Госзаказ – спасение села

Как насытить село кадрами, чему стоит поучиться у итальянцев, и где слабые места у «земских» программ, рассказал ветеран лесной отрасли Забайкалья, заслуженный работник промышленности Читинской области Николай ЧУПРОВ.

Николай Евгеньевич Чупров

Родился 19 июля 1937 года в с. Олинск Нерчинского района. После окончания в 1953 году Читинского лесотехнического техникума работал в Бадинском ЛПХ (электриком, начальником электростанции, начальником производственного отдела, главным инженером, директором). В 1974 году окончил Сибирский технологический институт и был назначен директором Катангарского лесокомбината. В 1980–98 гг. – главный инженер, генеральный директор объединения «Читалес»; в 1998–2002 гг. – главный специалист в управлении топливно-энергетического комплекса и природных ресурсов администрации Читинской области. Награждён орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», медалями, в т.ч. «За заслуги перед Читинской областью».

Под руководством Н.Е. Чупрова в Бадинском ЛПХ была проведена коренная реконструкция цехов с комплексной механизацией производства; на базе Катангарского лесокомбината организована постоянно действующая школа обмена передовым опытом по благоустройству лесных посёлков; в объединении «Читалес» образована Всесоюзная школа по наивысшей эффективности работы основных механизмов, освоены новые лесные массивы в Сретенском, Могочинском и Красночикойском районах.

Лучшая система

– Николай Евгеньевич, почему вас волнует именно проблема подготовки кадров?

– Как сказал Сталин, кадры, овладевшие техникой, решают всё. Особенно остро отсутствие квалифицированных кадров отражается на селе. Село живёт, пока есть костяк специалистов: учителя, врачи, воспитатели детских садов, работники культуры, сельского и лесного хозяйства. Сегодня квалифицированных кадров в наших сёлах катастрофически не хватает. В отдельных районах, например, не осталось специалистов, которые могли бы хотя бы произвести отвод участков леса. Это очень страшный факт.

– Как была организована подготовка кадров для лесной отрасли в советское время?

– Она была одной из лучших в стране. Базовым учебным заведением был лесотехнический техникум. В 50-х годах при нём было организовано лесотехническое училище по подготовке мастеров лесного, лесопромышленного и строительного комплекса, а также по подготовке ряда рабочих профессий. Была отлажена и прекрасно себя зарекомендовала система «училище – техникум – Сибирский технологический институт»; существовали группы ускоренной подготовки специалистов среднего и высшего звена. Более 80% специалистов лесной промышленности и лесного хозяйства и более половины специалистов-энергетиков и механиков, работающих сегодня в крае, – это выпускники нашего техникума.

С ликвидацией лесной промышленности СССР это образовательное учреждение перешло в оперативное подчинение объединения «Читалес». На меня и на руководство техникума оказывалось серьёзное давление, чтобы в его зданиях разместить институт народного хозяйства. Как нам говорили, стране нужны юристы и экономисты, а рынок, дескать, сам определит необходимость подготовки кадров технического профиля. С большим трудом нам удалось не допустить этого и сохранить техникум, впоследствии он стал колледжем.

– Но вы считаете, что многое утеряно?

– Разрушено и уничтожено. В своё время мне пришлось учиться рыночным отношениям в институте г. Болонья в Италии. Знали бы вы, с какой завистью отзывались там о нашей, как они говорили, лучшей в мире системе подготовки кадров высшего и среднего звена! Но нам, видимо, худшее более приемлемо…

На мой взгляд, особой заслугой коллектива нашего лесотехнического колледжа являлся приём сельских ребятишек после 9-го класса, когда дети оставались в своей школе и, числясь студентами, отдельной группой получали среднее образование, а затем переходили в учебные корпуса колледжа. Не каждый житель села может отправить своего ребенка на учёбу после 9-го класса, на платную учёбу, а тут он живёт дома, учится бесплатно, получает среднее специальное образование. Я считаю, что инициатива колледжа по организации таких групп в школах – это самая рациональная схема для всех средних специальных учебных заведений! Но вместо того, чтобы поддержать, министерство образования края запретило эту инициативу.

Сегодня практически в каждом селе ежегодно три, пять, десять выпускников школы не могут никуда поступить, не учатся и не работают. Они остаются не у дел, спиваются или уезжают в город. Село хиреет.

Надежда на местных

– Почему тогда вы скептически относитесь к государственным программам поддержки молодых специалистов, таким, как, например, «Земский учитель» или «Земский доктор»? Ведь это как раз возможность направить в село квалифицированные кадры…

– В своё время, будучи генеральным директором объединения «Читалес», я отказался принимать на работу специалистов из других регионов страны, которые приезжали по разнарядке министерства, так как после обязательных трёх лет работы их оставалось в нашей области не более 5%. Мы стали отправлять в вузы и средние специальные учебные заведения местную молодёжь. Такие ребята после учёбы приезжали домой, они и стали костяком кадров на предприятиях. Достаточно сказать, что только от Катангарского лесокомбината обучалось до 50 стипендиатов.

Всё повторяется. Сегодня, пытаясь решить кадровую проблему без привлечения сельской молодёжи, на село направляют специалистов, заведомо зная, что их приживаемость будет не более 5%. Выпускники техникумов и вузов – в основном жители городов, они не стремятся работать в глубинке и в большинстве случаев уезжают в другие регионы. В то время как приживаемость местных ребят – 60–70%, мы всё это проходили.

