Новый Олов: без повода – к людям

Дорога к Новому Олову и Кадае – гимн забайкальским красотам. Ступенчатые увалистые сопки, где каждая ступенька чуть-чуть снежком припорошена, будто зовут подняться наверх и с высоты посмотреть на здешние просторы. Светлые березняки, что по всем склонам и падям разбежались, исправно дарят людям запашистую ягоду, да и грибками стабильно балуют.

Проезжаем местный Кодар, а где-то и заповедное местечко Жалая с приметным камнем прячется: сюда любят наведаться новооловские ребятишки. А ещё примечателен Новый Олов местечком Цыганка, тут традиционно в начале сентября проходит школьный День здоровья. Откуда название пошло, теперь только гадать можно. «Может, когда-то цыгане останавливались», – поясняет в разговоре учитель математики Людмила Васильевна Питомец. А рядом с этой красотой та самая сельская действительность с брошенными домами, заколоченными ставнями и запасами сена во дворах. По ним крепких хозяев в селе сейчас и определяют. В Новом Олове пять дворов насчитали, а это значит, цепляются люди за землю, как бы жизнь ни крутила.

Где каждого заметят

Знакомство с селом началось со школы. Самое приметное здание в Новом Олове вмещает в себя подготовительную группу детского сада, сельскую администрацию и школу, что относится к разряду основных. Рассчитанная на 200 человек, сейчас она принимает в свои стены ребятишек в количестве 44 человека. И того бы не было, если бы 4 года назад не закрыли в Кадае начальную школу. Теперь ребятишки оттуда на подвозе, начиная с первоклассников. Для сравнения: в 1993 году в новооловской школе училось 165 ребятишек.

Пока искала директора, пять раз услышала вежливое «здравствуйте». Добрая примета маленьких сельских школ, где каждого ребёнка заметят, поддержат, поздравят с днём рождения. Пока беседовала с директором на короткой школьной перемене, два раза разговор ребятишки прерывали.

– Людмила Георгиевна, а он бегает и не слушается…

– Значит, записывай в тетрадь как нарушителя, скоро линейка, там поговорим, – советует директор, и мальчишка закрывает дверь.

– Людмила Георгиевна, можно я домой пойду?

– У вас какой сейчас урок? Математика? Значит, надо отзаниматься, потерпеть, а потом домой пойдёшь.

«Дети у нас от городских ещё отличаются, как-то прокурор района приезжал и удивился, сказал, будто из советской эпохи. Линейки у нас в школе традиционно проводятся, там и отметим, и пожурим при всех, чтобы коллектив чувствовали. Вот у Максима сегодня зуб болит, отпрашивался с уроков, но самые главные всё-таки отзанимался, потерпел», – поясняет директор школы Людмила Георгиевна Путинцева.

Говорим о главном – о кадрах. «У нас 8 педагогов, из них пять пенсионного возраста. С 1968 года трудится Любовь Александровна Непомнящих, что приехала сюда по распределению из Краснодарского края. Она у нас учитель русского языка и литературы, но специфика сельской школы такова, что учит сейчас и биологии, и географии. 44 года трудится учитель математики Людмила Васильевна Питомец, больше сорока лет – Наталья Петровна Пушкарёва, три десятка лет – Лариса Алексеевна Декина. Конечно, нужно обновление, только не едут в село сейчас молодые, вот и уговариваем наших ветеранов», – рассказывает директор.

Её детство прошло здесь, застала время, когда из-за разрушенного здания школы учились в четырёх временных зимовьях. «Я в 5-м классе училась, когда переехали в новое здание основной школы, оно тоже долго не продержалось, вот этому зданию в будущем году 25 лет будет, тепло держится благодаря стараниям кочегаров, потому что на сваях построили, ветер гуляет. В этом году улучшилось дело с питанием, теперь мы детей и рыбой можем покормить, и котлеты позволить, но от пришкольного участка отказываться не собираемся. Земля у нас хорошая, урожаи добрые собираем: картошка, капуста, свёкла всегда на столах. На участке все трудимся – дети, педагоги, технический персонал», – слушаю Людмилу Георгиевну, что спешит на урок.

Про низкий престиж и преданность делу

Сельским школьникам в период вынужденной «дистанционки» неожиданно повезло: они по-прежнему каждое утро приходят в школу и, к счастью, учатся так, как и должно. На уроке математики у Людмилы Васильевны Питомец сегодня только Игорь Ильин и Даша Коноплёва. Математика вместе с физкультурой у Игоря – любимые предметы. Успевает и на кружки шахмат и лёгкой атлетики. Не скучно мальчишке в деревне, вот только летом не получилось за ягодой походить: с маленьким братом водился. Даше больше история и обществознание по душе, а ещё тянет её к рисованию и рукоделию, и, конечно, для обязанностей по дому всегда время найдёт.

