Кто мы?

От редакции:
О судьбе России и её месте в мире всегда много самых разнообразных мнений, чуть ли не больше, чем проживающих в стране самих россиян. Публикуем одно из таких мнений и приглашаем читателей высказать своё.

Недавно по ТВ опять говорили о демографическом кризисе – россиян становится всё меньше, а почему? У моих дедов и бабушек было минимум 4–5 братьев и несколько сестёр, а сейчас? И вот в руки попадает совсем вроде бы не относящийся к этому вопросу документ – смета Нерчинско-Тунгирского золотопромышленного акционерного общества за 1915 год (идёт Первая мировая война).

Времён империи

В смете указана «стоимость» рабочей силы в Забайкалье и стоимость необходимых продуктов. Минимальная зарплата в Чите (40 руб.) у помощника конюшенного старосты (у кучера – 50 руб. в месяц), стоимость одного пуда мяса – 4 руб., т.е. кучер мог купить на свою зарплату мяса и продуктов первой необходимости значительно больше, чем современный преподаватель в институте, врач или инженер госпредприятия. Как это получилось? Кто мы? Мы выросли, твёрдо зная, что есть целая куча вопросов, которые нельзя задавать, во всяком случае, было нельзя. Мы знали, что так нельзя говорить, а соответственно, и думать.

Россия до 1917 года была одной из самых быстроразвивающихся стран мира. По словам Ленина: «Развитие промышленности идёт в России быстрее, чем в Западной Европе, отчасти даже быстрее, чем в Северной Америке… За последние 10 лет выплавка чугуна в России утроилась, тогда как Франция, например, сделала подобный шаг в 28 лет, США – в 23 года, Англия – в 22, Германия – в 12» (В.И. Ленин, «Развитие капитализма в России»).

С 1913 по 1917 годы в России Русско-Балтийским заводом выпускался самый крупный на то время четырёхмоторный самолёт «Илья Муромец». В 1913 году на нем был поставлен мировой рекорд грузоподъёмности – 1100 кг (предыдущий рекорд – 653 кг), рекорды продолжительности полёта – 64 часа 33 мин и подъёма на высоту – 2000 метров. Во время Первой мировой войны на базе этих самолётов были созданы первые в мире тяжёлые бомбардировщики. Экипаж 8 человек, вооружение 4–5 пулемётов, на некоторых самолётах дополнительно устанавливалась 37-миллиметровая пушка. Ими было сбито 12 самолётов противника, в то время как в боях была потеряна всего одна машина (БСЭ, т. 10).

«Красин» – «Святогор»

К началу Первой мировой войны Россия имела 9 крупных крейсеров и во время войны произвела шесть ещё более мощных линкоров (БСЭ, т.19), которые защищали нашу страну и во время Великой Отечественной войны. В 1943 году фашисты разработали специальную авиабомбу весом в 1 т и сбросили её на линкор «Марат», но это не вывело корабль из строя, а его мощная артиллерия продолжала защищать Ленинград. В Советском Союзе с 1917 по 1941 годы не было построено ни одного крупного военного корабля. Самый крупный в своё время ледокол «Красин» был построен при царе и назывался в то время «Святогор», а большевики лишь только сменили его название.

В Первую мировую войну у нас был серьёзный противник, и Россия его разгромила, но Ленин за несколько месяцев до капитуляции Германии успел подписать Брестский мир, по которому Россия потеряла около 1 млн кв. км своей территории и была обязана выплатить контрибуцию в 6 млрд марок (БСЭ, т. 4). Брестский мир говорит о многом. Кому он был нужен? С тех пор в России начались странные явления. Мы должны осознать, что в октябре 1917 года Россия потерпела страшное поражение в необъявленной войне, когда начал реализовываться долговременный план уничтожения российского народа. В своё время в 1955 году, когда уже можно было задавать некоторые вопросы, я спросил у одной из своих бабушек (с 1917 по 1920 годы погибли 10 её братьев), за белых или красных воевали её братья, она ответила: «А какая разница, они друг друга убивали». Пять сестёр бабушки я ещё застал живыми, а все 10 её братьев погибли в Гражданскую войну. Русский народ погибал не только в Гражданскую войну – 1932 год, 1937 год и другие, менее «выдающиеся» годы – кому-то надо было уничтожать русский народ, в основном наиболее активных его представителей.

