Казаново: когда есть люди, верные селу

Продолжение. Начало в №3

На своём месте

А в памяти Веры Юрьевны – фигурка балерины в доме деда, танцевальные туфельки, забытые практикантами и принесённые мамой, как первые «вешки» на пути к выбору. Им стало хореографическое отделение Читинского училища культуры, и вот в село вернулась молодая и полная замыслов девчонка. Агитбригада, фермы, посевные и уборочные, чабанские стоянки, боевые листки, танцевальный коллектив «Молодость», который уже 40 лет является её любимым детищем. Первая большая победа на зональном конкурсе танцевальных коллективов, посвящённом 40-летию Победы. Тогда она представила хореографическую композицию «Опалённая юность» и номер «Красные маки». Так уже через 5 лет её коллектив получил звание «Народный» и продолжает держать высокую планку, постоянно занимая призовые места на различных фестивалях и конкурсах.

Сюда приходит много, но выдерживают не все, а руководителю надо учитывать разный возраст, направления и тенденции, подбирать музыку так, чтобы из нот и звуков выплеснулись те самые движения, которые станут танцем. Здесь невозможно застыть и остаться со старыми «запасами», время не позволит. Ей удаётся уже 40 лет!

Вспоминает своих первых учеников: сестёр Марину и Ирину Нагибиных, Маргариту Цыганкову, Наталью Прокопьеву, Марину Кузнецову, Лену Викулову, Свету и Ирину Пичуевых. Перечисляет выпускников: заслуженная артистка Бурятии Татьяна Сметанина (она выбрала профессию, связанную с театром, в данное время работает в Москве), Ирина Щеренко, Ксения Чипизубова, Артём Ваганов, Василий Макаревич и многие другие ребята, который прошли через «Молодость», и которым она желала только одного: чтобы стали настоящими людьми.

Семейной дате быть!

В фермерское хозяйство Сергея Любар нагрянули неожиданно и, сразу оговорюсь, без заочного знакомства через имеющиеся источники информации. Застали за самым прозаическим в зимнее время делом – на стоянке забили животинку, и не требовали отлагательств все сопутствующие этому дела. Спасибо хозяину, что, оставив процесс на помощников, не отказался от общения с корреспондентом.

Идём в дом, где топится печка, гудит сепаратор, а на столе стоит редкое даже для села лакомство – варёный в глубокой кастрюле урок (ударение на первый слог) – молозиво, которое раньше запекали в русской печке. Это значит, что в хозяйстве началось прибавление, потихоньку идёт отёл.

Вообще-то Сергей Павлович – хозяин здесь не единственный: на казановских землях в этой пади в 2010 году было зарегистрировано КФХ Дарьи Сергеевны Кустовой – его дочки. КФХ Сергея Павловича Любара, появилось официально три года назад. Направлений несколько: производство мяса, молока и молочной продукции, мёда, выращивание зерновых и кормовых культур.

Ну а если связать несколько поколений семьи Любар, то можно сказать, что в фермерстве три поколения и уже три десятка лет, в связи с чем нынешний её глава и мой собеседник внёс на «всеобщее рассмотрение» предложение в семейный календарь ввести фамильную дату – День семьи Любар. Пока не получилось собраться в начале нового года, ну да, как говорится, лиха беда начало.

Вообще-то Любар – фамилия украинская. Дед, Пётр Лукьянович Любар, после ранения в 1941 году был направлен на земли бывшего Ононского ОПХ, тут в ту пору располагалось отделение №3 Ононского военного конного завода №141, где выращивали лошадей для Красной Армии. А потом он, вместо того, чтобы вернуться на Украину, собрал всех детей возле себя. Так и осела семья в Забайкалье.

Белоручек не растили

«Рассказывают, что дед в 80 лет на спор мешок пшеницы поднимал», – объясняет крепость семейного «корня» Сергей Павлович, он в своё время окончил спортфак Читинского педагогического института и до сих пор держит форму. «Энциклопедия Забайкалья» о его отце рассказывает так: «ЛЮБАР Павел Петрович (р. 26.9.1936, с. Киселёвка Мокро-Калигорского района Черкасской области, Украина), советский и партийный деятель, организатор сельскохозяйственного производства. Обучался в Ватутинском училище механизации. В 1955 по комсомольской путёвке направлен на освоение целинных земель в Кустанайскую обл., Викторовский район, зерносовхоз «Викторовский». С 1961-го – механизатор, помощник бригадира зерноводческой бригады, председатель рабочего комитета, секретарь партийного комитета. Ононского опытно-производственного хозяйства Шилкинского района. С 1973 после окончания Хабаровской ВПШ при ЦК КПСС зав. отделом оргпартработы Калганского райкома КПСС. В 1975–80 зам. председателя Калганского райисполкома. В 1980–83 председатель комитета народного контроля Калганского района. В 1983–88 директор совхоза «Ленинский путь». С 1988 1-й секретарь Калганского райкома КПСС. В 1990 избран председателем районного Совета народных депутатов. В 1991 глава КФХ «Возрождение». В 1992–94 возглавлял Ассоциацию фермерских хозяйств района».

