Мусор. Свалка. Операторы

Опыт, который можно перенять

В начале июня в сети прошла онлайн-конференция «Эффективное обращение с отходами. Проект одного села». Глава местного самоуправления Нижегородской области поделился идеей решения мусорной проблемы в рабочем посёлке Мухтолово, где живёт. «Тот случай, когда готовых ответов ещё нет», – предупредили ведущие конференции, однако нижегородцы очень продвинулись на этом пути. Эксперты рассуждали, как реализовать подобный опыт на практике, а все, кого заинтересовала тема, задавали вопросы в комментариях.

Вопросы, на которые искали ответ:

  • как организовать площадки для раздельного накопления отходов;
  • как качественно организовать их вывоз;
  • как добиться оплаты за фактическое, а не нормативное количество вывезенных ТКО;
  • как организовать переработку растительных отходов на месте;
  • как мотивировать жителей села сокращать образование мусора;
  • как найти деньги на реализацию проекта.

Кто молодец

Сергей Артюхин – глава местного самоуправления – и его супруга Любовь воспитывают троих детей. Семьёй они производят две бочки отходов в год. Остальное сдают на переработку или компостируют. А платить приходится фиксированную сумму, бьющую по бюджету многодетной семьи. Ситуация до боли знакома и забайкальцам, живущим в частных домах. Но, согласитесь, мало кто из нас может, даже справедливо возмущаясь, точно сказать, сколько мусора (в килограммах) производит. Сергей и Любовь решили, во-первых, досконально выяснить, что почём, чтобы оперировать цифрами, а не эмоциями. Во-вторых, увлечь практикой «ноль отходов» всё село, чтобы потом выйти на регионального оператора с обоснованным требованием – рассчитывать по факту, а не тарифу. Проект поддержали местные депутаты, с этого всё и началось…

Слово Артюхину

«Моя семья состоит из пяти человек. Согласно нормативу, установленному в Нижегородской области, в год мы должны произвести и оплатить 960 кг отходов. Живём в сельской местности, в частном доме. Поэтому много лет занимаемся переработкой растительных отходов, это органика, кусты, ветки. Бумага утилизируется в печке, часть пластика уходит на домашние нужды (ёмкости под рассаду и т.д.). Металл всегда копили и, соответственно, сдавали.

С начала мусорной реформы были очень возмущены нормативами и тарифами. Решили провести эксперимент, он длился два года и показал, что при переработке органики и сдаче вторичных ресурсов за год у семьи скапливается всего лишь 26 кг из 960 планированных. 13 кг из них – упаковка (пакетики всякие), часть – старая обувь и пластик, который не сдаётся в пункты приёма вторсырья».

Им есть куда сдавать

Тут в монолог Сергея нужно вклинить поправку на нижегородскую действительность. В Нижнем Новгороде есть «Икеа», где созданы уникальные площадки, где принимают даже зубные щётки. Упомянул он и другие серьёзные компании, которые занимаются продвижением в области экопунктов. В Чите недавно открылись два пункта приёма использованных батареек – уже прорыв.

«Вот и получается, что можно жить практически без отходов, если правильно сортировать», – продолжает Сергей.

Артюхины начали изучать ближайшие пункты приёма макулатуры и вторсырья, познакомились с предпринимателем, который уже несколько лет принимал вторсырьё в посёлке, но работал не с населением, а другими ИП – собирал в магазинах стрейч-плёнку, картон, потом отправлял за 50 км в Павлово, где создан серьёзный пункт сбора вторсырья. Там всё сортируется; даже принимают стекло, дробят и т.д.

Накапливают, что нужно сдать, во дворе (благо, территория позволяет), по звонку предприниматель приезжает и забирает. Что не забирает он, раз в полгода увозят сами в ближайшие экопункты. К слову, от Мухтолово до Нижнего Новгорода не близко – 140 км.

В течение двух лет эксперимента семья анализировала не только свои объёмы потребления и отходов, но проблемы мусорной реформы всего посёлка. Они схожи с забайкальскими: удалённость от полигона, большое плечо доставки отходов (80–100 км), отсутствие или нехватка контейнерных площадок и самих контейнеров, особенно в сельской местности. Нет площадок под крупногабаритный мусор, ветки, доски – всего, что не относится к сегодняшним понятиям ТКО.

Сергей говорит: «Постоянно наблюдаем нарушения нормативов вывоза – в летнее время должны каждый день, по СанПиНу. Регоператор, похоже, получил согласование с министерством экологии на четыре раза в неделю». «Ой, насмешил!» – скажут забайкальцы, в сёлах которых машину «Олерон+» видят, если повезёт, четыре раза в месяц.

Ну и что делать-то?!

Сергей с соратниками, осознав, что «никто, кроме нас», вышли на местные выборы. Удачно их прошли. Своим активом сменили главу поселения. Руководством области была назначена новый глава района. «К нам стали прислушиваться. Сейчас ведём серьёзные диалоги по решению многих проблемных ситуаций в посёлке и районе.

