Курсом – к «Острову сокровищ» и приключениям. Часть 3

Кар-р-рамба! Сто тысяч морских чертей! А вот и снова я, капитан Кадр – Чёрная борода, и моя необычная, но вёрткая, как барракуда, посудина под совершенно безумным для моего времени названием «Телемания». Сегодня мы продолжаем наш трудный, наполненный по самые трюмы приключениями путь к «Острову сокровищ». Курс – прямиком по истории одной из лучших в мире одноимённых киноверсий, созданной под командой славного джентльмена – капитана-режиссёра, мистера Евгения Фридмана полсотни лет назад.

…А теперь свистать всех наверх! Па-аднять якорь! Команде – па-ааднять паруса! Эй, телекиноштурман, сухопутная твоя голова, попутного тебе ветра и сухого пороха, начинай давай…

Весёлый Роджер и пограничники

3 ноября 1970 года в акваторию порта Ялта вошло парусное судно XVIII века. Это была шхуна водоизмещением не менее 200 тонн, отлично экипированная, с несколько обшарпанным, но явно крепким и надёжным такелажем, деревянной обшивкой, вооружённая вполне боеспособной лафетной пушкой. На одной из мачт на холодном в эту пору черноморском ветру развевался чёрный Весёлый Роджер!

Мореплаватели на борту небывалого пришельца из прошлого наблюдали в бинокли приближающийся берег – там, на набережной, стояли совершенно обалдевшие от увиденного зеваки. «Может, шарахнем из пушки салютом?» – предложил один из мореплавателей. «Ага, они вот тебе ещё шарахнут в ответ», – молвил его коллега, поскольку в бинокль разглядел, что ближе к причалу и непосредственно возле него находилось оцепление с людьми в погонах, и некоторые из них были вооружены. «Кажется, зря вы, мужики, пиратский флаг подняли», – сказал первый капитан новенькой шхуны «Испаньола» Виталий Букарин, специально приглашённый для перегона в Ялту. А к шхуне уже нёсся катер пограничников.

«Это что за хулиганство?» – строго спросили взошедшие на борт военные. «Кино вот будем снимать, – пояснил с тревогой Евгений Фридман. – «Остров сокровищ» называется».

Пограничники немного смягчились: «Кино? Про сокровища и пиратов? Это хорошо». Но затем обратили внимание на чёрный стяг на мачте и пушку, после чего строго скомандовали: «Предъявите документы». Проверив удостоверения и документацию на шхуну, пограничники вновь смягчились: «Вы хотя бы предупреждайте о прибытии. Радио же у вас на борту имеется». «Увлеклись немного романтикой и забыли», – объяснил, улыбаясь, режиссёр. «В другой раз не забывайте, а то будут неприятности, – предупредили пограничники. – А флаг-то ваш пиратский спустите пока. И… – командир группы пограничников покосился на корабельную пушку, – хорошо, что салютовать не догадались». Капитан и киношники только переглянулись. Через час «Испаньола», к восторгу зевак, бросила якорь.

Цвет настроения – зелёный

Ранним утром 4 ноября экипаж «английской» шхуны с капитаном Смоллеттом (Юозас Урмонавичус), доктором Ливси (Лаймонас Норейка), сквайром Трелони (Альгимантас Масюлис), юнгой Джимом Гокинсом (Ааре Лаанеметс), коком (и главарём пиратов по совместительству) – одноногим Джоном Сильвером (Борис Андреев) и остальными честными моряками и пиратами (в смешанном составе из русских и прибалтийских актёров), а также всей съёмочной группой взял курс на «Остров сокровищ».

Романтика плавания под парусами пропала буквально через полчаса. Ясное солнце, синее небо, но пронизывающий до костей свежий ветер при +100 C и приличная бортовая и килевая качка вместе с волнами и тучами брызг живо перечеркнули зыбкую прелесть всей этой красоты. У первой точки «морских съёмок» в районе горы Аю-Даг почти у всей съёмочной группы началась страшная морская болезнь. Только работа помогала как-то держаться – отлично выставленные оператором планы, великолепная игра, нет, не игра, а жизнь актёров-моряков в открытом неспокойном океане ни на секунду не вызывают у зрителей сомнения, что это настоящие морские волки. Что происходило за кадром после команды «Стоп. Снято!», было известно только тем, кто был за этим «кадром». Бледные гримёры поправляли бледным актёрам грим и парики, бледные костюмеры – платье, такого же цвета ассистенты оператора меняли кассеты с плёнкой, правили свет и т.д.