Для Людмилы Васильевны Новооловская школа – первое и единственное место распределения после окончания Читинского пединститута. Выпускницу школы села Тупик сельская жизнь тогда ничем ни напугать, ни удивить не могла. Приехала, поселилась в общежитие для молодых педагогов, что сразу под опеку совхоза попадали. Вода, дрова, ремонт не были проблемой. Молоко и мясо тоже не в дефиците, а уж про то, чтобы вторую половину в селе найти, и печали не было. Вот и Любовь Васильевна, и её коллеги вышли за местных парней замуж, да так и остались.

«Хорошо нас приняли, поддерживали и вели. Я всё добрым словом вспоминаю Пану Георгиевну Иванченко, что руководила школой. Другой была жизнь, не только учились, но и совхозу помогали: дети за телятами ухаживали, свёклу растили, пололи, убирали, отлынивать и мысли не было», – вспоминает моя собеседница. Конечно, говорит о том, что уже бы пора и отдохнуть, да нет замены. В коллективе две выпускницы школы – Елена Павловна Базаренко и Гулия Николаевна Деменская, и пока никого не ждут. Много потеряла школа и после отъезда учителя иностранного языка Ксении Николаевны Матюшенко. Высококлассный специалист и уважаемый в селе педагог переехала в краевой центр. Из одиннадцати девятиклассников Новооловской школы в текущем году трое поступили в горный техникум, четверо – в железнодорожный и двое – в училище. Желающих пойти в педагоги не нашлось. Вот так сейчас низкий престиж и преданность делу уживаются в школьном образовании.

В надежде и ожидании

Глава сельского поселения Владимир Алексеевич Ананьев – уроженец Нового Олова, здесь окончил школу, здесь сейчас живёт мама. Он живёт в Чернышевске, но земляки предложили ему выдвинуть свою кандидатуру на выборы, вот и пошёл. Это пример к тому, как остро обозначена кадровая проблема в сёлах. Подводит небольшие итоги работы за год. Из позитивного – строительство водокачки и детской площадки в Новом Олове, а также ремонт дорог в селе. В планах ремонт водокачки и строительство детской площадки в Кадае.

Больных вопросов два. Первый – отсутствие фельдшера на центральной усадьбе. Раз в неделю приезжает сюда Татьяна Константиновна Торлова из Кадаи, а путь до районного центра неблизкий: 60 километров надо проехать.

Второй – закрытое по причине аварийного состояния здание Дома культуры. Теперь ДК и библиотека располагаются в одном крохотном здании, и скорого решения вопроса в администрации не ждут.

«На всех уровнях говорим о необходимости медицинского работника, в поселении проживают почти 600 человек, но никто ехать не желает. На первое время и квартиру бы нашли, а потом и модульный ФАП с жильём могли бы построить.

С Домом культуры вопрос, как всегда, в деньги упирается: только на проектно-сметную документацию нужно два с половиной миллиона рублей. Мы писали письмо на имя сенатора Сергея Петровича Михайлова, обещают включить нас в программу по строительству сельских домов культуры только в 2021 году», – комментирует Владимир Алексеевич.

Есть и ещё одна проблема, что касается земли. В девяностые годы кадастровым инженером была допущена техническая ошибка, и произошло наложение границ по земле. В итоге люди сейчас не могут получить свои паевые земли, а производственный сельскохозяйственный кооператив «Кадаинский» под руководством Андрея Ивановича Деменского не вправе рассчитывать на субсидии. «В кооперативе около 600 гектаров посевных площадей, всё наше население кормами снабжают, а из-за этой ошибки никакой поддержки получить не могут. Сейчас решением вопроса занимается Забайкальское бюро кадастровых инженеров, надеемся, что всё решится положительно. С сенокосными угодьями у нас пока всё нормально, сена накашиваем по потребности», – поясняет глава.

Когда трудом жив человек

Специалисты, занимающиеся изучением факторов долголетия, чаще всего сходятся во мнении, что долгая жизнь дарована трудолюбивым, не теряющим интереса к жизни и спокойным людям. Конечно, к вышеперечисленному обязательно добавят здоровый образ жизни, хорошую экологию и отсутствие вредных привычек.