Сразу стали изучать возможности местного и районного бюджетов по решению экологических проблем. С начала 2020 года стали разбираться с контейнерными площадками. В 2021 году по областной программе «Поддержка местных инициатив» заложили строительство 24 площадок стоимостью 2 млн рублей. На 2022 год планируют устроить оставшиеся 52 площадки. На площадках разместят подробные таблички, что можно выбрасывать сюда, что нет, потому что: «Очень важный момент: до сих пор население недостаточно информировано в вопросах, что является конкретно ТКО, что – крупногабаритными ресурсами, а что не относится к ним».

Готовят площадки под ветки и собираются купить мульчер (промышленный измельчитель).

Провели встречи, беседы с местным предпринимателем по поводу открытия площадки приёма вторсырья. Готов адресно заезжать и забирать.

Средства, вырученные за бумагу, металл, пластик, должны заинтересовать население. Плата небольшая, но всё-таки в этом будет некий интерес, считает глава местного самоуправления.

Глобальная задача – снизить плату за вывоз ТКО, особенно у многодетных семей. Для частного дома, где 5–7 человек прописаны, в Новгородской области выходит по 800–900 рублей в месяц. А вывозить нечего.

Собираются провести в посёлке масштабную рекламу пользы сдачи вторсырья. Уменьшить объёмы вывозимых ТКО, чтобы не дать оснований регоператору поднять тарифы. А такие основания уже есть: с региональным оператором общаются, и те на самом деле говорят, что стали вывозить больше (из-за запретов и отсутствия информации люди валят в контейнеры пеньки, ветки и проч.) и уже разрабатывают план внедрения поправок в нормативы, утверждённые в конце 2018 года. Это, уверен Сергей, повлечёт за собой увеличение тарифов. Опять ляжет на кого? На население.

Задача-максимум – перейти на оплату по факту. Но до этого ещё далеко.

В сентябре хотят провести акции в школах. Например, конкурсный сбор макулатуры. «Детей надо заинтересовывать». Проводят экологические уроки – ребятишки хорошо реагируют. Наглядно и «контрастно» показывают, как небрежное отношение к природе приводит к нехорошим последствиям.

Отдельно ведут работу по предпринимателям посёлка. Предлагают им (закон этому не противоречит) внедрять отдельные контейнерные площадки. Охват уже более 80%. «Почему ипэшники с оптимизмом смотрят на это всё? – объясняет Артюхин. – Потому что регоператор предлагает им заключать договор на вывоз на основе площади помещений, а не объёмов ТКО. Их это всё напрягает. Зачастую они просто отказываются от договоров. Здесь нужно внести коррективы и найти точки соприкосновения. Чтобы было чётко: вот этот объём мы производим и готовы сдавать вам, а это вторсырьё, и мы имеем право сдавать его в пункты приёма сами и получать за это деньги. Фактически так и делают, но чтобы договоры корректировались, нужно ввести положительную практику, разработать шаблон, чтобы вытащить ИП из этой ямы».

Мы тоже по факту хотим

В посёлке Мухтолово уже многое сделали для того, чтобы сказка стала былью. Сергей и Любовь делятся выводами: «Для перехода оплаты по факту нужно пройти вместе несколько шагов:

  • изменить, в первую очередь, мышление людей с помощью информации и описания последствий нерационального подхода к ТКО (рост тарифов – самое болезненное);
  • вовлечь в пункты сдачи вторсырья максимальное количество жителей;
  • провести честную аналитику отходов за календарный год в посёлке. Мы это пытались сделать ещё в 2019 году, вели переговоры с главой района – нас не слышали. Хотя была даже договорённость с хозяином весов составить условный план и договор на взвешивание при въезде в посёлок и выезде, поскольку мы конечная точка охвата территории регоператором – вести учёт очень легко. Мы могли сделать календарный срез и посчитать все объёмы. Вот этим надо вплотную заняться.

Если сделаем честную аналитику за календарный год с общим доступом к данным, можно вынести на обсуждение с министром экологии области и проработать шаги перехода на оплату услуг по факту. Если уменьшится объём мусора в посёлке, то оператор сможет скорректировать свои маршруты (например, до нашей деревни заезжать в соседние), другая логистика – другие расходы.

С министерством диалог мало-помалу выстраивается. Районная власть заинтересовалась сбором и измельчением веток и т.п. на всей территории.

То есть мы задали темп. Занимаемся валкой деревьев, муниципалитет выделяет деньги на это, а точки складирования, куда это всё деть, до сих пор не придуманы. Приобретение мульчера, хотя бы одного на район и по определённому графику его передвигать на поселения». А временно складировать рядом с действующими площадками. Ни в коем случае не засорять бункеры и контейнеры. Вести пропаганду. А потом разово проводить акцию по перемалыванию веток».

А свалки?

«Головная боль всей страны. Как их ликвидировать? Основная проблема – смешивание органических и древесных отходов с пластиком.

Решением, кроме вывоза и захоронения в новый полигон, ничего не предлагается. Ну, или можно ещё 5 млн потратить на проект рекультивации свалки, которую просто засыплют слоем грунта и отчитаются об успешной работе. Такое, к сожалению, тоже есть.

