Дюнкерк: изнанка «чуда» и подвига

2020 год. Две эпохальные даты – 75 лет Великой Победы и 80 лет Великого Поражения. Краснознамённый Берлин 1945-го и позорно-белознамённый Дюнкерк конца мая – начала июня 1940-го и его печально-знаменитое, прекрасно знакомое жителям Западной и Северной Европы… таинственное «чудо».

«Чудо», прекрасно известное жителям Западной и Северной Европы (примерно как нам – битва под Москвой или за Сталинград), о котором наши бывшие союзники предпочитают в эти юбилейные дни стыдливо помалкивать, и малознакомое россиянам, прежде всего, молодым. Сегодня, когда бывшие союзники нагло искажают историю Второй мировой войны, вытесняя из неё кровопролитный подвиг русского солдата, самое время поговорить об этом «чуде», тем более три года назад вышел на экраны почти правдивый масштабный военный фильм о нём – кинодрама известного режиссёра.
    Для сведения: Дюнкерк – небольшой город-порт на севере Франции, на берегу Ла-Манша, в 123 километрах от Дувра, 295 км к северу от Парижа и 10 км от границы с Бельгией. Население Дюнкерка в 1940 году составляло чуть более 20 тысяч человек.

Низвергающие Европу

    1 сентября 1939 гитлеровцы вторглась в Польшу. 3 сентября Франция и Великобритания, ставшие союзниками, объявили Германии войну. Захват Дании, Норвегии, Бельгии, Люксембурга, Голландии. Малочисленные армии этих государств оказывали сопротивление, но были смяты. Фашистские полчища победно шествовали по Западной и Северной Европе. Молниеносный гитлеровский «блицкриг» порушил планы французов и англичан. А 10 мая 1940 года немцы в обход пресловутой «непреодолимой» оборонительной линии укреплений Мажино ворвались во Францию. Упоённый победами над соседними странами, Гитлер рвался к столице европейского государства-гиганта, к Парижу, обещая разделаться и с Великобританией.
    Немецкое вторжение вызвало в Париже панику. Черчилль в своих мемуарах вспоминал, что ему позвонил по телефону французский премьер Рейно и с отчаянием в голосе воскликнул: «Мы разбиты!» Французский главнокомандующий, генерал Гамелен не знал, что делать. А когда Черчилль спросил, «где же французские стратегические резервы, Гамелен сокрушался: «У нас их нет».

Позади Лондон. Отступать… есть куда

    Великобритания для помощи французской армии ещё до начала войны, с сентября 1939 по февраль 1940 года, высадила на побережье континентальной Европы свой экспедиционный корпус под командованием лорда Джона Стэндиша Горта численностью свыше 300 тысяч человек. В период начавшихся с 10 мая военных действий Германии против Франции, несмотря на совместные усилия армий союзников (включая Бельгию и Голландию), они не смогли сколь-нибудь серьёзно и надолго остановить противника, не говоря уже о его разгроме. Всего за неделю гитлеровцы значительно продвинулись в глубину Франции и отрезали от центра страны почти всю её северную часть. Армия Горта вместе с французскими частями и соединениями, входившими в 16-й корпус, оборонявший страну с северо-запада, и уцелевшими частями голландцев и бельгийцев, несмотря на оказываемое сопротивление, стремительно отступали под напором немецких танковых соединений и массированных ударов люфтваффе с воздуха. Суша кончалась. Позади было только море.
    18 мая командующий британцами лорд Горт открыто предложил срочно рассмотреть вопрос об эвакуации (а по существу – бегстве) союзных войск на Британские острова. Великая, бессмертная историческая фраза советского лейтенанта политрука Клочкова произнесённая в недалёком будущем: «Россия велика, а отступать некуда – позади Москва», явно не годилась англичанам, считающим, что позади родные острова, Лондон – отступать есть куда.

Накануне краха и полной победы

    Булонь, Кале, Дюнкерк – города-порты, через которые предполагалось провести эвакуацию английских и французских войск. Но два первых союзникам удержать не удалось: в считанные дни наземные силы гитлеровцев смели противника. Оставался лежащий всего в 16 км от поверженного Кале (был окружён немцами 23-го и захвачен 26 мая) Дюнкерк с небольшой прибрежной полосой. Пушки танков генерала Гудериана уже были направлены в сторону города и порта. Союзные войска оказались окончательно отрезанны на побережье Ла-Манша. На этом маленьком пятачке пляжа скопилось свыше 300 тысяч войск (главным образом английских), страстно желавших уйти в Англию. Стало ясно, что если эвакуация не будет осуществлена в течение нескольких дней, то все будут уничтожены или захвачены немцами. Но было поздно. Время существования союзных войск явно закончилось. Это был крах хвалёного британского имперского духа и оружия. Необратимая катастрофа. Немцам оставался всего один небольшой рывок, и весь экспедиционный корпус Великобритании бесследно исчезнет.
    Факт. В районе Дюнкерка были отрезаны от основных сил союзников 18 французских, 10 английских, 12 бельгийских дивизий, т.е. всего 40 из имеющихся 104.
    24 мая командующие немецкими войсками, окружившими Дюнкерк, замерли в ожидании приказа атаковать город, порт, прибрежный пляж, обречённого, но ещё способного показать зубы противника. И…

Фюрер – «чудотворец»

    То, что произошло утром 24 мая 1940 года, вошло в историю как «чудо Дюнкерка». Внезапно из Берлина от самого Адольфа Гитлера пришёл приказ… запрещающий наступление на Дюнкерк! Самый загадочный, самый «неадекватный» приказ фюрера за всю историю войны, известный ныне как «стоп-приказ Гитлера».
    «Мы просто лишились дара речи», – вспоминал Г. Гудериан (во время французской компании он командовал 19-м армейским корпусом, входившим в танковую группу генерала Э. фон Клейста, блокировавшую союзников в Дюнкерке). И было отчего! В момент, когда оставалось просто занять небольшой город и тем решить участь большой неприятельской группировки, глава Германии прямо запретил это! Дошло до того, что генерал Гальдер (в 1940 году начальник генштаба Германии) начал оспаривать решение фюрера и пытаться объяснить ему необходимость захвата последнего порта на побережье. Но тот был неумолим.Бурная дискуссия закончилась получением категорического приказа Гитлера, к которому он добавил, что для обеспечения выполнения своего приказа он пошлёт на фронт личных офицеров связи. Гитлер явно давал возможность врагу уйти.