Сын, вспоминая то время, приводит простой пример: «Как-то я на летних каникулах, будучи студентом, накосил сено для нашего личного хозяйства (родители без него никогда не жили) и вывез его домой. Отец тогда работал директором совхоза, и сенокос в хозяйстве ещё не закончился. Ему тогда объявили выговор по партийной линии за то, что личный скот обеспечил кормами раньше совхозного».

Пример этот можно трактовать по-разному, мне в нём больше видится не партийный контроль, а совсем другое – не отрывался отец-руководитель от земли и простого труда и детям не позволял расти белоручками. Пригодилось.

Из первых секретарей – в фермеры

С 1 января 1991 года в России был принят первый закон о крестьянско-фермерском хозяйстве, и бывший первый секретарь райкома партии Павел Петрович Любар стал… первым в Калганском районе фермером. В Читинской области тех лет это был единственный случай, когда руководитель вернулся к крестьянскому делу. А сыну, что почти сразу встал рядом с отцом, став членом фермерского хозяйства, всей жизнью приходится доказывать свою выведенную формулу: неважно, на кого ты учился, важно, есть ли у тебя желание заниматься выбранным делом, вот тогда всему можно научиться. Сейчас он животновод, пчеловод, агроном, экономист-бухгалтер, забойщик скота, механик, механизатор, строитель, и, наверное, это не все ипостаси, в которых приходится бывать фермеру.

Сегодняшние хозяйства Любара и Кустовой (отца и дочери) можно обозначит тремя большими буквами «М»: молоко, мясо, мёд. Есть мечта восстановить находящееся на землях озеро: буква «Р» в списке фермерской продукции, что продаётся в магазине, не помешает.

Дочка, выигравшая грант на развитие семейной животноводческой фермы, в интервью газете «Шилкинская правда» от 11 февраля 2020 года сказала: «Мы выбрали развитие молочного направления, потому что в городе и районе потребность в молоке очень большая. Сейчас того, что мы производим, не хватает, чтобы удовлетворить спрос. Зимой у нас литров 25, летом под 100 литров получаем. Натуральное молоко без консервантов. Также создаем другую молочную продукцию: сметану, творог, а ещё мясо. Под средства гранта у нас запланировано создание молочной товарной фермы, для этого будем вести строительство коровника, устанавливать доильное оборудование и приобретать молочное племенное поголовье».

Чтобы дом был рядом

А Сергей Павлович вспоминает девяностые.

«Мы начали с чистого листа. Первыми столкнулись с проблемами земель, было трудно менять стереотип мышления у людей. Фермеров сразу стали называть «кулаками». Кроме всего, у КФХ был статус юридического лица и отчётность, как у любого предприятия. Всё осилили благодаря отцу. Я тогда руководил районным спорткомитетом и ушёл ему помогать. Наше КФХ началось тогда с пяти свиней и десятка коров, то есть с личного хозяйства. В Калге наше дело продолжается, там есть земля в собственности, лошади, есть на кого надеяться – дело ведёт племянник».

Сам он и сейчас спокойно покажет, как к корове подойти, если она брыкается. Шутит: «У нас спортсменов как учат: не скажи, а покажи. Вот я и показываю».

Это совсем не пустые слова. В хозяйстве дочки около трёх десятков дойных коров, и обращаться с доильным аппаратом приходится самим. Нередко остаются без рабочих рук (об их дефиците в сельхозпредприятиях и фермерских хозяйствах говорено-переговорено), тогда вся семья на стоянке. Путь до неё неблизкий, Любары живут в Шилке, и глава давно уже задумывался о строительстве дома на стоянке, да закон не позволял, а совсем недавно повернулся в этой части лицом к фермерам, что с этим вопросом ещё в 2011 году к президенту страны обращались. Услышали. Читаю «Российскую газету» от 14 сентября 2020 года: «Правительство намерено дать фермерам возможность строить жилые дома для своих семей на землях сельхозназначения. Такая задача вошла в проект единого плана по достижению национальных целей развития России, рассказали в Ассоциации крестьянских (фермерских) и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР). Речь идёт о том, чтобы разрешить фермерам строить дома на землях сельхозназначения и оформлять там прописку. Общая площадь фермерского дома не может превышать 600 кв. метров, а площадь застройки должна занимать не более 5% от общей площади участка. Кроме того, предусмотрено, что в гражданском обороте фермерский дом следует судьбе земельного участка. Другими словами, собственник не сможет продать дом без остального земельного участка или, наоборот, продать землю, а дом оставить себе. Всё это должно уберечь сельхозземли от застройки жильем, предназначенным для последующей продажи».

О бесплатной земле для забайкальских фермеров

Сергей Павлович с самого начала своей деятельности пристально следит за переменами в земельном законодательстве, радуется, что в первом чтении принят закон о том, что лес на фермерских землях им и будет принадлежать. Значит, и заботиться будут, и выращивать.

