Как я стал мамой

«Папа – это единственный мужчина, который любит тебя по-настоящему и навсегда», – слова Филипа Рота, лауреата Пулитцеровской премии. Наша сегодняшняя история – как раз про такого отца.

Роль отца-одиночки в нашем обществе весьма и весьма недооценена. Когда мы слышим очередную историю о том, что ребёнок лишился одного из родителей, то горе-родителем чаще всего оказывается отец. Кто-то бросил молодую девушку в положении, испугавшись ответственности, кто-то ушёл к любовнице, некоторые спились. Весьма мала вероятность того, что мать стала одиночкой из-за того, что супруг погиб в ДТП, например, или умер от болезни. Да, у женщин очень высокая социальная ответственность и сильны материнские чувства (здесь я говорю только про настоящих женщин), но всё-таки самая тяжёлая работа в мире – это не в шахтах уголь добывать и не долбить вечную мерзлоту за Полярным кругом. Самое трудное – вырастить и воспитать достойного человека. Преклоняю голову перед теми женщинами, которые, оставшись одни с ребёнком, не попустились своим чадом в стремлении устроить личную жизнь, а наоборот, пройдя через невозможное, создали все условия для полноценного и счастливого детства.

Примерно три месяца назад ко мне через социальные сети обратился мужчина с просьбой сделать видеоролик для семейного архива. Подобной работой я занимаюсь постоянно, поэтому пригласил клиента к себе домой для того, чтобы обговорить все детали заказа. С того момента я понял, что мужчины тоже могут быть великими по отношению к своим детям. Итак, устраивайтесь поудобнее, мы начинаем.

Папа и дочки

10 часов вечера. За окном радостно визжали ребятишки, которых мамы никак не могли загнать домой. На дворе стоял август – последняя возможность набегаться вдоволь перед долгой и холодной зимой. Супруга моя с дочками уехала к родителям на дачу провести выходные на природе.

Звонок в прихожей. Евгений пришёл точно к назначенному времени. Я открываю дверь и приглашаю его пройти. С ним две девочки, примерно трёх и пяти лет. Они с любопытством и некоторым страхом смотрят на меня, но, повинуясь одному лишь успокаивающему взгляду отца, мгновенно разуваются, шагом проходят в зал и садятся на самый краешек дивана. Женя заходит следом, держа в руках жёсткий диск с видеоматериалами. На вид ему столько же, сколько и мне, – ещё сорока нет. На лице лёгкая светлая щетина. Роста невысокого, одет просто. Словом, обычный человек. Протягивает мне диск и дрогнувшим голосом говорит: «Мне бы о супруге некролог сделать, только не грустный, а как будто живая она. Девочкам нашим на память пусть будет. Сам-то я водитель, поэтому не соображаю в монтаже».

Я сразу всё понял. Нет, мне много раз приходилось делать некрологи, поскольку в задачу оператора-режиссёра входит делать всё, что связано с видео, будь то свадьба, юбилей, выпускной, день рождения. Ну, или некролог. Человек смертен, и с этим ничего не поделаешь, так почему бы в видеоролике не отобразить лучше моменты его жизни, дабы не только в памяти остались светлые воспоминания о нём.

По нелепой случайности

Пока я скидывал исходник на компьютер, разговорились. Евгений не искал слова, не опускал глаза. Обычный русский мужик, он уже давно выплакал своё горе, не искал утешения в бутылке и не уходил в себя. Ради дочерей он нашёл в себе силы жить и работать дальше. Елена погибла в автокатастрофе год назад, сев в машину к пьяному приятелю, вызвавшемуся подвезти женщину до дома с дня рождения подруги. Лобовое столкновение – женщина умерла мгновенно…

«Поздно уже было, примерно как сейчас. Я всё никак не мог найти пижаму для младшей Сони, поэтому поджидал супругу, чтобы она уложила их спать. У меня не получается так, как у неё. Соня с Вероникой сразу с кроватей спрыгивают, как только я из комнаты выхожу и выключаю свет. Однажды супруга задержалась на работе, и мне только с пятого раза удалось их угомонить, – вспоминает Женя. – Тут звонок по телефону. Говорят: «Вы такой-то и такой-то? Елена Петрова – ваша супруга?» «Моя», – отвечаю, а у самого холод по спине. «Она только что погибла в аварии… по такому-то адресу…»

До того момента мне казалось странным, когда слышал, что, мол, у кого-то от страха ноги отказали. Теперь вот самому пришлось пережить. Как будто ведро ледяной воды на голову вылили. Я сидел на кровати с телефоном, не веря чужим страшным словам. Очень хотелось, чтобы это оказался просто сон, бред, галлюцинация. Никогда больше в жизни ничего мне так не хотелось, как в тот момент проснуться и понять, что всё хорошо. Девчонки прыгали вокруг меня, а я смотрел в одну точку. Я взрослый и адекватный мужик и понимал, что люди умирают. Но они всегда умирали где-то там, в фильмах и у других людей. Я даже на похоронах ни разу не был. Все наши бабушки и дедушки были живы. Невольно подумал, как бы я объяснял детям, где их мама, если бы они были старше? Софья ничего пока ещё не понимала, а Вероника в свои четыре года осознавала, что мама больше не придёт, но воспринимала это не как смерть, а как будто она уехала далеко и надолго».

И всё-таки не один

Потом были погребальные хлопоты, поминки. Сразу постаревшие на годы родители Лены и его…

На работе всё поняли сразу. Дали мужчине отпуск, хотя срок ещё не пришёл, да ещё всем коллективом скинулись. Евгений оформил все необходимые пособия.

