«Девятаев», или Побег из ада

Поколения, пришедшие после Великой Отечественной… Юные советские граждане узнавали о ней и её героях по рассказам старших, по фильмам, книгам. В отличие от современных, в учебниках истории учеников младших классов средней школы СССР уделялось немало места теме огненных 1940-х. Я по-прежнему чётко вижу перед глазами рисунок из учебника – силуэты людей на фоне утренней зари в полосатых костюмах с бирками номеров. Они бегут к зловещему чёрному самолёту, на фюзеляже которого – немецкий крест.

Сегодня в первой части «Телемании» – о Михаиле Девятаеве, его подвиге и судьбе, подобной остросюжетному, масштабному, героическому блокбастеру, а затем и о грядущей всероссийской премьере новой кинокартины, что состоится 29 апреля, в кинотеатрах Забайкальского края – 6 мая.

С мечтой о небе

8 февраля 1945-го. Ночь. Изредка слышался лай сторожевых псов. На вышках часовые время от времени ворочали прожекторами. Тёмный, продуваемый сквозняком холодный барак с зарешёченными оконцами, за которым чернели в небе облака. На жёстких нарах лежал человек и вспоминал…

Он – «счастливый», 13-й по счёту ребёнок в семье крестьянина из села Торбеево Тамбовской губернии, рождённый всего за три месяца до Великой Октябрьской – 10 июля 1917-го.

Новая народная власть дала деревенскому пацану 7 классов образования. Ещё во время учёбы однажды он увидел приземлившийся возле деревни самолёт, а затем и лётчика, что показался мальчишке летающим чародеем-волшебником. И случилось то, что должно было случиться, – парнишка загорелся стать таким же покорителем неба.
16-летним он уехал в Казань поступать в авиационный техникум, но забыл свидетельство об окончании семилетки. Пока ждал документы, приём закончился. Возвращаться домой было стыдно, и парень решил подать заявление на судоводительное отделение Казанского речного техникума. Пока учился покорять речной «океан», не забывал о покорении океана воздушного – без отрыва от учёбы осваивал свой первый самолёт в местном аэроклубе. В 1938-м получил диплом и начал работать помощником капитана баркаса на Волге.

В небе с 22 июня

В 1938 году его призвали в Красную Армию, в 1940-м он окончил 1-е Чкаловское военное авиационное училище лётчиков им. К.Е. Ворошилова.

На войне он оказался с первого же дня, а на третий её день, 24 июня 1941 года, уже открыл свой боевой счёт – сбил под Минском пикирующий бомбардировщик «Юнкерс-87». Дрался с немецкими асами под Могилёвом. Был награждён орденом Красного Знамени.

23 сентября при возвращении с задания его самого с пустым боекомплектом сбили истребители фрицев. Был ранен в ногу. После госпиталя его определили в тихоходные ночные бомбардировщики, а затем и в «санитары». Только благодаря встрече с легендарным А.И. Покрышкиным после мая 1944 года он вновь стал истребителем.

Пленник, смертник, штрафник и ракеты

13 июля, сбив на своей верной «Аэрокобре» «Фокке-Вульф-190» в районе города Львова, командир звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка (2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт) гвардии старший лейтенант Девятаев Михаил Петрович был сбит сам. При прыжке с парашютом ударился о стабилизатор самолёта. Приземлился в бессознательном состоянии и попал в плен. Вскоре был отправлен в лодзинский лагерь, откуда 13 августа пытался бежать с группой советских лётчиков. Беглецов поймали, объявили смертниками и отправили в лагерь смерти Заксенхаузен. Спастись Девятаеву удалось благодаря лагерному парикмахеру, подменившему номер на лагерной робе – вместо смертника лётчик приобрёл статус штрафника. Под новым именем Степана Григорьевича Никитенко, учителя, он был отправлен на работы в концлагерь при ракетном центре Пенемюнде (остров Узедом), где шли секретные разработки нового оружия нацистов – ракет: крылатых «Фау-1» и баллистических «Фау-2».

«Сейчас летим на Родину»

8 февраля рабочий день узников, выполнявших хозяйственные работы на неприятельском аэродроме, шёл обычным чередом, когда Девятаев передал своим измождённым тяжёлой работой, побоями и скудным пайком пятерым товарищам, чтобы они были готовы к побегу. К ним присоединились ещё четверо, которые знали о побеге и были готовы принять участие в нём, но по соображениям безопасности не были проинформированы, когда это произойдёт.