Вера Георгиевна Арсентьева, что будет в новом году отмечать 90-летие, три года как сама отодвинула себя от домашней пасеки. Это одно из её любимых дел в череде привычного круговорота сельской жизни, где каждое время года сулит новые заботы. 50 лет Арсентьевы свою пасеку держат, науку эту переняла она от свекрови Таисии Михайловны, а теперь дело полностью младшему сыну Владимиру перешло.

А уж было этих дел на её веку – не пересказать. Война началась, когда Вере 10 лет исполнилось. «Семеро нас в семье было – три брата и четыре сестры. Старший – Иван Катанаев ушёл на фронт со студенческой скамьи, был командиром стрелково-пехотного батальона, отличился в боях на озере Балатон. После войны жил на Украине, преподавал в университете Днепропетровска. Иван везучий был, в одном из боёв после бомбёжки один жив остался, у нас в школе о нём рассказывают, стенд есть. Отца Георгия Григорьевича Катанаева в 1943 году на фронт забрали и вскоре комиссовали по болезни. Вернулся в Новый Олов, назначили председателем сельсовета. Ребятишки тогда наравне со взрослыми работали на сенокосе и на уборочной. В колхозе тогда много картошки сажали, огород был большой. Растили, убирали, сдавали в военный гарнизон. У школьников обязанность была – собирать золу и куриный помёт, чтобы поля удобрять. Я в школе всё-таки училась, семь классов мы вдвоём с подружкой в Старом Олове заканчивали. Интернат тогда закрыли, нам в школе кровать поставили, печка была, на ней похлёбку из мангира и варили. Хлеба 300 граммов на день было положено.

Потом поступила я в медицинское училище да бросила: домой сильно хотелось. Сядем мы, деревенские, вечером в общежитии и слёзы в подол льём, так моя учёба и закончилась.

Домой приехала, отец сразу сказал: «Учиться не хотела, значит, доить пойдёшь», и пошла я на ферму. А потом отправили на лесозаготовки, лес в Урюме и Бушулее валили. Мне тогда 17 лет было. Мама плакала, а отец сказал: «Кто пойдёт, если я свою не отправлю?», – вспоминает Вера Георгиевна. Вспоминает легко, без грусти и горести, без жалоб на здоровье.

О самом главном

А общаемся мы по-особому: я пишу, а она читает и рассказывает, потому что не слышит. В начале пятидесятых молодожёны Арсентьевы подались на заработки в Букачачинскую шахту. Вера Георгиевна была «сумконоской» (поднимала уголь), и однажды обрушившееся крепёжное бревно ударило её так, что она потеряла сознание. То ли это бревно, то ли уколы стрептомицина своё дело сделали, но не подходит ей теперь ни один слуховой аппарат.

Но моя героиня не кручинится и оптимизма не теряет. Радуется, что сладилась семейная жизнь у детей, что рядом добрая и понимающая невестка Оля. 25 лет прошло, как Вера Георгиевна похоронила супруга Георгия Никандровича и живёт в семье младшего сына. Пятерых подняли Арсентьевы, и все в Новом Олове остались. Татьяна, Людмила, Валентина, Владимир, Валерий. «С детства все к работе приучены, как нас растили, так и мы их. Образование получили, четверо с дипломами – агроном, зоотехник, механик, Людмила институт культуры окончила, сейчас в школе директором работает. Тяжело было, я девять сезонов в школьной котельной отработала, бывало, сяду за стол, пока учились, и кусок в горло не лезет, думаю: «Валерка там голодный», – рассказывает Вера Георгиевна.

Задаю вопрос о главном в жизни, и она отвечает сразу и легко: чтобы в семье порядок был и друг друга уважали.

«У меня в родове и татары, и поляки есть, предков наших сюда судьба занесла. Мама с папой венчаные были, растили нас в строгости. Я до замужества ни с кем не целовалась, а замуж выходила, мама мне сказала: «Никогда на мужа не жалуйся, вышла замуж – живи. Мы по-старому жили: мой муж в армии 7 лет служил, а семья его в Новый Олов переехала из Зюльзи. Увидел меня первый раз на побывке, мы и не знакомились даже. А вернулся из армии, сразу сосватал, и жить стали. Но чтобы на людях на колени к нему сесть или целоваться – никогда такого не было», – слушаю Веру Георгиевну и невольно сравниваю с днём сегодняшним.

А она подводит главный итог, он на тетрадном листке выделен шариковой ручкой: 6 внучек, 5 внуков, 5 правнуков, 3 правнучки. «Мало, недовольна я этим», – произносит она так живо и молодо, что только диву даёшься.

