Что с урожаем, УФСИН?

Стало традицией, что Управление федеральной службы исполнения наказаний по Забайкальскому краю осенью делится с «Землёй» итогами сельскохозяйственной деятельности. Что в поле выросло, чем огород удивил, почему в свинарниках тягостная тишина, а в Нерчинске огурцов сняли меньше, рассказывает начальник отдела трудовой адаптации осуждённых, подполковник внутренней службы Алексей ИЛЬИН.

– Алексей Викторович, как ведомство завершило сельскохозяйственный год? Что нового?

– Порадовал нас нынче картофель – уродился в Карымском и Нерчинском районах. Мы планировали вырастить 141 тонну, а вырастили и собрали 175. Это позволило ещё и излишки продать другим организациям.

– Агротехнику поменяли, сорт другой, или просто год для картофеля удачный?

– В 2020-м по федеральной целевой программе «Развитие уголовно-исполнительной системы на 2018–2026 годы» мы приобрели большой трактор и прицепное вспомогательное оборудование для посева, уборки урожая и его последующей обработки: картофелесажалки, картофелекопалки и культиваторы для обработки почвы. Нынче купили ещё мини-трактор МТЗ-420. Всё это нам позволило увеличить результаты именно по картофелю.

– Как находите баланс между техническим прогрессом (механизацией работ) и необходимостью занять полезным трудом как можно большее количество осуждённых?

– Понимаете, когда большой объём обрабатываемой земли, конечно, без техники нельзя обойтись. У нас осуждённые в основном заняты при посадке, прополке и уборке картофеля. В принципе, и окучивание в местах, куда техника не смогла подойти, тоже происходит вручную. То есть одно другому не мешает. Наоборот.

– С картошкой разобрались. Что с зерновыми?

– Урожай не подвёл, и убрать смогли. Хотя предпосылки были вообще его потерять: поля в Краснокаменском районе были подтоплены. Но спасибо сотрудникам ИК-10, они в трудное уборочное время, когда слякоть и, можно сказать, болотина, смогли взять урожай зерновых. И достаточно для нас неплохой – 10–11 центнеров с гектара. Пойдёт в кормовую базу – у нас, напомню, кроме птицы и свиней есть поголовье крупного рогатого скота.

– Как с площадями – увеличили, сократили?

– По зерновым – пшенице и овсу – площади из года в год остаются практически неизменными – порядка 120–130 гектаров. Но часть оставляем под пары.
19 га задействуем под выращивание картофеля и около восьми – под овощные: капусту, свёклу, кабачки, морковь.

– В 2020 году в связи с запуском линии консервации вы планировали увеличить посадки капусты. Получилось?

– Посадить-то получилось, но погода подвела. Из-за обильных осадков в июне и июле потеряли большую часть урожая овощей в Краснокаменске. Капуста, морковь, свёкла – их просто утопило, всё сгнило на корню. Уборка была, но результат – слёзы.

В Нерчинском районе ситуация лучше. В ИК-1 выполнили план по капусте: собрали 23 тонны, как и планировали. Также по моркови и свёкле – выкопали 14 тонн.

– Наверное, в Нерчинске, как всегда, ударно работает женская колония?

– К сожалению, женскую колонию, которая действительно радовала нас успехами и в тепличном хозяйстве и швейном производстве, ликвидировали. В этом году произошла ликвидация двух исправительных учреждений, где у нас были очень хорошие показатели в земледелии, – ИК-11 (г. Нерчинск) и сейчас на ликвидации колония-поселение КП-6.

– Учреждения закрывают, а теплицы, огороды, поля?

– Теплицы и другие площади, которые находятся на территории бывшей женской колонии, мы в этом году задействовали в полном объёме. Сотрудники ИК-1, которая рядом, выращивали огурцы, картофель и другие овощи, продавали их населению и кафе. Но всё равно женщины есть женщины, с ними урожайность была намного выше. Не знаю, как объяснить. С любовью, что ли, выращивают…

И опыт, конечно, в Нерчинске был наработан. И филиал ПТУ там в своё время хороший был – обучали овощеводов, преподаватели были опытные. Но специальность закрыли. Вот такие у нас дела.

Щи-борщи, огурчики

– В прошлом октябре запустили линию консервации. Как она?

– Работает. И достаточно эффективно. В этом году – мариновали огурцы (у нас они идут по внутрисистемным поставкам).

Чтобы увеличить количество готовой продукции, мы даже привезли в ИК-8 (Карымский район) из другого учреждения и установили ещё две теплицы – до 10–15 тонн вырос объём свежих огурцов. Хватило и на консервацию.

