«Мне холодно»

«Не надо бояться неведомого, ибо каждый способен обрести то, чего хочет. Получить то, в чём нуждается»
(Пауло Коэльо, «Алхимик»)

Случай, о котором я хочу поведать нашим читателям, произошёл в 50-х годах прошлого века и активно обсуждался в местной прессе. Более того, по сему феномену были написаны научные труды. А пустяковое, казалось бы, дело обросло легендами и мифами. Но обо всём по порядку.

Жил-был парень

Влад с ранних лет мечтал о работе лесника. Отец против выбора его будущей профессии не возражал: должность в то время была почётная и нужная. Сестра Вика же посмеивалась над младшим братом: «Лесником хочешь стать, а у самого тройки в дневнике». Но Влад, закусив губу, с обидой смотрел на сестру, продолжая всё свободное время пропадать в лесу.

В селе при школе работал небольшой отряд юных лесоводов. Ребята ходили по лесу, устанавливали щиты с призывом не мусорить, а также мастерили скворечники для птиц и кормушки для зверей. Хищников в этих краях никогда не водилось, а самыми крупными животными считались кабаны и лоси.

Взрослели дети тогда рано, наученные тяжёлыми условиями жизни в молодом советском государстве, поэтому родители без препятствий отпускали ребят в тайгу. И никогда никто не терялся.

1937 год Влад запомнил на всю жизнь. Было ему тогда одиннадцать лет от роду. Рано-рано утром в их дом пришли люди в длинных серых шинелях, они что-то искали в письменном столе отца, работавшего агрономом. Мальчишка запомнил, как отец сидел на стуле в центре избы и смотрел в одну точку. Влад навсегда запомнил этот взгляд. Потом отца увели. Навсегда…

Так парнишка стал главой семьи, едва перейдя в пятый класс. Наравне с разбитой горем матерью хлопотал по хозяйству, таскал дрова, возил воду с реки, подсыпал в морозы завалинку дома снегом. Работали много, поэтому на жизнь хватало, по крайней мере, чугунок с картошкой и тарелка с квашеной капустой всегда были на столе.

А потом началась война. Сестра уехала в город, где окончила ускоренные курсы медсестёр и стала работать в тыловом госпитале, а Влад пошёл в пастухи. Каждый день верхом на коне Буране он собирал коров по протяжённой центральной улице села и гнал их в колхозное стадо. Само стадо надлежало пасти далеко за огородами, поскольку ближайшие поля были отведены под покосы. Работа была нетяжёлая, но однообразная, да и ответственности хватало. Упустишь корову, заплутает она в лесу и сгинет – времена были тяжёлые, шла война, разбираться бы не стали. Но недаром Влад знал в лесу все косогоры, овраги и неприметные тропки – находил потерявшихся коров сразу и до захода солнца. Он даже получил памятный знак за труд в годы Великой Отечественной войны.

Два мешка сухарей, спирт да патроны

Летом 1945 года по протекции сельской администрации паренёк был зачислен на первый курс обучения на лесоводов в райцентре, а уже через три года получил в своё распоряжение тысячу гектаров тайги, которую надлежало охранять от браконьеров и вовремя оповещать начальство о пожарах и незаконных рубках.

Страна, порушенная страшной войной, восстанавливалась, поэтому разносолами Влада в конторе не баловали. Выдавали два мешка сухарей, патроны и немного спиртного. Да и боезапас был в большом дефиците, что, тем не менее, позволило парню научиться стрелять редко, но метко. Добывал еду для себя, а также помогал матери и сестре, отправляя им зайчатину и мясо птицы.

Как у любого лесничего, у Влада была основная (базовая) избушка, а от неё вели тропинки-путики в зимовья поменьше. В этих зимовьях была только печка и продуктов в обрез – чтобы только переночевать, а утром идти дальше в обход.

Вся Москва с её 12 миллионами жителей умещалась на тысяче гектаров, а тут на такую же территорию был один человек! И ведь не было страха за свою жизнь, хотя если сгинет лесник в непролазной глуши или попадёт в беду, никто никогда в жизни не сможет его найти и прийти на помощь. Раций тогда не выдавали. Единственная связь – раз в месяц отчитываться в конторе о проделанной работе. Пару недель на отдых, и затем снова в тайгу.

