Бывших чекистов не бывает

20 декабря – День работника органов госбезопасности, а 1 января 2021 года исполнится 70 лет начальнику Управления ФСБ России по Читинской области (1993–2000 гг.), генерал-майору запаса, почётному сотруднику контрразведки Виктору ОСТАНИНУ. Конечно, мы не могли оставить без внимания этот факт.

Взыграла романтика

– Виктор Алексеевич, мы встречаемся накануне 20 декабря – дня, который долгое время был для вас профессиональным праздником. Вот сейчас, спустя 20 лет, так сказать, «гражданской жизни», что значит для вас эта служба?

– В нашей среде говорят, что бывших чекистов не бывает, поэтому 20 декабря – это действительно мой профессиональный праздник. Я отдал этой нелёгкой, но интересной и захватывающей службе долгие годы жизни. Когда в 1977 году мне предложили пойти на службу в органы, я колебался. Дважды отказывался, а на третий раз, когда Григорий Никитович Исак дал прочитать одну хорошую книжку про разведчика, во мне взыграла романтика. Посоветовался с супругой, посоветовался с матерью. Мать испугалась, потому что считала, что служба в органах очень опасная. Но я дал согласие и не пожалел ни разу.

После окончания института и Высших курсов КГБ СССР проходил практику в Чите. Хотел уехать работать в Забайкальск, потому что там квартира была свободная, а у меня уже был ребёнок, но мне сказали: «Будешь служить здесь». Мы сняли очень запущенную квартиру, начали приводить её в порядок. На работе мне выделили сейф, рабочий стол и дали дела. Всё. С этого началась моя служба.

– Вы помните свои самые первые дела? Ну или просто интересные?

– Много я вам не расскажу, конечно. Но была одна очень серьёзная операция, я её начинал ещё опером. В одной далёкой стране прекратил выходить на связь с нами один наш человек. Центр поручил нам восстановить эту связь, я подготовил исполнителя, и он отправился в ту страну. Выяснилось, что наш человек натурализовался там и хотел оборвать все нити. Связь была восстановлена, наш человек впоследствии занимал в том государстве высокую должность, мы получали от него очень ценную информацию. Я получил благодарность от Ю.В. Андропова, исполнитель тоже был поощрён.

Другое интересное дело с проникновением в «западные спецслужбы», как это сейчас модно говорить, – это наша игра с одним из зарубежных антисоветских центров, которого сейчас уже не существует. Проникновение в этот центр являлось одной из ключевых задач для Комитета государственной безопасности, и мы с Владимиром Ивановичем Поповым внедрили туда человека, который пользовался доверием и передавал достаточно ценную информацию. Позже он вернулся в страну, защитил кандидатскую диссертацию, занимал высокие должности в госструктурах. Вот эпизоды из моей ранней оперативной молодости.

– В книгах пишут про вербовку страшное – как людям угрожали, заставляли, шантажировали…

– Это всё мифы. В основном люди, которые нам помогали, делали это совершенно искренне, из-за своего сознания. Они не получали никаких денег. Это были действительно патриоты, которые желали помочь стране. Особенно для внешних политических операций роль такого человека важна, это не стукач, это тот человек, который выполнял задачу на пользу нашей стране.

– А были такие случаи, что наших рассекречивали?

– Когда пришёл Бакатин, и главной целью у них с Борисом Николаевичем Ельциным было развалить КГБ до самого фундамента и фундамент разрушить, многих людей предали. Особенно много тех, которые находились за рубежом и помогали Советскому Союзу. Посмотрите фильм Кондрашова «Стена» про то, как мы сдали Восточную Германию. Очень сильный, мощный фильм.

Я считаю, что в тот период был нанесён колоссальный ущерб интересам нашей разведки и контрразведки. От этого разрушения наши спецслужбы восстанавливались очень долго и только, может быть, пять-семь лет назад начали возвращать прежнюю силу и мощь. А ведь мы считались одной из самых сильных спецслужб мира.

Кадровая лихорадка

– А забайкальские спецслужбы на каком счету были?

– На хорошем счету. Мы были в первой десятке по стране. Во-первых, приграничная территория, во-вторых, здесь находился один из мощнейших военных округов Советского Союза, то есть интересы, в том числе и западных спецслужб, устремлялись сюда, и мы это ощущали постоянно, предотвращали многие разведывательные акции. Край в то время представлял очень большой интерес, в первую очередь, за счёт военного округа, а кроме того, как богатейшая минерально-сырьевая база.

– Как вы относитесь к высказываниям, что сейчас нашу территорию намеренно освобождают, чтобы отдать Китаю?

– Я считаю, что это блеф. Пока у руля нынешний президент, мы ни одного кусочка земли не отдадим ни под какими предлогами. Надеюсь даже, что мы будем прирастать теми территориями, которые были в границах Советского Союза. Просто надо жизнь в стране наладить так, чтобы они опять к нам пошли – все, кто от нас отделился.

Но слушаю сейчас различные политические шоу, смотрю на наших политологов так называемых, их сейчас развелось, теоретиков, а на земле-то они не были! Это примерно как сейчас Кириенко проводит всякие конкурсы на поиск лучших молодых людей, губернаторов, прочих. Играет в игры, грубо говоря, в ЕГЭ: сдал экзамен – получи пост. А на посту ведь надо работать.

– Ну, у нас тоже есть «Забайкальский призыв», если что…

– Я сомнительно отношусь к этим «призывам» и с тревогой смотрю на ту кадровую лихорадку, которая сегодня происходит в Забайкальском крае. Я не знаю, чувствует ли это Москва, но это ненормальная ситуация. То, что сегодня происходит в верхушке управления краем, крайне ненормально! Разрушилась вся система управления, которая создавалась, которая была спокойна. В такой обстановке, когда человек работает полгода, уходит, приходит второй, приходит третий, результата не может быть никогда.

