Какие мы белые и пушистые!

В №19 прочитал любопытный текст – «Русский характер» Валерия Заслоновского. Мотивом своей публикации автор назвал статью Владимира Локоткова «Кто мы?» из №8, что и меня подвигло обратиться к ней же, как к исходной точке.

Кажется, мы ко всему уже привыкли в нашей истории. К страданиям отдельных людей, их семей, социальных групп, их голоду, бесправию, беззащитности перед властями, искалеченным в прямом и в переносном смысле, несбывшимся надеждам, к генетическому страху.

«В пятидесятом году, – пишет Владимир Локотков, – в Томске были трёхсуточные очереди за мукой. Мы с братом стояли днём (учились в разные смены), родители – ночью, с поленьями дров, разжигали костры и грелись – в ноябре и в Новый год довольно холодно, в Первомай обходились без костров». Вспомним об эмпатии, способности вчувствоваться в состояние другого человека, со-страдать ему (дефис поставлен осознанно). И очень неуютно, и холодно становится на душе. И стояли так люди не один месяц. Сколько себя помню, время было, правда, попозже описанного Локотковым, а всё очереди и очереди. На всё и везде. Вспоминаются слова «авоська» и «выбросили». Для юных читателей: «авоська» – «сетчатая сумка для продуктов и других вещей, занимающая мало места, носимая в надежде, что авось, что-нибудь выбросят», а «выбросили» – «что-то поступило в продажу, а не на свалку».

«Помню глаза моего деда, он агроном. Весна 1942 года, он приходит домой и говорит бабушке: «Заставляют сеять, земля холодная, урожая не будет». Дед смотрит в сторону, куда-то в окно, а глаза у него подозрительно блестят – слегка слезятся». Разве не припомнят читатели популярнейший кинофильм «Свадьба с приданым», где незабвенный Коля Курочкин – «Хвастать, милая, не стану, / Знаю сам, что говорю, / С неба звёздочку достану…» – засевает участок холодной земли. Для чего? Да чтобы отрапортовать району первым, попасть в передовики и погордиться содеянным, получив какое-никакое моральное, а лучше материальное поощрение. Премии тогда давали.

Эпизод с развенчанием честолюбивых устремлений замбригадира воспринимался с экрана как что-то смелое. Это было время, как между собой язвительно замечали колхозники, работавшие за «палочки» трудодней, «ещё не посеяли, а уже обещают, сколько соберут». Поданное в фильме как личный карьерный порыв Курочкина в самом же деле было желанием властей сверху, которых тоже зудило отрапортовать ещё выше. А покритиковать можно было не выше управдома да вот этого замбригадира…

Упоминает ставший геологом автор страхи детства, когда людей арестовывали по профессиям, упоминает и нечто относительно менее важное – поломки шаровых опор «Жигулей». И вот здесь показалось мне, что автор не там находит верное объяснение: «Спрашивается, кто ответил за поломки шаровых опор у «Жигулей», кому эта «болезнь» была нужна? Видимо, тем, кто опасался: вдруг наш автомобиль будет не хуже итальянских, выйдет на мировой рынок и помешает кому-то торговать автомобилями». Как-то проглядывает что-то вроде «происков мировой закулисы, вашингтонского обкома, акул империализма» и тому подобного. А раньше, во второй половине XIX и начале ХХ века, всё, напомню, нам «англичанка гадила».

Не умея, а часто и не особенно желая улучшать жизнь народа, власть пытается свалить всё на международные угрозы, необходимость давать отпор проискам, как ныне называют «партнёров», которые спят и видят… Каждый может заменить точки по своему желанию ответить «этим мерзавцам». На такой крючок многие и попадаются. «На что уж уда простая штука, – говаривал премудрый пескарь у Салтыкова-Щедрина, – а мы, пескари, больше всего на неё и ловимся».

«Мы должны осознать: для сохранения России, – заканчивает свою статью Владимир Локотков, – нужны россияне, т.е. народ, её населяющий». И эти «нужны россияне» звучат некоторым диссонансом с мыслями следующего автора – Валерия Заслоновского.

Ответ на ответ

Валерий Заслоновский: «В определение «русский» я, как и большинство россиян, включаю не только русских по национальности, но и всех людей, родившихся, живущих и работающих в России, какой бы национальности они ни были».

Не разделяю эту мысль, поскольку она сразу отбрасывает 20–25 миллионов русских, живущих ныне в других республиках бывшего СССР. Добавим сюда несколько миллионов живущих в «дальнем зарубежье». Они что – нерусские?

Ещё существеннее вот что. Мне кажется, что люди других национальностей – буряты, якуты, татары, евреи, армяне, десятки народов Северного Кавказа, да и украинцы с белорусами – держатся и будут держаться за свою национальную идентичность, культуру и язык в Российской Федерации. Не будем создавать себе и им ненужные неприятности. Так что будет лучше, что они сохранят себя россиянами, «дорогими россиянами» по справедливому выражению Ельцина.

«Интернационализм является одной из отличительных черт русского характера, которая не позволяет и не позволит никогда появиться на нашей земле таким отвратительным явлениям, как национализм и расизм». Воспринимаю это как доброе пожелание, а не констатацию факта. Предыдущее определение русских явно – желаем ли мы того или нет – подталкивает к ущемлению других национальностей. Само разделение Российской империи советской властью на союзные, автономные республики, области и округа учитывало опасности унитарного государства. Другое дело, как это осуществилось на деле.

Разве мы не помним выражения Ленина о великодержавном шовинизме и национальной гордости великороссов, не знаем презрительные слова более поздней лексики: «нацмены» (национальные меньшинства), «чурки», «узкоплёночные», включая сюда и нецензурные словеса? А «понаехавшие тут» направлено даже против своих единоплеменников!