Жены у Влада не было – не каждая женщина согласится жить с мужчиной, который пропадает в лесу месяцами. Да Влад и не стремился жениться. Той осенью он задумал большое дело – поставить новую избушку в лесу по соседству с участком напарника. С лета заготовленные брёвна он срубил в «косую лапу», привёз на коне трубу для печи. Саму печку Влад сложил сам, используя камни, в изобилии разбросанные возле ближайшего ручейка.

И вот однажды…

Уже вовсю бушевала метель, когда Влад, застигнутый непогодой, наконец, добрался до новой избушки. В печке уже лежала заранее приготовленная охапка сухих веток. Достаточно было чиркнуть спичкой, чтобы огонь сразу занялся. Железная труба тепло хоть и не держит, зато отдаёт сразу.

Потеплело в избушке, а вскоре нагрелись и камни. Лесник уютно устроился на нарах, грызя сухарь и прихлёбывая крепкий горячий чай. На улице ревел буран, а здесь было тепло и спокойно. Правда, верные Найда и Снежок заскулили у дверей и стали проситься на улицу. «Жарко им. Однако перетопил печь», – подумал Влад и выпустил собак погулять.

Вскоре парень задремал. Сколько он проспал, неизвестно, как вдруг дверь в избушку с силой распахнулась. С потолка посыпалась труха. Влад дёрнулся и открыл глаза. В избушку ввалилось громадное существо, покрытое длинной и грязной шерстью. С ужасом лесник наблюдал, как уродливое создание подползло к печке. Послышался голос: «Холодно мне». Существо засунуло лапы прямо в огонь – зимовье наполнил запах палёной шерсти.

Не помня себя от ужаса, в одних кальсонах и с босыми ногами Влад выскочил из избушки и по путику побежал к напарнику на соседний участок. Побежал в метель и мороз. Лес, который Влад знал наизусть, не позволил ему сгинуть. Добрался-таки лесник до друга. Когда Влада доставили в больницу, у него были сильно обморожены руки и ноги. Два месяца врачи пытались спасти конечности несчастного парня, и им это удалось.

А что приключилось-то?!

Когда Влад пришёл в себя и рассказал о произошедшем, старики сразу вспомнили некие проклятия, которые якобы витают над теми местами. Но нужно понимать, что в эпоху материализма ни о каких таких вещах всерьёз речи идти не могло. Поэтому местные решили, что в дом вломился медведь, которого спросонья Влад принял за лохматого монстра. Потом вспомнили, что медведей здесь отродясь не водилось…

Как бы то ни было, почти сразу сельсовет организовал группу охотников, которым предстояло выяснить детали происшествия. Люди пришли в зимовье, но не нашли там ничего необычного. Следы собак и следы самого Влада на снегу – никаких медвежьих и иных отпечатков лап не было. Печка давно остыла. На ней сверху лежала обожжённая рукавица, сушившаяся под потолком и случайно упавшая на горячий металл… Всё это детали, на которые тогда никто не обратил внимания.

Влад окончательно поправился и был переведён на работу в самой конторе, поскольку возвращаться в лес он наотрез отказался.

Но медики, лечившие лесника, решили провести собственное расследование. Его результаты были настолько ошеломляющими и вместе с тем настолько очевидными и простыми, что версия медицинских работников была признана единственно правильной. Теоретики развили её до уровня научного труда.

Оказалось, что Влад сложил печь из камней местной породы, которые имели большое содержание меди. При нагревании пары меди выделяли отравляющие вещества, вызывающие сильные галлюцинации. Упавшая и обгоревшая рукавица лишь усугубила ситуацию, наполнив помещение едким дымом. Видимо, собаки почуяли вредные испарения раньше, поэтому и попросились на улицу. Повезло парню, что смог вовремя выбраться на свежий воздух, пусть от страха выскочил на мороз, но всё же остался жив.

Печь ту сломали, поставив на её место обычную буржуйку, и больше ни о какой нечисти там не слышали.

Вот такой, казалось бы, нелепый и совершенно не мистический случай разделил жизнь парня на «до» и «после». Отчаянно преданный лесу человек стал заправским домоседом.

Опять же, если бы не «чудовище», то парень так бы и прожил бобылём в тайге до самой смерти. А так он сделал предложение медсестре, которая ухаживала за ним во время лечения обморожения. Девушка согласилась, и они стали, как в сказке, жить счастливо.

История эта имела некоторый резонанс, поскольку научное объяснение всякой мистики особо приветствовалось. Некоторые охотники даже стали оставлять щель в двери, чтобы из печей-каменок ничего такого не выделялось.

Мотайте на ус и вы. И берегите себя!

+ -1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)