Уже есть судебные решения, обязывающие местные власти перевозить мусор с закрытого на действующий полигон. Но это десятки миллионов рублей. Где их взять?» – говорит Сергей.

Выход нижегородцы видят только в одном – сокращать само количество отходов, вывозимых на полигоны.

Что советуют

В первую очередь, как уже понятно из информации выше, – ещё на этапе домохозяйств производить первичную сортировку отходов. Региональный оператор пытается идти навстречу этим стремлениям, но пока неуклюже. Установку жёлтых контейнеров регоператором под вторсырьё в посёлке в Мутолово считают нерациональным: из-за дополнительных расходов на логистику и отсутствия дальнейшей переработки вторсырья это приведёт только к увеличению поездок, расходов и повышению тарифов в конечном итоге. По крайней мере, в Нижегородской области работа с этим не выстроена никаким образом. Поэтому лучше всё вторсырьё отдать в частные руки – пустить переработку в более эффективное русло.

Именно это видят и кратчайшим путём к переходу на оплату по факту: запускать в каждом посёлке предпринимателя, который будет собирать у населения вторичное сырьё (бумагу, стекло, пластик). Вместе с регоператором он должен создать информационную базу, в которой учитывались бы персоналии. Тем, кто сдаёт вторсырьё ежемесячно, предоставлять услугу по вывозу ТКО по факту.

Ничего особенно сложного. Артюхины делали это самостоятельно два года – фиксировали объёмы мусора, сдавали вторсырьё, собирали квитанции. Отклонения от месяца к месяцу, говорят, незначительные. Единственное исключение – Новый год: стекла побольше будет!

«Но пока не будет обратной связи от регоператора по снижению платы, наверное, это механизм не заработает. На энтузиазме люди продержатся пару-тройку месяцев. Дальше – неинтересно», – заключает Артюхин.

Не всегда оператор виноват

Люди с опытом создания с нуля систем региональных операторов (правда, уже неработающие в отрасли) к конференции тоже подключались. Делились наработками прошлых лет, который внедряли (пытались) задолго до мусорной реформы. Это и попытка ввести подомовой учёт – взвешивать мусор на вес (тогда жители стали делать контейнерам крышки, чтобы осадки туда не попадали), и запуск автоматических линий сортировки. (Спикеров было несколько, конференция выложена в сеть, можно послушать каждого, если интересует.)

«Огромное спасибо Сергею. Побольше бы таких инициатив от людей, от муниципальной власти – по созданию мест скопления ТКО, взаимодействия с региональным оператором, раздельного сбора. С этим есть ряд проблем, и не всегда в них виноват региональный оператор», – поделился своим мнением Ромуалдас Янушкявичюс, эффективный регоператор нескольких регионов России, наладивший систему «ноль отходов на полигон».

По его словам, главной сутью реформы должен быть не мусор, а чистота. Она начинается с каждого отдельного двора, каждого человека, экологичности внутренней.

Что до раздельного сбора мусора и в дальнейшем оказания услуги по факту, то для этого очень не хватает нормативной базы. В процесс должен быть вовлечён весь регион, создана инфраструктура. Нижегородской области в плане экопунктов и прочего для раздельного сбора мусора повезло. Во многих регионах этой базы нет или почти нет. Янушкявичюс уверен, что над этим идёт работа (его коллеги подтвердят), активно обсуждается, что делать с теми, кто не хочет разделять, и т.д.

Будем надеяться, что это верно и для наших забайкальских реалий.

Самым главным звеном большинство выступавших назвало тех, кто будет принимать вторичное сырьё или отходы от использованных товаров (ОИТ на языке предпринимательства). Есть ли резон бизнесу ввязываться в этот мусорный круговорот?

Вообще-то выгодно

Содном Будатаров, руководитель Лаборатории по исследованию финансовых, управленческих и технологических основ экономики замкнутого цикла ИГСУ РАНХиГС, основатель и руководитель экспертной группы Wasteconsulting, кандидат юридических наук, рассказывает: «Мы проводили исследование: если в селе проживает и занимается раздельным сбором 10 тыс. человек, то нужен, условно, один заготовитель, который бы собрал пластик, бумагу и т.д. Он может зарабатывать на этом от 50 до 150 тыс. рублей.

Обычно собирают три-четыре фракции. Денежный доход приносит именно полимер. Если есть возможность эти полимеры измельчить, тогда дешевле и проще доставлять сырьё более крупным заготовителям.

Есть деревня Лисино в Ленинградской области, в которой с регоператором уже договорились, всё, что можно, сортируют и сдают на вывоз по минимуму. В Новгородской области одно ТСЖ сумело перевести своих жильцов на оплату по факту… В Самаре, Севастополе прецеденты есть. Опыт показывает, что простой раздельный сбор четырёх фракций уменьшает объём вывозимых отходов на полигоны в 2 раза! Это как минимум».

Содном пообещал прислать нижегородским активистам свои наработки, там всё поэтапно расписано.

Пока это отдельные маячки на карте России. Но потихоньку, пусть из экономии, а не экологического сознания пока, их будет становиться всё больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)