Литературная гостиная

Байкальские чудеса

Зинаида ЛОБАЧЁВА, с. Хушенга

Окончание. Начало в №30

– А семья есть? Дети?

– Разведён. Сын учится в институте. А ты как?

– Я шоферю, – ответил Кирилл, подталкивая палкой угли под котелок, – дочка замужем. Мы с Кирой вдвоём живём. Вот, путешествуем, насколько позволяет нам наша зарплата. А ты почто один. Друг-то твой где?

– На дискотеку пошёл, тусовщик, – Прокопий небрежно махнул рукой, словно отбиваясь от назойливой мухи, и сердито произнёс: – Стоило ехать на Байкал, чтобы пить водяру да девок лапать. Это можно и у себя в ресторане устроить. А мы на турбазу прикатили. Коттеджик сняли, думали отдохнуть от городской суеты. Резиновую лодку прихватили – хотели порыбачить. А он второй день не просыхает.

– А ты не пьёшь? – поинтересовался Кирилл, бросая зелёный чай в котелок.

– Я свою цистерну выпил. Покуролесил, семью потерял – хватит. Хочется тишины и покоя.

Вода в котелке снова заходила ходуном. Листочки чая развернулись и всплыли наверх. Кирилл вылил в чай литровую банку молока. Дождавшись повторного кипения, снял с таганка котелок и прикрыл его крышкой.

– Ну вот, пока чаёк напаривается, шашлыки пожарим, – со знанием дела приговаривал Кирилл, пристраивая на мангале шпажки со свиным мясом.

За сытным ужином и душистым чаем мужчины вспоминали армейские будни и бурную молодость. Женщины пригорюнились: неинтересен им был мужской разговор. Будь посветлее, ушли бы к озеру, но опускалась темень, а со стороны Байкала потянул холодный порывистый ветер. Озеро, ещё недавно спокойно дремавшее под солнышком, вдруг загудело, зашевелилось, сердито выплёскивая на берег пенистые волны. Они с шумом откатывались назад, отбивая всякое желание посидеть на берегу.

Внимательный Прокопий заметил, что их разговор не интересует женщин. Особенно часто его большие карие глаза останавливались на Антонине. Слегка полноватая, в синем спортивном костюме, она сидела возле костра. Ветер трепал её тёмно-каштановые волосы. Взгляд зелёных глаз задумчиво замер на пламени костра. Со стороны казалось, что женщина ничего не слышит и никого не видит, но как только Прокопий сменил разговор и заговорил вдруг о хозяевах Байкала, она тут же обернулась:

– Это всё выдумки.

– Нет, – возразил Прокопий, – местные жители свято верят, что у Байкал-моря есть хозяйка и хозяин. Сейчас по морю ходит хозяйка. При ней начинается сильный ветер, который баламутит воду и с огромной силой бросает волны на берег. А вот днём ходил хозяин – Белый Старец. Очень добрый старик, но людям показывается редко, только избранным. При нём море тихое и спокойное. Байкал – самое таинственное озеро на Земле. Здесь случаются чудеса и миражи, их видели люди нашего времени. Представь: ты видишь в небе огромную картину – деревянные дома и даже целые улицы. Или настоящий поезд мчится по небу. А на воде вдруг объявится «Летучий голландец» с белыми парусами. Больше всего миражей люди видели на острове Ольхон. В северо-восточной части острова в небе частенько появляются огромные картины, старинные замки. Если желаете, можно там побывать. Совершить, так сказать, круиз. Послезавтра на Ольхон отходит теплоход. Билеты я куплю.

– Послезавтра мы должны быть на работе, – отрезал Кирилл, – и вообще-то спать пора. Я пошёл в машину, вы, женщины, ложитесь в палатке. А ты, дружбан, со мной или как?

– Не-е, я на турбазу пойду. В постельке как-то уютнее.

Всю ночь дул порывистый ветер. Он колебал палатку, раскачивал берёзы и с гулом бросал на берег волны. Антонина долго прислушивалась к ночному дыханию Байкала, сожалела, что испортилась погода и завтра, наверное, уже не искупаться. Но утром, выбравшись из палатки, была приятно удивлена: тихо. Восток небосклона пылал утренней зорькой. Небо было чистым, и бездонная его синева отражалась в девственных водах озера.

Не успели позавтракать, как появился Прокопий.

– Видать, Прошка, тебе понравилось у нас, – увидав друга, засмеялся Кирилл. Пожимая руку, многозначительно подмигнул и шепнул на ухо: – Антонина – вдовушка. Баба стоящая.

– Да я к вам с предложением. Вы же поедете мимо Улан-Удэ. Как-то не по-людски не пригласить сослуживца в гости.

– Уже срываетесь домой? – удивился Кирилл. – А мы-то хотели ещё до обеда покупаться.

Прокопий замялся:

– Я хочу один уехать с вами.

– А чё друга-то бросаешь?

– Достал меня этот тусовщик. Вчера в коттедж прихожу – в комнате народу, что на пляже. Он, видите ли, расслабляется, а я должен у моря сидеть. Уеду, оставлю ему машину. Своя собачка, нагуляется – прибежит.

– Да не вопрос. Поехали, – Кирилл снова подмигнул, лицо его расплылось в улыбке: – На заднем сидении место есть. А пока пошли искупнёмся.

Несмотря на раннее утро, на пляже было людно. Прокопий увивался возле Антонины: и в воде плавает рядышком, и на песочке лежит под боком. Говорил, не умолкая. Женщина смеялась от его остроумных анекдотов. В ней не было того, что называют выпендрёжем, а лишь тактичность и чувство собственного достоинства, что особенно привлекало Прокопия.

Кира наблюдала за сестрой и поражалась, как от мужского внимания Антонина расцветала на глазах. Заискрились её зелёные глаза. С лица не сходила милая улыбка. Со стороны казалось, что отдыхает влюблённая пара.

– Ты только посмотри на Прошку и Тоню, – с усмешкой качал головой Кирилл, – словно сто лет знакомы. Правду говорят, что любовь – это солнечный удар. Перегрелись на песочке, и голова закружилась.

– Ага, – соглашалась Кира, – любовь сродни сумасшествию. Искупались в священной байкальской воде и обезумели от этой благодати.

На обратном пути Антонина ехала на заднем сидении автомобиля не одна. Рядышком был Прокопий, растопивший окаменевшее от беды женское сердце. Она снова почувствовала себя счастливой. Вдруг поверила в доброго Белого Старца, который подарил ей не только прекрасный отдых, но и надёжного мужчину.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)