Овощные заготовки пока не делаем. Но в планах есть. Сейчас будет контрактование (заключение контрактов на 2022 год на поставки внутри системы УФСИН и сторонним потребителям), включим туда как свежие, так и маринованные огурцы, капусту, морковь, свёклу. Думаем начать выпуск первых блюд – щи-борщи. Посмотрим…

– Помню, к луку присматривались, чтобы заменить сухой свежим и маринованным…

– Лук планировали посадить на территории колонии-поселения КП-6. Учреждение попало под ликвидацию – экспериментировать с посадками не стали. Но в ИК-8, где находится непосредственно цех консервации, следующей весной предлагают попробовать. По семенам – где и какие покупать – я с фермерами уже посоветовался, почву прозондировал. Это направление надо развивать, потому что лук – достаточно полезный продукт, востребованный.

– Чем ещё хотите поделиться, похвалиться?

– Поделюсь нерадостным – неприятности на нас напали из-за вспышки в крае африканской чумы свиней. Свиноводством занимаются в шести учреждениях. Поголовье стабильно держалось на уровне 2 тысяч. Больше всего – порядка тысячи – было в ИК-5. Весной, когда в городе обнаружили АЧС, два учреждения – ИК-3 и ИК-5 – попали в карантинную зону. Пришлось ликвидировать больше тысячи животных. Ветеринарная служба изъяла их. Сожжены, уничтожены.

– Компенсацию получили?

– Да. Но мощности простаивают (целый год содержать свиней на территории запрещено). Естественно, мы уволили осуждённых, которые занимались свиноводством, это порядка 30 человек. И сейчас, в сентябре-октябре, мы, честно говоря, столкнулись с нехваткой запасов мяса (по свинине мы ведь обеспечивали исправительные учреждения городской площадки практически на сто процентов). Вопросы решили закупом птицы, рыбы, говядины, но всё равно…

Надеюсь, весной закончится карантин, закупим поросят, таких же породистых, как у нас были, и помаленьку-помаленьку будем начинать всё сначала. Свиноводство в учреждениях УФСИН оказалось достаточно эффективным.

Парты, стенды, окна для школ

– Сельское хозяйство – это для вас больше вспомогательная, чем основная деятельность. Есть хорошие новости по части промышленного производства?

– Отрадно, что мы выполнили контракт на изготовление мебели для школы №35, которая строится в Чите в микрорайоне Октябрьский. Полностью обеспечили огромное учебное заведение (классы, коридоры, столовую, лаборатории, подсобные помещения – четыре корпуса) столами, стульями, лавками, шкафами, мягкой мебелью, стендами, верстаками… В общем, всем! Достаточно большой объём (на 46 млн рублей) и ассортимент; эскизы для каждого кабинета были фактически индивидуальными.

При этом по федеральной целевой программе оснастили свои мастерские оборудованием, о котором давно мечтали. Купили камеру порошковой окраски (что, собственно, и позволило выйти на такие контракты). Станок плазменной резки – тоже нужная вещь. Обновили другое оборудование – сварочное и для деревообработки…

Ещё потребности есть. Но благодаря поддержке государства, в принципе, хорошо перевооружились. Стараемся оснащать производственные цеха современным, востребованным оборудованием.

– Тут и ведь другая сторона медали: люди, которые работают на нём, повышают квалификацию мебельщиков, сварщиков.

– Конечно. Выйдя на свободу, у них есть шанс устроиться по профессии. Может, и своё дело открыть.

И вообще, мы переходим на качественно другой уровень. Как раньше считалось – если сделано в колонии, значит, обязательно ручной труд. Нарды, картины, резьба по дереву – элементарные вещи. Сейчас у нас массовое производство мебели (деревообработка), пластиковых окон (в этом году отработали большие контракты на поставку и установку окон в школах, в прошлом – в детских садах). Хорошо оборудовали швейные цеха. Наращиваем и совершенствуем металлообработку.

– Чувствуется действие не только федеральных программ по линии УФСИН, но и национальных, которые действуют в крае.

– Конечно, на себе ощущаем, насколько это здорово и востребовано – обновлять школы, сады и т.д. Стараемся каким-то образом помочь. И у наших подопечных мотивация есть – обучиться профессиям, востребованным на рынке труда. К тому же они не бесплатно работают – получают заработную плату, компенсируют вред потерпевшим, назначенный по суду, есть и такие, что, работая за решёткой, помогают родственникам. Труд – в поле, теплице, со сварочным аппаратом или электролобзиком – ещё никому не помешал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)