Через несколько дней «Испаньола» вернулась в Ялту. Первые съёмки «на акватории» прошли успешно. Шхуну встречала полная набережная народу. Актёры, одетые в костюмы эпохи своих персонажей, сошли с трапа и вызвали бурю аплодисментов. За ними последовала вся съёмочная группа. Защёлкали фотоаппараты. «Надеюсь, плёнка у них не цветная», – с трудом проговорил режиссёр. Опасения были не напрасными – лица всех ступивших на берег имели явный серо-зелёный оттенок.

Эти зимние «тропические» воды

Как было отмечено в прошлой нашей встрече, розыски подходящего судна для съёмок, затем идея создать шхуну и последующая постройка «Испаньолы» заняли несколько не предусмотренных графиком фильма месяцев, а потому пришлось проводить съёмки на море совсем в «неурочное» время – с декабря по март. Несмотря на декорацию кормы «Испаньолы», расположенную на берегу Приморского парка, которую ассистентам приходилось раскачивать, создавая полную иллюзию качки, Фридман требовал живой морской натуры. Одной из причин был тот факт, что некоторые актёры, снимаясь в декорациях трюма и кают, никак не могли сосредоточиться и войти в образ. И тогда «Испаньола» шла в море. Сильный ледяной ветер и настоящая качка живо делали своё дело. Актёры, одетые в тонкие рубахи и жилеты (дело по роману и сценарию происходило в тропиках, а зрителю впоследствии даже не приходило в голову, как создавались эти «тропики»), моментально входили в роль, но вскоре впадали в объятья морской болезни. Впрочем, холод иногда оттягивал её приступы.

«Американец»- гений, холера и йо-хо-хо

Покуда шли съёмки, в Крым поспешил 25-летний малоизвестный тогда композитор Алексей Рыбников, впрочем, уже написавший музыку к трём фильмам. Алексея пригласил сам Фридман, поскольку снимал картину «международного» приключенческого стиля, да и уровня, что в итоге блестяще получилось. На студии им. Горького молодой сочинитель среди всех композиторов слыл «американцем», желавшим писать музыку, конкурирующую с западными, заокеанскими музыкальными образцами. Услышав о таком композиторе, Фридман сразу им заинтересовался. Однако попасть в Ялту, где уже вовсю шли съёмки, Рыбникову удалось далеко не сразу, и только с врачами и спецотрядом: город был по существу изолирован, поскольку на юге Украины были отмечены вспышки холеры. По прибытии композитора ожидал ещё один сюрприз – получив ключ от рабочего помещения, Рыбников обнаружил в небольшой комнатёнке лишь древний разбитый рояль. А первые музыкальные эскизы надо было показать режиссёру уже через несколько дней. Тихо произнеся различные слова, молодой «американец» принялся свистеть, топать ногами, подпевать, выкрикивать классическое пиратски-залихватское «Йо-хо-хо и бутылка рому» и всячески выколачивать ритм, вживаясь в сочинение максимально эмоционально…

…Эй, штурман, а ну-ка, тишина на палубе! Замолвлю лично словечко о «Йо-хо-хо». Это для вашего слуха он похож на бравирующий, хохочущий возглас пиратов. Натурально «йо-хо-хо» у английских моряков и у славных джентльменов удачи того времени соответствовало вашему русскому «Эй, ухнем…» или «Раз, два, взяли!» В общем, когда команде судна требовалось разом приложить какие-либо физические усилия. Вот так-то, якорь вам в ухо! Давай, штурман, дуй попутным ветром дальше…

Услышав наброски музыкальных композиций для фильма, которые Рыбников уже окрестил «Старая карта», «Сокровища Флинта», «Джойс и акула», «Белые паруса», «Баллада о бедном Томе» и др., от которых разило за многие мили морем, авантюрными приключениями и пиратской романтикой, режиссёр понял, что не ошибся в композиторе.

Кинотеатры – на абордаж!

Съёмки фильма завершились в конце марта 1971-го, монтаж и озвучка продлились до середины осени. В ноябре фильм был принят Госкино. Картину закупили десятки зарубежных прокатчиков, включая США, и вскоре она была признана одной из лучших экранизаций романа «Остров сокровищ» в мире, оставаясь таковой и по сей день. На экраны СССР лента Евгения Фридмана вышла в мае 1972-го. Несмотря на целевую детско-юношескую аудиторию, взрослые, также жаждущие морской романтики и приключений, брали «на абордаж» залы кинотеатров, тем самым вынуждая устраивать в оных и вечерние сеансы. Это была Фортуна-Удача!

…На этом мы и закончим! Эй, на палубе! Не зевать, сто тысяч морских чертей! Плавание-то продолжается! Прямиком по курсу – каникулы, отпуска и новые приключения! Поднять Весёлого Роджера! Всем попутного южного ветра и семь футов под килем! Лето – на абордаж! Кар-рамба!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)