Бегство – дело всей нации

    Незашифрованную радиопередачу с приказом Гитлера, естественно, перехватили англичане. Кабинет Черчилля и Британское адмиралтейство решили воспользоваться шансом и молниеносно эвакуировать свыше 300 тысяч окружённых на Британские острова. 26 мая британский экспедиционный корпус получил приказ об эвакуации. 27 числа она началась…
    Поскольку порт Дюнкерка был слишком мал для таких масштабов, основную массу людей планировалось забирать прямо с морского пляжа. Это можно было осуществить только небольшими судами, способными подходить близко к берегу. Где взять такое количество судов? И тогда Черчилль обратился по радио к нации… Охваченные единым патриотическим порывом владельцы яхт, рыбачьих шаланд, моторных лодок, катеров, буксиров, парусных лодок кинулись в адмиралтейство, предлагая помощь. Порядка четырёх сотен гражданских судёнышек (половина из них впоследствии была потоплена немецкой артиллерией и самолётами) вместе с большими пароходами и военными судами приняли участие в спасательных действиях, названых…

…операция «Динамо»

    26 мая, словно очнувшись от приступа гуманизма, Гитлер приказал атаковать окружённого противника с земли (танки, пехота) и с воздуха. Но было уже поздно: британцы, прикрывающие отход, успели врыться в землю и отбивали атаки. В воздухе немецкие люфтваффе также не смогли добиться большого преимущества и шли на хитрость – начинали массированные налёты, едва английские истребители, прикрывавшие побережье, уходили на перезаправку.
    Вся эвакуация проходила рассредоточено, под непрерывным огнём и бомбардировками. Многие суда проделывали по нескольку опасных рейсов в сутки.
    За всю операцию «Динамо» с 27 мая по 4 июня 1940 года на Британские острова было эвакуировано 338 226 человек (почти как всё население нашей Читы), из которых 100 тысяч были сняты прямо с берега маломерными судами.
    Факт. При операции «Динамо» было потоплено более четверти спасательных судов (224 английских кораблей и около 60 французских). Погибло и пропало без вести около 2000 солдат и моряков союзников. Было сбито 177 самолётов союзников. Потери гитлеровцев составили 1200 человек и 140 сбитых самолётов.

Позор, обращённый в подвиг

    Во время бегства в британских войсках быстро падал, а то и просто отсутствовал боевой дух и сплочённость. Многие офицеры бросали своих подчинённых, чтобы первыми занять места на судах и в лодках. По прибытии на спасительные острова беглецы были настолько деморализованы, что бросали личное оружие, переодевались в гражданское и скрывались от дальнейшей службы.
    Черчилль в кулуарах жёстко и правдиво заявил, что «Дюнкерк» – это позор и величайшее военное поражение в течение многих веков…» Во избежание дальнейших пораженческих настроений было решено, что общественность не должна знать правду. На срочно созванной пресс-конференции в Лондоне главой военной разведки М. Макфлейном журналистам было предложено «амортизировать ситуацию», обвинить в неудаче французов и обелить «непобедимых британских военных». Не прошло и месяца, как операция «Динамо» была представлена героическим эпизодом британской военной истории.
    Неумение воевать, позорное бегство и предательство союзнического долга были представлены англичанами подвигом, о котором писались книги, мемуары, очерки, изготовлялись документальные киноленты.

Четвёртый «Дюнкерк»

    О событиях в Дюнкерке было снято три художественных картины: британская «Дюнкерк» (реж. Л. Норман, 1958), франко-итальянская «Уикэнд на берегу океана» (реж. А. Вернёй, 1964) с Жаном Полем Бельмондо в главной роли и англо-французская «Искупление» (Д. Райт, 2007) с участием Д. Макэвоя и Киры Найтли.
    И наконец, ровно три года назад, в июле 2017-го, вышла голливудская, четвёртая по счёту картина, посвящённая историческим событиям 80-летней давности, – блокбастер известного режиссёра Кристофера Нолана «Дюнкерк». Беспощадный реальностью исторических фактов фильм при всех его несомненных плюсах (отличная работа актёров, талантливая режиссура, блистательные зрелищные реалистические съёмки при минимуме компьютерной графики) в конечном итоге обзавёлся страшным «минусом». Драма и позор Дюнкерка 1940-го у западного (в первую очередь британско-американского) кинозрителя, критики и «официоза» стран – бывших наших союзников – так и остались «трансформированными», как и 80 лет назад, в драму и героизм англосаксонского воинства. «Дюнкерк» Нолана не изменил ситуации и даже отчасти усугубил её. История Второй мировой на Западе продолжает переписываться, искажаться, извращаться…
    P.S. «Дюнкерк» К. Нолана получил трёх «Оскаров» и ещё ряд престижных кинонаград. Доход от блокбастера составил на сегодняшний день свыше полумиллиарда долларов.
0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)