Человек должен быть созидателем

Окончание, начало в №36

Новый поворот

Через три года работы в родном колхозе «Путь Ильича» с. Верхний Ульхун пригласили меня в контору, к председателю. Приехал работник обкома комсомола Леонид Михайлович Ядыкин, начали беседу: «Есть такое предложение…» Я к тому времени был кандидатом в члены партии, а кто постарше, знает, что убеждать тогда умели. До сих пор размышляю, то ли я правильно сделал, то ли неправильно: работал зоотехником-селекционером, начало что-то получаться, ладиться, я и по себе чувствовал, что могу состояться как хороший специалист, и по оценкам людей понимал, что расту, но направили меня работать в комсомол.

Прежде секретарём Кыринского райкома комсомола была Татьяна Михайловна Емельянова, делегат XVII съезда комсомола, очень увлечённая, целеустремлённая женщина. Работала она уже секретарём райкома партии по идеологии, очень много помогла мне на первых порах, и отношение её было не то что назидательное или нравоучительное, а хорошее, настоящее.

Из обкома комсомола можно назвать с десяток человек, которые оказали тогда на меня влияние и помогали, но отмечу двоих. Это первый секретарь Зиннат Шайхалисламович Мачитов и Александр Николаевич Новосельцев, который тогда был секретарём.

Когда мне исполнился 31 год, работавший в Кыре первым секретарём райкома партии Юрий Илларионович Ляхов сказал: «Поедешь председателем колхоза». Я обрадовался, потому что очень хотел на практическую работу. Варианты были разные, один раз даже повезли меня, да развернули – на выездном бюро пожалели провинившегося председателя. А в 1982 году состоялся майский пленум ЦК партии, на котором утвердили «Продовольственную программу СССР» и учредили должность заведующих сельхозотделов в райкомах партии. Юрий Илларионович меня приглашает и говорит: «Коррективы! Поработаешь на партийной работе, будешь завсельхозотделом».

Вспоминаю его с огромной благодарностью. Во-первых, как человек Юрий Илларионович был очень обаятельный, уравновешенный, спокойный, и я никогда не видел, чтобы он выходил из себя. Во-вторых, работал он обстоятельно, скрупулёзно, имел записную книжку, из которой всегда можно было узнать, в каком колхозе сколько надоено, сколько вспахано, сколько произведено зерна – то есть полнейшая статистика. И я очень благодарен, что он меня обучил такому системному подходу, анализу производственной ситуации. Тогда блокнотов не было, мы аккуратно разрезали пополам общую 96-листовую тетрадь, половина – это записнушка, и она вся забита этой статистикой, и две такие книжки у меня до сих пор хранятся.

Партия и перестройка

Прошло около двух лет работы завсельхозотделом, меня пригласили в обком партии инструктором. И здесь были тоже величайшие учителя, которым я благодарен. Помогла мне в жизни наука второго секретаря обкома партии Николая Фёдоровича Носова, который курировал сельское хозяйство. Помню, пригласит, посадит напротив себя и говорит: «Вот, Анатолий, ты написал, вроде, всё правильно, а если вот это предложение мы вычеркнем, суть останется? Останется. А если вот это место уберём, останется смысл? Да…»

Он научил меня лаконичному изложению материала, и мне это очень пригодилось в научной работе, отложилось в мозгах, что не надо заниматься словоблудием, уроки Николая Фёдоровича помогли и при написании двух диссертаций.

Отдел наш был самым многочисленным. Тепло вспоминаю Владимира Андреевича Петрова, Владимира Филипповича Калугу, Ивана Алексеевича Чесных, Евгения Никитовича Черняева. Инструкторы все были в довольно-таки молодом возрасте, нас готовили к дальнейшему пути, так и мой путь сложился: в конце 1988 года на пленуме Газимуро-Заводского райкома партии меня избрали первым секретарём, и на этой должности я проработал до известных событий 1991 года.

Работать было очень тяжело. С таким опытом, как сейчас, я бы сделал гораздо больше, но там и время такое было, перестроечное, когда непонятно всем было, что и как делать. Пришлось неимоверно трудно, но система учила быстро принимать решение, схватывать ситуацию, и я считаю, что партийно-комсомольская школа хорошую службу мне в жизни сослужила.

В 1991 году я пришёл на работу старшим научным сотрудником в ЗабНИТИОМС. Не прошло и года, как там организовали научно-производственную систему «Семена», а в ней – подсистему по животноводству, и поручили её мне. В 1992 году, когда в овцеводстве всё рушилось, была предпринята одна из попыток спасения – КСК начал разваливаться, при участии управления сельского хозяйства было решено создать организацию, которая бы как-то занялась сбытом шерсти, её назвали ассоциация «Шерсть Забайкалья» и выбрали меня директором. Больше 20 хозяйств нашей области вошли в эту ассоциацию, но просуществовали мы недолго, буквально два года, ничего не получилось, потому что был всеобщий развал и отсутствовал рынок сбыта.

Смотреть вперёд

Почти 21 год я руководил Забайкальском аграрным институтом, раньше это был Читинский филиал Иркутского сельскохозяйственного института.

Считаю, что за это время удалось сделать немало. В 1999 году из Читинского филиала мы преобразовали вуз в Забайкальский аграрный институт, хотя это была очень непростая процедура, особенно по названию. В Минсельхозе России мне говорили: «Забайкальский? Ты куда замахиваешься?» А потом, когда в 2008 году Забайкальский край создали, я человеку, который меня больше всех приземлял, сказал: «Смотри, как я вперёд-то смотрел!»