В качестве транспорта ещё за месяц был намечен самолёт-бомбардировщик «Хейнкель-111», нёсший на борту экспериментальную радиоаппаратуру, используемую в испытаниях ракет. В тот день Девятаев заметил также стоявший неподалёку от места работы «Юнкерс», возле которого не было немцев. «Уйдём на этом», – быстро решил лётчик, но, когда группа заключённых подошла ближе к самолёту, Девятаев увидел, что самолёт не укомплектован и для полёта не годился. Пришлось вернуться к первоначальному плану. Подоспевшему конвоиру со вскинутой винтовкой заключённые объяснили, что выполняют указания немецкого техника-руководителя работ – прикидывают, как лучше отремонтировать укрытие (капонир) для самолёта. Конвоир опустил винтовку…

Время подходило к обеду. Развели костёр. Заключённые сделали вид, что собрались подогреть свой скудный обед. Подошёл погреться конвоир. Посторонних рядом не было, и тогда Девятаев дал сигнал действовать! Немец был обезврежен железной заточкой. Группа овладела винтовкой убитого. «Сейчас летим на Родину», – негромко заявил Девятаев тем четверым, что примкнули к группе.

12 часов 15 минут по местному времени, пользуясь отсутствием (ушли на обед) немцев-технарей и части группы охранников аэродрома, Девятаев вместе с одним из своих товарищей, артиллеристом Соколовым, скрытно пробрались к намеченному «Хейнкелю». Соколов расчехлил двигатели. Девятаев сбил замки-колодки. Оба проникли в фюзеляж самолёта, а затем и его кабину. С первой же попытки завести двигатель Девятаев понял, что никуда улететь не удастся – на борту нет аккумуляторов. Остальная группа начала лихорадочно искать аккумуляторы. Через несколько минут обнаружили заветные «кубики» на тележке, в паре десятков метров от самолёта. Ещё через пять минут двигатели «Хейнкеля-111» взревели. Группа погрузилась на борт. Самолёт вырулил на взлётную полосу.

12:36. Отрыв в свободу

Скорость достигла 170 км/час. Девятаев потянул штурвал на себя и… ничего! Ещё одна попытка. Ещё… Самолёт не взлетал. Взлётная полоса кончилась. Машина приближалась к прибрежной полосе Балтийского моря. Девятаев притормозил и дал резкий разворот – крылья дрогнули, самолёт ударился о землю, но шасси выдержали. На борту запаниковали, кто-то из группы даже пригрозил пилоту винтовкой. Девятаев лихорадочно соображал, что мешает штурвалу двигаться штатно. Быстро отбросил мысль о неснятых струбцинах на руле управления и, кажется, уже начал понимать…

Дело было в триммерах – особых управляемых поверхностях на руле высоты в хвостовой части самолёта, видимо, установленных на режим посадки. Вероятно, из-за них штурвал хотя и отклонялся на пилота, но руль не мог создать усилия, достаточного для взлёта самолёта. Помочь могла только грубая физическая сила.

Девятаев, видя, что на взлётной полосе собрались немцы, не понимающие, что происходит, решил, что есть ещё одна попытка. Лётчик успокоил соратников бодрыми русскими словами и направил самолёт прямо на растерянного противника. Фрицы бросились врассыпную, на чём свет стоит костеря чёртовых, видимо, пьяных асов люфтваффе.

«Хейнкель» рванул к началу взлётной полосы. Сделал разворот и дал скорость. Стрелка спидометра вновь приблизилась к 170… Девятаев и двое его товарищей вместе с силой потянули штурвал, и самолёт с рёвом ринулся в небеса. Бортовые часы показали время начала свободы – 12:36.

Весь «штурм», казавшийся беглецам – потенциальным смертникам бесконечным, занял всего 21 минуту.

***
Асы против аса. Когда люфтваффе в ярости. Сажая жёстко, сажая с риском. Фюрер негодует. Девятаев, мощь СССР и космос. С воздушных полётов – на подводные. Писатель и Герой. «Фау-2: Побег из ада»: подробности о новой картине. Внимание, первый вертикальный фильм!

Об этом и не только – во второй части истории о жизни и подвиге Михаила Девятаева и истории создания новой работы отечественных кинематографистов «Девятаев» накануне её премьеры в краевых кинотеатрах Забайкалья («Нерча» – Нерчинск, «Россия» – Первомайский, «Экран» – Карымское, «Космос» – Балей, «Аванград» – Кокуй, «Восток» – Борзя), что состоится 6 мая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)