– Вы как-то свои взгляды пытались довести до краевой власти?

– Сколько уже было министров образования, и я уже просто боюсь ходить к ним, но всё равно, как тот сумасшедший, хожу! Почему железная дорога готовит себе кадры из местных, энергетики кадры готовят, а образование почему не готовит кадры себе? А культура? Завклубом нужен на селе? Нужен. Фельдшер нужен? Нужен. Учитель нужен? Нужен. Ну, кому, как не местному, там работать?

Одному министру писал, второму писал, что единственным выходом из создавшегося положения будет направление на учёбу сельских детей. Нужно обязать ведомства и предприятия всех форм собственности подготовку кадров осуществлять через госзаказ с гарантией трудоустройства этих ребят, то есть подготовку кадров для села нужно и можно обеспечить, в первую очередь, за счёт местных жителей! С молодым человеком должен быть заключён договор о том, что он приедет и будет обеспечен работой. И тогда, завершив обучение, этот человек вернётся домой, а не в пугающую неизвестность.

Необходимо создать краевой стипендиальный фонд для обучения сельских ребят. Стипендия должна быть в размере, обеспечивающем хотя бы минимальные условия жизни молодого человека.

– Есть те, кто разделяет ваше мнение?

– В общении с рядом глав районов я нашёл решительную поддержку этих предложений.

Главным препятствием является недостаток финансирования – в бюджетах нет статей для подобных расходов. То есть средства для выплаты «подъёмных» до миллиона рублей молодым специалистам, которые приедут на село временно, находятся в бюджете, а для того, чтобы выучить своих специалистов, которые вернутся на свою родину и будут там жить постоянно, у нас денег нет? А ведь на эти «подъёмные» уже сейчас можно подготовить 6–7 специалистов, даже если бы стипендия у них была 5–6 тысяч рублей в месяц. Такие «нарушения» в расходовании средств не поймёт только тот, кому на руку развал сёл и деревень.

Вспомним, как была налажена система профориентации в школах. Ребята получали нужные для посёлка специальности, востребованные: лесники, врачи, учителя. Отток населения был меньше. Вероятность того, что молодой специалист вернётся работать в места, где он вырос, больше. Только для этого нужно создавать дополнительные стимулы, помимо высокой зарплаты.

Нужно в каждом районе создать комиссии в составе глав районов, представителей районных отделов образования, медицинской службы, директоров школ, представителей сельского хозяйства, Гослесслужбы и заниматься тем, чтобы ни один выпускник школы не остался на обочине жизни, устроить на учёбу или направить на работу беспризорных детей. Я считаю, что это один из факторов спасения села.

Краевой заказ

– То есть в решении кадровой проблемы должен быть госзаказ?

– Да, именно госзаказ может спасти наши промышленность и сельское хозяйство! И это не только решение кадровой проблемы. Необходимо обязать предприятия и организации всех форм собственности закупать только продукцию, производимую в крае, за исключением случаев недостатка в ней или отсутствия на нашей территории. Это позволит увеличить объёмы производства, обеспечит занятость населения, пополнит бюджет. Госзаказ на лесопродукцию, вырабатываемую предприятиями края, – это единственная возможность сохранить наш лесопромышленный комплекс, так как сейчас идёт увеличение поставок из других регионов.

– Но это же проблема не вчерашнего дня?

– Не вчерашнего, но есть о чём задуматься. Вот два примера. Когда я работал в администрации области, в Фирсово строилась школа. Спрашиваю: «Как у вас с лесом, с лесоматериалами?» Мне рассказывают: «Парты заказали в Иркутской области». Рядом Сретенский судостроительный завод делал парты за 900 рублей, а они покупали в Иркутской области за 1100 рублей… Второй пример. Строилась школа в Хараузе, рядом комбинат «Рассвет», на котором тогда было свыше тысячи работающих, соответственно, и объёмы производства значительные. Но в Харауз окна-двери возили из Бурятии. Я вмешался в эту ситуацию, свёл людей, тогда стали брать продукцию у своих, местных.

– А почему не брали-то?

– Да очень просто. В одном из министерств наших спрашиваю: «Почему не берёте нашу продукцию?» – «А там дешевле». – «Хорошо, насколько дешевле?» Стали прикидывать – на 3%. Так если бы вы купили нашу, забайкальскую продукцию на 3% дороже, то 50–60 человек были бы заняты, они платили бы налоги, плюс предприниматель платил бы налоги, предприятие развивалось. «А мы так не думали», – отвечают…

В Италии я объехал почти все деревообрабатывающие и машиностроительные предприятия. Там в каждой провинции есть координатор отрасли, который ищет потребителя, возможности сбыта продукции, организации занятости людей. Программа развития отрасли, конкурентоспособность продукции, информация о работе смежных отраслей, кадровое обеспечение – это его персональная ответственность. А у нас хоть бы какой-то орган заинтересовался перспективным развитием? Ведь сфера материального производства – это то, чем жить надо. Но у нас «так не думают».

– Как вы считаете, через 50 лет у края какая перспектива?

– Была такая формула Гайдара, что Сибирь надо осваивать вахтовым методом. С успехом это делается сейчас. На БАМе вахтовые посёлочки, в нашем Газ-Заводе вахтовики. И если мы не будем готовить свои кадры для села, то мы потеряем край. Здесь не надо тратить больших денег, просто нужна программа и понимание ситуации.

фото Ксении Кондратьевой

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)