Главный вопрос, который он задаёт представителям власти при всяком удобном случае, – о земле: почему нормы российского законодательства в части бесплатного наделения фермеров землёй не работают в Забайкальском крае? Согласно этим нормам, земля, находящаяся в муниципальной или государственной собственности, передаётся КФХ или ЛПХ бесплатно сроком на 6 лет. Если она используется в течение 5 лет без нарушений, то фермер имеет право приватизировать этот участок.

Привожу пример из практики регионов, датированный ещё октябрём 2016 года (из газеты «Коммерсант» от 21.10.2016 г.): «Воронежская облдума вчера приняла в первом чтении проект закона «Об определении муниципальных образований, на территориях которых земельные участки, находящиеся в муниципальной или госсобственности, предоставляются безвозмездно для отдельных видов землепользования. После утверждения законопроекта граждане смогут бесплатно на срок до шести лет получать под личное подсобное или крестьянско-фермерское хозяйство землю в большинстве районов региона. Чиновники рассчитывают таким образом включить в оборот неиспользуемые земли. Возможность введения в регионах такой льготы предусмотрена п. 6 ч. 2 ст. 30.10 Земельного кодекса РФ».

В дополнение – один интересный факт: на тот момент в Воронежской области не использовалось 18 тысяч гектаров пашни, это меньше 2%, что являлось одним из лучших показателей в стране. В целом по России на начало 2019 года площадь неиспользуемых земель сельхозназначения составляла 44 миллиона гектаров! В Забайкальском крае, по данным Забайкалкрайстата, в 2018 году площадь посевных площадей составляла 206,3 тысячи гектаров. Для сравнения, в советское время площадь пашни в Читинской области составляла 1,2 млн гектаров.

Ответы на вопрос фермер слышал разные. Например: зачем эту норму вводить, если «дальневосточный гектар» начнёт действовать? «Всего-то нужно ввести перечень районов, которые выйдут с такой инициативой. Она нужна. Вот сейчас дочь выиграла грант на развитие семейной животноводческой фермы, мы всей семьёй на эти цели оформили по гектару. Получилось 8 гектаров. А для грамотного ведения севооборотов мне 800 гектаров нужно», – поясняет Сергей Павлович.

К земле – по-хозяйски

И это не пустые замашки, а продуманные планы по правильному ведению и земледелия, и животноводства. Свиньи в хозяйстве Любар на выпасах люцерны могут попастись, и кормовую суданку пробуют. Минеральные удобрения у него под запретом. «Отец всегда говорил: «Сейте под покров донник, а там, где почва «плывёт», нужна люцерна для укрепления». Донник давным-давно донские казаки в севооборотах использовали», – слушаю моего собеседника. Он легко оперирует цифрами, обосновывая вопрос обогащения почвы азотом за счёт бобовых. Использование их в севообороте не только повышает плодородие почвы, но и не допускает эрозии, защищает от сорняков, позволяет отказаться от химических средств защиты растений и производить экологически чистую продукцию.

Доктор сельскохозяйственных наук Анатолий Павлович Савин, занимающийся вопросами донниковой системы земледелия, считает, что она позволит увеличить производство зерна на 25–33% при снижении материальных затрат на 60%. Производство мёда и кормов можно увеличить на 250–300%. Говорит он и о большой пользе сидератного донникового пара, донник подавляет развитие сорняков.

Как-то, будучи руководителем сельскохозяйственного потребительского снабженческо-сбытового кооператива «Возрождение» в Шилкинском районе, Сергей Любар привёз из Калги три тонны семян донника и люцерны. Тогда приходилось уговаривать и практически силком заставлять их сеять. «Это потом поняли и гонялись за семенами», – вспоминает Любар.

Тот кооператив, ставший для него большой жизненной подножкой, ликвидирован в 2011 году, а память о нём в виде финансовых обязательств ещё осталась. Но это уже совсем другая история. В спорте мудрого Конфуция в такой ситуации перефразировали по-своему: «Силён не тот, кто не упал, а тот, кто падал и вставал». Отец с дочкой на ногах стоят крепко и дело ведут умело. Доказательств немало. Например, в 2019 году среди сельхозпредприятий и КФХ по заготовке кормов победителем Забайкальского края по третьей группе, то есть там, где поголовье сельхозживотных от 150 до 299 условных голов, было признано КФХ Дарьи Кустовой, отмечено дипломом и денежной премией.

Сергей Любар привык идти в ногу со временем. В рабочем домике не просто обедает, а имеет возможность на экране монитора наблюдать всю картину происходящего. В три часа скот пойдёт на водопой, и можно будет наблюдать за процессом. Видеокамеры есть и в помещении для отёла, не нужно ночью попусту бегать, чтобы вовремя принять потомство.

«Летом квадрокоптер запустим, чтобы за стадом был постоянный надзор», – слышу в разговоре. А стадо ещё прирастёт. Без сомнений закупают для строящейся фермы молочных симменталок в ООО «Олекан». «Молоко – это живые деньги», – уверен фермер.

Конечно, не без трудностей осваиваются средства гранта: подвёл подрядчик, помешали ограничительные коронавирусные мероприятия. Хорошо, ещё срок освоения грантов на развитие семейной животноводческой фермы продлили, но поспешать надо.

+ -2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)