«Жигули» и репрессии

Вспоминаю сорок девятый год. В Томске «берут» геологов. Мои родители – биологи. Мама работала в очагах клещевого энцефалита, иногда выезжала на противочумные станции для определения численности грызунов, основных носителей чумной инфекции. Родители обсуждают вопрос, будут ли «брать» биологов. На всякий случай нужно, по возможности, оборвать связь с геологами, но это многие наши родственники, единственное, что можно сделать реально, – на всякий случай собрать «узелки». Когда «берут», на сборы дают всего 20 минут…

С позиций сегодняшнего дня стараюсь понять, кому надо было громить томскую школу геологов? Результат этого действия говорит сам за себя: сибирскую нефть открыли лет на 15–20 позже, чем это могло бы быть.

Кто мы? Создатели худшей в мире автомобильной промышленности? В своё время купили в Италии целый автомобильный завод и начали выпускать «Жигули». Казалось бы, «Жигули» не должны быть хуже тех машин, которые выпускались в Италии, т.е. тех, что бегают во всём мире, однако у «Жигулей» вдруг появились «болезни», и одна из них крайне опасная – ломались шаровые опоры. Во время движения переднее колесо автомобиля резко уходило в сторону, и ваш автомобиль, как правило, переворачивался. Мне повезло – я ехал лесной дорогой со скоростью 10–15 км/час, и автомобиль не перевернулся. Потом выточили шаровую в обычной мастерской из обычного арматурного железа, и эта шаровая прошла более 60 тыс. км. Спрашивается, кто ответил за поломки шаровых опор у «Жигулей», кому эта «болезнь» была нужна? Видимо, тем, кто опасался: вдруг наш автомобиль будет не хуже итальянских, выйдет на мировой рынок и помешает кому-то торговать автомобилями.

Открытие месторождений

Автор данной статьи – геолог, с 1963 года работал в Дарасунском рудном районе, при этом основной задачей было расширение минерально-сырьевой базы Дарасунского рудника. Дарасунское золоторудное месторождение на то время было не самым крупным в Союзе, но входило в число крупных. Конечно, расширение его минерально-сырьевой базы по своей значимости не может сравниться с поисками сибирской нефти, но как только в 1968 году в результате наших работ чётко проявились признаки новых золоторудных месторождений – спутников Дарасуна, министерство прекратило финансирование наших работ. И то, что мы всё-таки открыли Талатуйское, Боровушкинское и Егоркинское месторождения – главная заслуга тогдашнего главного геофизика Читинского геологоуправления Агафонова Г.Д., который на научно-техническом совете (НТС ЧГУ) чётко заявил: «Я не дам согласования на проведение любых геологических работ в Дарасунском рудном районе, если будет закрыта Дарасунская геофизическая партия». С тех пор мы формально готовили геофизическую основу для выполнения детальной геологической съёмки, а поиски золоторудных месторождений формально не входили в основную задачу наших работ. Но мы всё-таки искали и нашли месторождения, увеличившие сырьевую базу Дарасунского рудника.

Кто мы? В своё время широко практиковалась так называемая шефская помощь колхозам, это когда специалисты высочайшей квалификации в своей отрасли выезжали в колхозы и неумелыми руками косили сено, выполняли строительные и другие чуждые им работы. Я умел немного косить и даже отбивать литовки – я видел, как всё это во время войны делал мой дед, и даже пытался ему помогать.