Когда дело – любимое

Наталью Анатольевну Пушкарёву застали дома. Это её первый год вне школы, и, скорей всего, корпела бы она сейчас над ребячьими тетрадями, если бы не здоровье. Одна отрада – внуки Егор и Илья, что на дистанционном обучении без бабушкиного руководства никуда. Даже друга умудрились под «родное крыло» пристроить. Она улыбается, но отказать не сможет. Дело, которому отдано больше трёх десятков, было и осталось любимым.

Ей всегда хотелось в класс, не хватало урока, чтобы научить, увлечь, хотелось дать как можно больше. Много лет в созданном ею кукольном театре перекладывались на стихотворный лад сказки народов Забайкалья. Легко и певуче укладывались в строфы и рифмы «Эвенкийская лепёшка» или «Почему бурундук полосатый».

Не изменись жизнь в селе, не побеги отсюда люди, наверное, сейчас бы в каждом доме жили её ученики. Учитель начальных классов – особенное звено. Сюда придут малыши, которых надо «влюбить» в школу и при этом дать те самые азы, без которых не будет дальнейшего успеха.

Наталья Анатольевна подвела свой итог: 14 классов, 116 мальчишек и девчонок, которые прошли через её руки и сердце. «Мои первые ученики уже бабушки и дедушки, успела поучить их детей и наверняка познакомилась бы и с внуками, но отток из села сделал своё дело. Сейчас в Новом Олове 18 моих выпускников. Много моих ребят стали врачами, военными, пошли на железную дорогу, стали воспитателями и водителями, есть тележурналист. За всю историю школы у нас было 3 медалиста, два из них – мои ученики», – комментирует моя героиня и добавляет, что самое главное – её выпускники стали порядочными и работящими людьми. А вместе с ними росли и свои два сына – Дмитрий и Евгений. Два маминых крыла, что прилетят по первому зову. Ей сейчас непросто.

От крепкого корня

Мы знакомы, и я не стала задавать ей вопрос о профессиональном выборе. Восьмилетняя школа села Чалбучи-Килга в годы нашего детства была Школой в самом высоком смысле этого слова. Родители учеников молодых педагогов, что приезжали по распределению, называли строго по имени-отчеству, и из этих молодых девчонок вырастали такие учителя, что желание походить на них зачастую определяло выбор выпускников.

«В начальных классах для меня божеством была Екатерина Ивановна Кочнёва. Потом я обожала Галину Константиновну Гарипову, Розу Михайловну Макарову, Людмилу Евгеньевну Подкорытову, Марину Михайловну Заикину. Она была женой офицера-пограничника и приезжала к нам из соседнего села. Ну и, конечно, обожала уроки физики Александра Андрияновича Фёдорова», – вспоминает Наталья Анатольевна.

Наверное, не ошибусь, если сама отвечу на вопрос, кто оставался в сельской школе после окончания педагогического заведения. Конечно, чаще всего те, кто вырос в селе. Сельский учитель – явление особое. Рядом со школьным «погружением» –домашние заботы, хозяйство и жизнь, что у всех на виду. В семье Варвары Кирилловны и Анатолия Филипповича Саломатовых росли два сына и дочка – Александр, Наташа, Андрей. Спрос с дочки был немалый. Воды на коромысле с речки наносить, телят прибрать, дома порядок навести – дело привычное.

Удивительно, но с каждодневными заботами хватало времени и на игру, и на шалости. Родители на работе, а главный воспитатель – бабушка Прасковья – всегда строго на страже порядка стояла, и прут всегда под рукой.

«И вот надо же, ни один из нас даже сбежать не думал или слово поперёк молвить, подходили по бабушкиному зову беспрекословно», – улыбается она, вспоминая ту родную «педагогику».

Открываю видео, где четвероклассник Егор, как две капли воды похожий на бабушку, отчитывается перед ней, с чувством декламирую стихотворение про весенний ветерок.

Старается изо всех сил. Знает: бабушка поблажки не даст. Учитель бывшим не бывает.

P.S. Давно подмечено, что село живёт, пока жива школа. В этом году в Новом Олове родилось три человека, а смертность превышает рождаемость. Практически нет Дома культуры, как нет и фельдшера. И как редок в сегодняшней жизни информационный повод, зовущий журналиста приехать в любое забайкальское село. Мы побывали, как всегда, без повода. Лишь потому, что тут живут люди.

фото автора и из семейного архива

 

+ -2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)