Кресты в чистом поле

Кто и зачем устанавливает памятные знаки на границе края

Из Читы выехали 30 августа на автомобиле УАЗ. Первая остановка была на месте бывшего села Пури, это у реки Борзя, если ехать по дороге Алек-Завод – Калга. В 1897 году здесь был казачий посёлок Манкечурской станицы. Больше восьмидесяти дворов. А сейчас фермерская стоянка и сенокосные угодья, рассказывает командир поискового отряда «Казачья память» Владимир Данилов.

Кто-то ищет пропавшие сокровища, детей или грибников. Владимир Петрович с товарищами разыскивают в забайкальской глубинке следы исчезнувших казачьих станиц. Разговаривают с местными жителями, штудируют старые книги и документы, с помощью металлоискателей находят предметы старинной упряжи, быта. Так и выясняется, что вон та груда камней – остатки фундамента станичной церкви, здесь молодых казаков учили пешему и конному строю, а в том доме родился известный писатель, но нет ни знака о том, ни памятной доски…

Голос у Владимира Данилова негромкий, спокойный. И нарисованная им картина медленно, но чётко проступает из небытия. Совсем как чёрно-белые карты. Особые. Позапрошлого века. На них вдоль российско-китайской границы по Урову и Аргуни сплошь казачьи посёлки. Взгляните сами – заслоном стоят!

Стояли… В Пуринском (Пури) Александро-Заводского района проживало 250 казаков и один из первых Георгиевских кавалеров Забайкальского казачьего войска Пётр Таскин. В 1855-м наши казаки выстояли против англо-французской эскадры в заливе Де-Кастри в Охотском море. Дрогни они тогда – может, и Дальний Восток не вошёл бы в состав России. За то и дали Петру орден Святого Георгия.

Потом наступили страшные времена: братоубийства, репрессии. Вчерашних героев объявили врагами, даже воспоминания о них прижгли. Де-Кастри – давно уж залив Чихачёва. И посёлка нет – шумит сухостой. Но потомки казаков, Владимир Петрович сотоварищи, нынче в октябре установили там памятный знак в виде православного креста. Увековечили не просто имя Георгиевского кавалера, но саму память.

Кстати, фамилия Таскин в округе не редкость. Сохранился, выходит, казачий род!

Атаман, хорунжий, подхорунжий…

Последний – чин Владимира Данилова. Нарядный сертификат он воспринимает скорее как грамоту за свою поисковую деятельность.

Сам родом из Калги. В Читу уехал в 15 лет, но корни тянут.

«Нашёл сведения в метрической книге Троицкой церкви. У прадеда моего, казака Калганской станицы Саввы Ивановича Данилова и его жены Евдокии Никифоровны были дочь и пять сыновей. Жили, служили, защищали Отечество. Но дед Василий Савельевич (1893 г.р.) был репрессирован, его родного брата забили до смерти… Занялся поисковой работой – и вроде как долг их памяти отдаю».

Таких людей немало в сегодняшнем Забайкалье. Тема казачества перестала быть под запретом, и даже по материалам в «Земле» видно, что работа, в том числе поисковая, активно ведётся отдельными энтузиастами и целыми «сотнями».

Но в любом деле важно грамотно организовать процесс. Опять же добиться чего-то (содействия на уровне местных администраций или спонсорской помощи) легче, когда ты не просто хороший человек Владимир Петрович, а руководитель Забайкальской региональной патриотической общественной организации «Поисковый отряд «Казачья память» – зарегистрировали в марте 2017-го. В протоколе учредительного собрания – имена читинцев Виталия Коренева, Николая Ерохина, Владимира Размахнина… А «родительской» организацией считается Союз казаков – воинов России и зарубежья, местное отделение которой возглавляет Сергей Бобров, временно исполняющий обязанности заместителя войскового атамана.

«Для сохранения исторической памяти в Забайкалье сделано уже очень много, – подключается к разговору Сергей Григорьевич. – Команда Виталия Апрелкова готовит к изданию уже седьмой том «Георгиевских кавалеров». В районах работают кадетские казачьи классы. Главная же цель поискового отряда, о котором говорим сегодня, – пройти по местам боевой казачьей славы, исчезнувших станиц, восстановить преемственность поколений».

Что дальше?

До памятного знака на месте исчезнувшего Пури при активном участии ещё одного энтузиаста-краеведа Михаила Кайгородова в 2017 году поставили большой деревянный крест на месте станицы Усть-Уровской.

Теперь мечтают о стеле в Бырке, мемориальной доске в Горбуновке (оттуда родом Герой Советского Союза Фёдор Шакшуев).

Самый «казачий» писатель Василий Иванович Балябин родился в Булдуруе. Константин Седых – в Поперечном Зерентуе. «И ничего не установлено ни там, ни там!» – делится болью сердца Владимир Петрович.

Найдутся ли люди, организации, готовые помочь? Три года назад финансовый тыл предприятию обеспечил руководитель ГК «Мангазея» Сергей Янчуков.

Не в пустоту помощь: памятный крест благополучно стоит – школа районного центра взяла над ним шефство.

К слову, в 2018 году маршрут поисковиков проходил через Благодатский рудник, где отбывал каторгу декабрист Сергей Волконский; первую на территории Забайкалья женскую тюрьму – Мальцевскую (в 8 км от Горного Зерентуя).

Потому что историю казачества нельзя вырвать из общей – России и региона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)