Если быть последовательным, то следовало бы различать русский характер и власть в российском государстве. Это явно несовпадающие понятия; русский характер – если даже встать на точку зрения автора – не определяет полностью власть в государстве. Власть всё-таки у нас многонациональна, согласитесь, по составу законодательных и исполнительных органов. Посему выдвигаемое понятие «государственнообразующий народ» (или как-нибудь иначе называемый) не сулит гармонии в государстве.

Да, соглашусь с Валерием Заслоновским, живём, работаем мы, разные народы, вперемежку, бок о бок, в нашей родне и знакомстве кого только нет. Что и сдерживает несколько наших примитивных русских националистов. Не в силах отрицать генетическое разнообразие населения в России, они хромают в своих расистских, шовинистических порывах.

Мне только сомнительно заявление о том, что российское государство никогда не являлось агрессором. Не буду особенно останавливаться на варягах, в нашем случае – варягах-русах, основателях нашей древней государственности, агрессорах по сути, давших нам и своё имя. Грабили и торговали, торговали, а больше грабили всю Европу, не брезговали наёмничеством и работорговлей.

Не буду останавливаться и на временах Александра Невского, рождение которого отмечается в этом году. Скажу только, что одноимённый фильм крайне пропагандистский и, следственно, весь пропитан ложью.

Остановлюсь на имперском периоде русской истории. Александр II как-то после Крымской войны запросил генеральный штаб вот о чём. Сколько раз со времён Петра Великого Россия принимала участие в военных конфликтах? Время было простодушное. Министр и министерство назывались военными, а не обороны, воинственностью гордились, все наши монархи были военными. Генштаб с удовлетворением сообщал, что участвовали в 45 вооружённых конфликтах и что только два были оборонительными (Отечественная и Крымская войны). Наши первые комиссары также назывались наркомами по военным и морским делам.

Провокационно спрошу об агрессорах. Финляндия напала на СССР в 1839 году? Япония напала на СССР в 1945? «Что такое агрессия? Это если одно государство нападает на другое без разрешения Советского Союза». Шутка датируется 1985 годом.

«Второй отличительной чертой русского характера является трудолюбие. Хотя в литературе зачастую и отмечают в качестве характерной черты русского человека лень, мне кажется, что это скорее не лень, а неразворотливость). Вспомним знаменитую фразу канцлера Германии Бисмарка: «Русские долго запрягают, но быстро ездят!» Да неужели?! В утешение заявителя о трудолюбии вспомню фразу Некрасова о русском мужике: «Он до смерти работает, до полусмерти пьёт!» Было и такое, только не на барской полосе, на подневольном месте, в колхозе за «палочки», например. А вот по щучьему велению, по моему хотению – завсегда!

Я как-то с трудом связываю военную эффективность с трудолюбием. Вот и Владимир Локотков верно утверждает: «Каков был эффект от этих действий, наглядно показали 1941 и 1942 годы, когда наши потери при ведении оборонительных боёв значительно превышали потери немецкой армии». А военная тактика говорит, что наступающий должен иметь, по меньшей мере, трёхкратное преимущество в живой силе и технике. Какое здесь трудолюбие?! Участники Отечественной войны говорили, хорошо помню, что худо-бедно мы научились воевать к середине 1944 года. Виктор Астафьев, на себе тяжело испытавший это «трудолюбие», говорил, что мы трупами половину Европу уложили. Так что эту знаменитую фразу сказать надо так: «Русские долго запрягают и быстро едут в канаву!»

Не избежал автор и пропагандистских штампов: «Они пытаются сломать этот русский характер внедрением чуждой нам идеологии – насаждения культа денег, разобщения по национальному признаку, приучить к безделью, к безразличию к чужим бедам, а порой – получению личной выгоды из несчастья другого человека». А что? У нас есть идеология?! Конституция прямо её отменяет. А капитализм есть капитализм, в нём есть и ударники капиталистического труда. Следует поучиться этим наукам у побеждённых СССР Германии и Японии.

За всю историю СССР так и не достиг производительности труда (далеко не достиг) уровня сколько-нибудь развитых капиталистических стран. А вот, мол, Китай! Китай в доводы не приводить: в нём 800 долларовых миллиардеров и 3,4 миллиона долларовых же миллионеров – какой уж тут социализм! А Ленин сказал, что в конечном счёте (не ручаюсь за буквальную точность) один строй (формация) побеждает другой качественно высшей производительностью труда. В чём я не могу с ним не согласиться. Вот вам и русское трудолюбие! Нужен ли библейский призыв «По плодам их узнаете их»?

Что же касается русского терпения? Сказать что за эту добродетель? Столетие истребления сколько-нибудь активного, самостоятельного населения (следовательно, с особым чутьём, знанием и стремлением к новому, другому) не могло не увеличить процент конформистов, для которых главное – не высовываться, и даже социальных мазохистов, которые воспроизводили и в своём потомстве эти «добродетели».

Поэтому как-то забавно звучит леопольдовский призыв в конце статьи: «Давайте жить дружно!» Кому с кем?

И в заключение не могу не поблагодарить Валерия Заслоновского за то, что он не употребил двух слов, столь часто бывающих у нас на слуху в последнее время: «скрепы» и «либералы». Какие скрепы только не изыскивают для добродетелей русского народа, а он <Валерий> повторяет только: «Черты! Черты!» Боюсь, что его скоро начнут обвинять в чертыханье, а это нынче не комильфо.

Что до либералов, в каких только грехах их не обвиняют. И такие они, сякие-немазанные, Россию хотят продать, каких только собак на них не вешают.

А зимы у нас холодные, с пронизывающими ветрами, собачья доха мне не помешает, поэтому и подписываюсь…

Либерал Хазов, г. Чита

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)