«Когда мы с Леночкой смотрели фильмы, то всегда в голос осуждали тех матерей и отцов, которые после трагедии с супругом или супругой накладывали на себя руки, оставляя детей круглыми сиротами. Думал ли я тогда, что мне через это тоже предстоит пройти? Руки на себя я не собирался накладывать, хотя тоска грызла постоянно. Понимал, что теперь девчоночкам нашим мать должен заменить», – грустно улыбается Евгений.

Старики были на пенсии и жили в пригороде, поэтому два выходных дня Женя с детьми сидел, и ещё четыре дня – бабушки и дедушки по очереди. На один день приходилось нанимать соседку, которая присматривала за детьми. Платил ей, хотя она отказывалась, так как жалела, но отец не хотел выглядеть беспомощным.

Младшая дочка весной по льготе по потере одного родителя попала без очереди в детский садик, в тот, куда уже ходила Вероника. Это было очень удобно, потому что теперь работающему отцу одному надо было отводить и забирать девчонок из садов.

«Я человек верующий и не считаю, что человек умирает окончательно и бесповоротно. Мне была большим утешением уверенность, что Лена смотрит на нас с небес и, когда у нас всё хорошо, наверняка улыбается. Иногда я мысленно с ней советуюсь по тем или иным вопросам».

Прошёл год

Младшая Соня уже не вспоминает маму, а старшая время от времени заводит разговоры про то, как они жили вчетвером. «Я вижу, что образ мамы у неё затуманился. Вроде как образы и силуэты в памяти возникают. Мне кажется, она её вспоминает как гостью из прежней жизни, которая надолго приходила, а потом ушла», – рассуждает Евгений.

«Самое неприятное и тяжёлое для меня – это родительские собрания в садике в группе Вероники. Я всегда там чувствовал себя белой вороной, а теперь вообще ходить перестал. Когда воспитатель предлагает решить проблемы действительно серьёзные, я соглашаюсь и помогаю; например, когда меняли раковины для мытья рук. Но в большинстве своём такие собрания превращаются в бестолковый курятник, где мамы говорят обо всём, кроме того, что нужно. Например, какие фломастеры покупать в группу – шести цветов или семи? Они две недели ругались по этому поводу в общем чате, потом ещё неделю не могли посчитать, по сколько рублей скидываться – по 48 или по 56? И так в любом пустяковом вопросе. Я отстранился от этого. Пусть сами решают, решат – сдаю», – бережёт он нервы и силы для более важных забот.

«Состою во всероссийском чате отцов-одиночек. Вот там чувствуется мощная поддержка. Раны не бередят, о жёнах пишут редко (всего процентов двадцать подобных сообщений). У нас там мужчина есть, Аркадий, у него жена двенадцать лет назад на горных лыжах погибла. Воспитывает ребёнка один и не собирается жениться вообще.

У меня была мысль встретить как-нибудь мать-одиночку и объединить семьи, но не ради себя, а ради дочек, чтобы почувствовали не только заботу отца, но и любовь матери, хоть и отдалённо. Но мало времени прошло, чтобы думать об этом. Может, года черед три», – говорит Женя.

Признаётся, что в силу обстоятельств воспитывает дочек больше не сердцем, а разумом. «Стараюсь успеть дать как можно больше, поскольку не знаю, как дальше жизнь повернётся.

Очень благодарен родителям, которые нам квартиру в своё время помогли купить.

У нас в чате есть отец, который снимает жильё, отдавая за аренду большую часть зарплаты – пятнадцать тысяч, а у него на руках двое детей».

Летом девочки живут за городом у любящих бабушек и дедушек, а Евгений подрабатывает в такси, чтобы успеть накопить денег на год вперёд – одеть и обуть дочерей. Выучил плетение трёх видов косичек, а вот «корзинка» пока никак не даётся…

«Соседи сначала участливо заглядывали в глаза и предлагали свою помощь, но обращаюсь к ним редко, понимаю, что у всех жизнь не сахар. Несколько раз забирали дочек из детского сада, когда на работе задерживался. С воспитателями я договорился, так как сейчас только родителям на руки передают детей или совершеннолетним братьям и сёстрам».

* * *

…Было уже далеко за полночь, когда гости ушли, а я всё перебирал фотографии и просматривал видео из семейного архива Петровых. Вот они на санках катаются в лесу на Высокогорье. Судя по дате, Елене тогда оставалось жить всего четыре дня.

А вот день рождения младшей Сонечки. Она смотрит на свечку на торте и не понимает, как её задувать…

Интересна жизнь человеческая, интересна и непредсказуема. Всё важное и главное становится в один миг далёким и недоступным.

Я пытался примерить на себя роль Жени, поскольку у меня тоже две дочери. Пытался и… не смог. Страшно и неприятно.

Некролог я сделал не с точки зрения режиссёра, а с точки зрения ребёнка, чтобы Вероника и Софья смотрели это видео и вспоминали, когда вырастут, что у них тоже была мама. Денег я с Жени не взял, хотя он настойчиво совал мне их в руки. «Пусть этот ролик будет подарком для Вероники, которая скоро отметит без матери свой второй день рождения», – предложил я компромисс. Евгений согласился.

И пусть представить себя в его роли я так и не смог, но, господи, какими ничтожными стали многие мои проблемы, когда пропустил всю эту историю через себя… Как, оказывается, можно просто и легко жить, не накручивая, не распыляя себя по мелочам, которые даже не стоят внимания.

Берегите себя!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)