Мы открыли очное отделение, несколько новых специальностей – «ветеринария», «охотоведение», «землеустройство»; включили в состав нашего института Читинский институт переподготовки кадров агробизнеса в качестве факультета повышения квалификации и Читинский сельскохозяйственный техникум, сейчас это колледж агробизнеса. Получилось многоуровневое образовательное учреждение.

Построили общежитие, ветеринарную клинику. Отдельная тема – создание учебно-опытного хозяйства. Когда мы об этом заикнулись, наш ректор в Иркутске Александр Афанасьевич Долгополов, с которым у меня очень дружеские отношения сложились, сказал: «Тебе зачем нужна эта головная боль?» И действительно, сегодня учхозы развалились в большинстве вузов страны, нет даже знаменитого «Байкала» Бурятской сельхозакадемии, потому что обещанная учхозам господдержка так и не оказывается.

Но учить специалиста по одним плакатам, бумажкам и книжкам – это же неправильно! Он должен увидеть, пощупать первичное производство. Народ у нас в АПК битый, они же поймут, если ты не знаешь, как пшеница растёт или как к корове подойти, тебя сразу определят, и будет формироваться мнение. Практическая подготовка – это святая часть подготовки любого специалиста.

Решив создать учхоз, мы выехали на голое место между сёлами Зыково и Колочное, выкосили траву и начали. Не было ничего, а сейчас там полноценная отара, полноценный гурт КРС, 500–600 га земли поднимаем, то есть средней величины сельхозпредприятие. А началась наша отара с того, что Николай Константинович Пешков, Раиса Николаевна Баженова и Баир Баясхаланович Жамсуев подарили институту по 20 овец. Помог Тумур Чимитович Рабданов, руководивший окружным сельским хозяйством, кто-то одну голову скота дал нам, старую технику…

Там мы сделали первую небольшую клинику, тепличку. В нашем крае мы самые первые восстановили студенческие строительные отряды. Лет через 6–7 хватились другие, а у нас ребята конкретно работали каждый год, и такая работа до сих пор продолжается.

Всё, что удалось сделать, сделано благодаря людям, с которыми меня свела судьба. Светлая память Валентину Александровичу Болтяну, который, будучи руководителем Читинского филиала, пригласил меня на работу преподавателем. Считаю, что изначально глаз на меня положил организатор нашего филиала и бывший начальник Управления сельского хозяйства области Николай Петрович Перов, который всегда поддерживал. Рядом со мной оказался изумительный зам по учебной работе Юрий Семёнович Зозулин, человек огромного интеллекта, у нас сложился тандем, в учебный процесс вникал он, а моей задачей было ходить по кабинетам, доказывать, добиваться финансирования, где-то представительские функции осуществлять и т.д. Назову известнейших учёных в нашем аграрном секторе: Илья Иванович Виноградов, Эмилия Васильевна Климова, Полина Александровна Алфёрова – это те, кто меня и опекал, и сопровождал в моей работе в ЗабАИ. Особые слова признательности первому управляющему учхозом Борису Николаевичу Чернецову.

Конечно, если бы не было поддержки Равиля Фаритовича Гениатулина и Николая Илларионовича Гантимурова, решать всё это было бы тяжело.

Отдельные слова об академиках, с которыми меня свела судьба. Началось это с Виктора Валентиновича Альта, который родился в Сретенске, мы с ним познакомились в 90-е годы и до настоящего времени дружим. Он привлёк плеяду других академиков – это Александр Семёнович Донченко, который был президентом СО РАН, Пётр Михайлович Першукевич, директор Института экономики сельского хозяйства, Владимир Андреевич Солошенко, директор Института животноводства, Василий Андреевич Мороз, Герой Социалистического Труда. Я очень благодарен Юрию Фёдоровичу Лачуге, в настоящее время он академик РАН, а когда мы познакомились, он руководил нашим Департаментом образования в Минсельхозе России и приехал к нам в Читу, благодаря чему решились многие наши вопросы. Особое впечатление у меня об Александре Ивановиче Ерохине, это главный редактор журнала «Овцы, козы, шерстяное дело», ему идёт 93-й год, когда я бываю в Москве, первым делом иду к нему, чтобы пообщаться и получить ценные наставления.

О совсем личном

От плохого настроения спасает работа: в огороде покопался, молотком или пилой поработал, настроение поднимается. Если что посерьёзнее, позволяю себе на охоту съездить, люблю рыбалку, главное же – общение с друзьями. С огромным интересом читаю газету «Земля» и один из немногих в крае выписываю беспрерывно «Сельскую жизнь».

Счастье – понятие относительное, но в плане семейном я очень счастливый человек. Жена моя Нина Филипповна, две дочки, зятевья, а теперь и внучата понимают меня и поддерживают. Понятно, что не без противоречий, особенно с самыми последними – у них свои подходы и свои трактования, но я считаю, что главой этого большого семейства я остаюсь. Подхожу по-старинному, если кого-то надо построить или приструнить, они меня все слушаются. Считаю, что понимание и поддержка – один из главных факторов, которые мне помогают шагать по жизни, что-то делать, самореализовываться.

Жизнь – это движение, движение физическое, движение умственное. Смысл жизни – что-то творить. Люди делятся на две категории: созидатели и разрушители, я не скажу, что сделал очень много, но подход у меня такой, что обязательно надо что-то делать – для семьи, для организации, где работаешь, и для своей Родины. Человек должен быть созидателем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)