Всю вину он свалил на причинителя вреда – ефрейтора Абдулахадова Г.О., который, якобы, действовал не по заданию командования воинской части, а явно за пределами своих должностных полномочий, то есть находился не при исполнении обязанностей военной службы… Таким образом, какой-либо гражданско-правовой ответственности на Министерство обороны Российской Федерации возложено быть не может.

Суд, исследовав материалы, пришёл к выводу, что со стороны командующего состава воинской части, где служил Юрий, не были созданы благоприятные условия для прохождения военной службы, не обеспечены требования безопасности при проведении практических занятий по стрельбе, при использовании огнестрельного оружия АК-74, то есть не было обеспечено сохранение жизни и здоровья военнослужащих. Также командующим составом воинской части не было изучено настроение и морально-психологическое состояние ефрейтора Абдулахадова Г.О.

Согласно проведённой 26 декабря 2017 года психолого-психиатрической экспертизе, Абдулахадов перед смертью находился в возбуждённом состоянии. Это подтверждалось изменениями в его поведении – нервничал, волновался, не хотел разблокировать свой телефон, стирал с него какую-то информацию, замкнулся в себе. На момент призыва на военную службу и в период её прохождения он уже обладал стойкими религиозными убеждениями радикального характера, о чём свидетельствует большой объём материалов однозначно экстремисткой направленности, которые были обнаружены в его телефоне.

Абдулахадовым Г.О., скорее всего, было принято решение осуществить то, к чему он себя готовил (об этом свидетельствует характер материалов в его телефоне), так как последующее наказание в его понимании могло лишить его этой возможности. Решение об этом, скорее всего, было принято в период после сообщения ему о проверке информации на изъятом у него сотовом телефоне (сначала он переживал по этому поводу, потом стал спокойнее, что свидетельствует о принятии им решения, которое снизило актуальность переживаний). Предстоящие стрельбы явились удобным моментом для воплощения его идейного замысла (убийство сослуживцев и, как следствие, собственная смерть). Пусковым моментом в совершении Абдулахадовым Г.О. убийства явилось осознание им раскрытия его убеждений экстремистского характера. Решение было выношенным и бесповоротным, поэтому поведение Абдулахадова Г.О. стало адекватным (в последующие дни после изъятия телефона он уже вёл себя спокойно). Его намерения проявились в непреодолимом желании участвовать в стрельбах, спланированных действиях на полигоне: он сознательно решил стрелять последним, неоднократно спрашивал о наличии патронов, затягивал время с экипировкой.

Ещё не конец

Учитывая особый характер военной службы, сопряжённой со значительным риском для жизни и здоровья, а также наличие строгой субординации во взаимоотношениях военнослужащих, которые находятся под контролем вышестоящих военнослужащих, в том числе командиров (начальников), несущих ответственность за их действия, и установленные по делу фактические обстоятельства, суд пришёл к выводу о наличии оснований для возложения на Министерство обороны Российской Федерации гражданско-правовой ответственности по возмещению вреда, причинённому Харюткину Ю.В.

Так закончилась эта история… Хотелось бы сказать, что закончилась, но на самом деле решение суда – это отправная точка к следующему разделу квеста под названием «Чиновничий футбол судьбами граждан России». Уже почти год Юрий добивается выплаты по решению суда, но пока чиновники различных министерств от него отпинываются. Жизнь продолжается, борьба – тоже.

Вывод напрашивается сам собой: если у вас произошло несчастье, и вы уверены, что правда за вами и закон на вашей стороне, надо бороться, доходить до самых верхов, и победа будет за вами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)