Мой друг матрос Степанов

С праздником, Пётр Иванович! С Днём Военно-морского флота тебя! …Какого Петра Ивановича я поздравляю? Конечно же, коренного читинца, подводника, служившего на Тихоокеанском морском флоте, Петра Ивановича Степанова.

Будущий мореход рос в многодетной семье. Шестеро детей было у Степановых. Из трёх парней Пётр был старшим.
    Имел склонность к технике. Отец работал шофёром на «полуторке», и Петя во всём ему помогал. Ещё его дядя, брат матери, которого мы все звали дядей Ваней, работал мотористом, превосходным специалистом своего дела был человек. Так вот, друг детства моего Петро и там помогал разбирать двигатели, мыть детали, сортировать их, а затем учился собирать и регулировать моторы. К чему я это упоминаю? К тому, что всё очень пригодилось в службе на подводной лодке.
    Период службы в деталях я расписывать не стану – ни к чему. Лишь замечу, что мой друг достойно завершил все свои подводные плавания. По истечению определённого времени набравшись опыта и практики на вверенном ему участке службы, решением командования матрос Степанов, получив повышение в звании, был даже направлен в учебный отряд подводного плавания заведующим кабинетом акустики.
    Прослужил Петя на флоте четыре года и три месяца. Имеет множество флотских поощрений и благодарностей. Но особо Петру Ивановичу дорог подарок, преподнесённый ему к 70-летию командованием Санкт-Петербургской военно-морской академии, – моряцкая форма (он в ней на фото, подаренном мне).
    Это будет много позже. Пока же, демобилизовавшись, Петя поступил в Читинский техникум механизации и электрификации сельского хозяйства (там учился и я), успешно его окончил. (Потом, уже в зрелом возрасте, он окончит также Бурятский сельхозинститут и Высшую партийную школу в Хабаровске.)
    Свою трудовую деятельность Пётр связал не с морем, а с землёй – сельским хозяйством. Десятилетиями возглавлял предприятия «Сельхозтехники» и мелиорации. Проработал в агропроме больше сорока лет и с полной отдачей сил и энергии (иного при советской власти и не могло быть).
    Вкратце хочу сказать о бытовой стороне его жизни, он и там всегда проявлял себя неординарным, смелым, бесстрашным, бескорыстным человеком, отличным другом. Его кипучей энергии удивлялась не только моя семья, но и другие. Ведь какими талантами он только ни обладает, какими навыками ни владеет: шофёр, слесарь, охотник, рыбак, гармонист и повар. Да-да, именно повар. Как же вкусны были результаты его трудов у плиты и костра! Приезжая с охоты или рыбалки, часто звонил со словами: «Приходите на чай». И мы не шли, а бежали к ним, зная, что будут таёжные и речные деликатесы.
    А как его любят наши дети! При общем выезде на отдых, рыбалку он часто возился с ними: организовывал театральные сценки, устраивал концерты, проводил праздники Нептуна и т.д.
    Выше я упомянул о силе и бесстрашии моего друга, истинно боевом. В подтверждение попытаюсь изложить трагическую историю, в которой мы стали невольными участниками.
    В тот год мы двумя семьями (Петя со своей женой (Царствия ей небесного) и я с супругой) отдыхали на Арахлее. В один из вечеров к нам на дачу пришёл высокий симпатичный немолодой уже человек. Назовём его Василием. В Великую Отечественную он служил разведчиком, имел множество наград (Пётр Иванович работал с ним раньше и биографию знал). К нам он пришёл за помощью: сын приехал с напарником, нашёл его на Арахлее, устроил скандал, грозит убить. Надо было как-то утихомирить, уговорить буяна. Помню, как Василий, обратившись к Петру, добавил: «Если сможешь, то помоги мне».
    Петя отозвал меня: «Поможем фронтовику?» Я ответил положительно, и мы на двух моторках поплыли к пионерскому лагерю – по соседству с ним стояла палатка Василия. Туда мы втроём, причаливши, и пошли.
    Готовы мы были ко всякому, но того, что произошло, всё же не ожидали – из-за кустов прогремел выстрел! Мы интуитивно пригнулись, а фронтовик-разведчик (у него было ружьё)… бахнул по кустам в ответ. Раздался вскрик. Бросившись на голос, мы с Петей увидели парня в крови и без сознания. Василий, завыв волком, схватившись за голову, побежал к палатке. Петя крикнул мне: «Дуй в лагерь! Тут рядом, там должен быть врач или медсестра. Если есть связь с городом, вызови скорую». Пробегая мимо палатки, я заглянул в неё и увидел, как несчастный отец выл и рыдал, засунув голову под матрац. Медсестра вызвала скорую, а после сделала всё, что было в её силах, чтобы помочь раненому.
    Скорую ждали долго. И вот она появилась в районе Преображенки, но что за ерунда – водитель и врач машут нам и ни с места! В чём дело, мы понять не могли, а гадать было некогда, Петя прыгнул в лодку и помчался туда. Оказалось, что шофёр скорой отказывается ехать дальше по раскисшей дороге, а доктор боится плыть на моторке. Вот ситуация! А что прикажете делать нам?! Пётр решительно и строго напомнил врачу об ответственности в случае гибели человека и, кажется, даже пригрозил. Подействовало. Взяв носилки и медицинскую сумку, доктор спустился с насыпи к лодке. Приплыли.
    Осмотрев парня, наш незадачливый Айболит вынес вердикт: «Нужно срочно в город, в больницу». Но как это сделать? Носилки длиннее лодчонки. Как разместить на ней ещё и людей? А главное – носилки, вставшие поверх бортов моторки, могли раскачать её…
    Риск был. Но и выхода другого для раненого тоже не было. Кое-как разместились: Петя и я сели на борта у мотора, доктор уместился чуть не на голове парня, поддерживая того за плечи. Потихоньку, кое-как, на самой малой скорости мы доплыли до берега, где стояла скорая, и скоро она с мигалками уже мчалась в город. О, слава Богу! А ещё – навыкам и решимости бывшего моряка Петра Ивановича.
    Переживая, но всё-таки с ощущением, что сделали всё, что могли, мы поплыли на дачу спать. Но какой сон мог быть после пережитого? Утром собрались и поехали в Читу, а там – по домам.
    …Многое случалось за долгие годы дружбы, что показывало, как и этот случай, ширь и глубину души (поистине морские!) моего товарища, его беспредельную любовь и уважение к семье, детям, друзьям и просто знакомым людям.
    В Библии есть такие слова: «Верный друг – крепкая защита; кто нашёл его, нашёл сокровище». Я эти защиту и сокровище потерял, как только Петя переехал из Забайкалья к морю, в Краснодарский край. Скучаем!
    С праздником тебя, подводник!
    
    Ты в отставке, ну и что.
    Столь же нерушима воля
    И крепко твоё плечо.
    Сил желаю и удачи.
    Никогда не унывать.
    И глубины жизни сложной,
    Как и море, покорять.
    Виталий ЗАДУМИН, г. Чита
0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)