– Как считаете, когда в нашем крае кадровая вакханалия остановится?

– Я считаю, что должна скоро остановиться. И, в конце концов, к руководству краем должны прийти адекватные люди. Я думаю, это должно произойти в ближайшие полгода. Дольше нельзя, потому что дальше уже собирать нечего будет.

Думающие люди

– Не могу не спросить о том времени, когда вы возглавляли аграрный комитет Читинской областной Думы (В.А. Останин был депутатом Читинской областной думы 3-го и 4-го созывов, 2000–2008 гг. – Ред.)?

– Когда приходишь на какую-то должность, надо, в первую очередь, «въехать в тему». И я, когда начальникам управления был, всем говорил: «Ребята, изучайте законы, изучайте нормативно-правовую базу, потому что это в конечном итоге приведёт к результату».

До того, как возглавить аграрный комитет, я же был первым заместителем председателя думы Александра Фадеевича Эпова, то есть уже ездил по районам, встречался с людьми, видел, как крестьяне живут, чего им не хватает. А когда такое предложение поступило, согласился, дума проголосовала, и у нас сложился, я считаю, уникальный комитет. Раиса Николаевна Баженова – человек всё время на земле, Холмогоров – человек всё время на земле. Константин Наместников только поднимался со своей компанией, звездили они с Ольгой в тот период; Галын Доржиев – «Зооветснаб»; Кузьминов, который мясокомбинат возглавлял, – к несчастью, попал потом «под замес»; Николай Семёнович Бородин из Красного Чикоя… То есть люди, которые выросли на земле и понимали, что такое село и сельское хозяйство, сельская жизнь. И я. Когда мы собрались на первое заседание, Кузьминов посмеивался: «Ну чего, Алексеич, делать будем?» Говорю: «Будем работать!»

Я перелопатил тогда кучу материала. С Николаем Илларионовичем Гантимуровым проводили совещания, определяли стратегию, потому что бюджет был страшно бедным, а необходимость помогать именно селу и, в первую очередь, хозяйствующим субъектам была большая. Я до сих пор вспоминаю ту сессию, на которой мы провалили, грубо говоря, бюджет. То есть не стали принимать его, потому что на развитие сельского хозяйства там было выделено минимальное количество денег. Через неделю деньги нашлись, и с удовольствием Читинская областная Дума бюджет приняла.

– Для блокировки бюджета одного вашего комитета было же недостаточно?

– А мы призвали к совести, в том числе и «Единую Россию», то есть провели с ними индивидуально-воспитательную работу.

– Пользовались своими чекистскими методами?

– Нет, я пользовался цифрами – что реально есть в забайкальском сельском хозяйстве, какая техника, каков её износ и так далее. Ну, там же много думающих людей было. Они поняли.

О важном

– Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, но не все становятся. Как вам это удалось?

– Во-первых, прямо скажу, я не мечтал стать генералом. Я шёл работать. Работал, а за меня думали руководители. Во-вторых, мне повезло с самого начала. Первым куратором был Анатолий Петрович Соломин. У некоторых кураторов молодые сотрудники только и успевали отчитываться: утром отчитывается, что будет делать в течение дня, вечером отчитывается, что сделано, и так каждый день. А мне через неделю Анатолий Петрович сказал: «Можешь работать самостоятельно, отчитываться будешь в конце месяца». Так что я не был в жёстких рамках, были свобода и творчество.

А самое главное, мне везло на хороших людей. Вспоминаю, как пришёл в свой первый кабинет, и тех, с кем начинал службу: Владимир Сергеевич Хоменко, Сергей Валентинович Костюнин, Владимир Ильич Мельников, Юрий Романович Василенко.

Молодым тогда реально помогали, людей оценивали по деловым, по личностным качествам.

После Минска – в самом начале службы – меня привели к начальнику управления Виктору Алексеевичу Ломакову.

– Ну как, намерен служить? – спрашивает. Такой здоровенный, серьёзный. Генерал.

– Да, товарищ генерал! – отвечаю я, в своём каком-то несуразном джинсовом костюмчике.

И тут он вдруг неожиданно:

– Не товарищ генерал, а тёзка твой.

Вот такое было напутствие, и врезалось оно мне в память на всю жизнь.

Потом начальником управления стал Владимир Иванович Сафронов, затем Геннадий Петрович Горбачёв. Мне повезло и с коллективом, и с руководителями. Бессменный Алексей Владимирович Соловьёв, заместитель начальника управления, куратор моего первого подразделения, – дай бог ему здоровья; заместитель начальника управления Александр Иванович Фирсов… Замы у меня хорошие были: Сергей Иванович Рыкунов, сейчас возглавляющий наш совет ветеранов, Виктор Григорьевич Сумятин и Сергей Павлович Езубченко – оба впоследствии стали генералами в других регионах.

А сейчас один из моих учеников, кого я брал на службу, тоже стал генералом.

– Если бывших чекистов не бывает, то чего желаете коллегам?

– В наш профессиональный праздник я хотел бы пожелать ветеранам и членам их семей здоровья и благополучия. А тем, кто сегодня несёт эту нелёгкую службу, здоровья, благополучия и оперативной удачи. А кроме удачи ещё надо иметь желание, мозги, холодный ум и чистые руки. Вот этого я желаю коллегам.

2 Ответы на “Бывших чекистов не бывает

  1. Виктор Алексеевич! Поздравляю Вас с профессиональным праздником!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)