Сороковые

Война. Мы с братом жили у деда с бабушкой в селе недалеко от Томска. У нас была всего одна комната, в середине стоял стол, на который во время обеда устанавливалась кастрюля с картошкой, её выдавали по счёту. Помню, как-то зимним днём открылась дверь, и к нам на костылях вошёл наш раненый отец, мы его сразу даже не узнали – шинель, костыли. С тех пор у нас на столе появилось мясо – недалеко от нас был конный двор, в котором было много воробьёв, и этих воробьёв отец стрелял из старой тулки. Стрелял горохом, дроби не было. Потом у нас появилась более крупная дичь – вороны. Ворону очень трудно убить. В школьные годы я профессионально добывал биоматериал для студентов-биологов: стрелял птичек, ловил полёвок, но сколько ни старался, убить ворону не мог. Если ворона летит и видит, что у тебя в руках ружьё, она облетит тебя стороной. Как-то, имея такой отрицательный опыт, я спросил отца: «Как ты охотился на ворон?» Он ответил: «Закапывался в солому на гумне и ждал, когда прилетали, стрелял». И это зимой. Даже в соломе холодно, но нас чем-то надо было кормить…

Весной мы оживали – в лесу расцветает медуница, лезут саранки, вдоль заборов появляются крапива, лебеда, а в августе – кедровые шишки, которые можно запекать в золе небольших костров. Весной ещё выручали бурундуки – мы гоняли их до тех пор, пока они не залезут в норку. Тут наступает ответственный момент – надо отличить нору постоянного проживания от «случайной забегаловки». У постоянной норы вход более «изношен», земля как бы слегка завальцована, и эту нору надо раскопать, а там – кладовые… Зима уже прошла, а в кладовой ещё есть кедровые орехи, а в другой ближайшей камере непонятно какие зёрна, их мы не трогали, зёрна не одёрнуты, а орехи очень вкусные, сильно отличаются от наших, обычных.

Война кончилась, но продуктов прибавилось мало. В сорок восьмом году (я отвечал за хлеб) наша семья – 7 человек (четверо взрослых, из них трое работают, и трое детей) получала по карточкам 2 кг 900 г хлеба, это было полтора кирпича, как правило, с небольшим довеском. Когда начали выпускать пластилин, я удивился, зачем? Из хлеба можно было вылепить всё что угодно.

Демографический кризис

В пятидесятом году в Томске были трёхсуточные очереди за мукой. Мы с братом стояли днём (учились в разные смены), родители – ночью, с поленьями дров, разжигали костры и грелись – в ноябре и в Новый год довольно холодно, в Первомай обходились без костров. Помню глаза моего деда, он агроном. Весна 1942 года он приходит домой и говорит бабушке: «Заставляют сеять, земля холодная, урожая не будет». Дед смотрит в сторону, куда-то в окно, а глаза у него подозрительно блестят – слегка слезятся.

Сейчас демографический кризис. Россиян становится всё меньше. Мы должны осознать: тому, кто «давит» на Россию, начиная с 1917 года, Россия нужна только как территория, а её население нужно лишь для обслуживания некоторых отраслей промышленности (вредных отраслей). Перед Отечественной войной Сталин фактически развалил нашу армию, уничтожив 38 тыс. человек командного состава, каков был эффект от этих действий, наглядно показали 1941 и 1942 годы, когда наши потери даже при ведении оборонительных боёв, значительно превышали потери немецкой армии. Мы должны осознать: для сохранения России нужны россияне, т.е. народ, её населяющий.

Так кто мы?

Мы работали просто ради получения небольших средств для нормального, по нашим меркам, существования, которые отличались от тех условий, в которых жили во время Великой Отечественной войны.

Что нами двигало? Чисто спортивный интерес: буду хорошо работать – буду первым, потом придут другие, и они будут первыми, и они что-нибудь придумают или откроют. Наш коллектив, работавший в Дарасунском рудном районе, открыл несколько месторождений – они стоят многие миллиарды рублей, а что мы, первооткрыватели, имеем? Только значки первооткрывателей, которые дали некоторым из нас.

Человек – дитя природы, и человечество всегда, во все времена развивалось по законам природы. Такими законами природы, которые действуют вне зависимости от того, знаем мы их или не знаем, являются и законы экономики. Мост, построенный с нарушением законов силы тяжести, развалится, государство, построенное на принципах, нарушающих законы экономики, существовать не может. Это наглядно показал развал Советского Союза.

Будем надеяться, что современная Россия будет уважать законы экономики, а мы, соответственно, достигнем высокого уровня жизни, и рождаемость в России приблизится к уровню, который был в период молодости наших дедов.

Владимир Локотков

+ -1

Один ответ на “Кто мы?”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)