Ничего не бывает случайно

2021-й – Год науки и технологий в России, столетия высшей школы Забайкалья и 60-летия кафедры китайского языка Забайкальского государственного университета, которое отмечается в эти дни. Гость редакции – кандидат философских наук, доцент, почётный профессор Хэйлунцзянского института, заслуженный работник науки и образования, почётный работник ЗабГУ, заведующая кафедрой китайского языка Елена ЮЙШИНА.

Константа и молодость

– Елена Александровна, кафедра китайского языка, пожалуй, единственная в ЗабГУ, которая сохранила своё историческое название. Как вы это оцениваете?

– Наверное, это счастье, потому что в Китае есть такое выражение: «Пусть твои потомки живут в эпоху перемен». Так говорят, когда проклинают человека. То есть любая перемена непредсказуема, и дай бог, чтобы она была в лучшую сторону. Университет – это государственное образовательное учреждение, здесь должна быть константа, и я думаю, что это счастье, что мы остались, как и 60 лет назад, кафедрой китайского языка, остались географически – на том же месте, в том же здании. В первую очередь, так случилось благодаря тому, что специальность востребована, а Чита – это первый крупный город на границе с Китаем.

– Много человек работает на кафедре?

– Десять человек, причём наша кафедра молодая, средний возраст преподавателей 45–50 лет. Произошла смена поколений. В этом году наша кафедра вошла в состав Ассоциации китаистов России, которая только создаётся на федеральном уровне. Для нас это большая честь, вузов много, кафедр много, и то, что нас приняли одними из первых – это результат работы нашего коллектива.

– Уровень китайского, который сейчас даёте вы, каким-то образом отличается от того, что в своё время дали вам?

– Мои преподаватели выросли на пожелтевших китайских газетах, на романах, на рассказах писателей, поэтов начала XX века, то есть на той литературе, которая была у нас здесь в библиотеках. Поэтому сила нашего поколения – в знании китайской литературы. Мы можем её процитировать, и когда приезжаем в Китай, они удивляются: «Вы и это проходили?» Конечно, проходили! Это наша основа и большой плюс. У нас было очень сильным письмо, мы писали иероглифы кистью, и это был любимый наш предмет. Но минус в том, что аудирование было слабым, потому что мы не были в Китае, а аудиозаписи в ту пору, когда я училась, были недоступны.

Нашим студентам повезло, что, под руководством Валерия Павловича Горлачёва, который на протяжении 20 лет возглавлял вуз, мы самыми первыми в Советском Союзе подписали с Китаем контракты об обмене студентами и преподавателями. Это такой был праздник для нашего брата-китаиста, потому что побывать в стране изучаемого языка – это было пределом мечтаний! Всего мы подписали 25 контрактов с китайскими университетами, начиная с самого северо-востока страны, и во всех этих городах сейчас работают наши выпускники. Так что большое преимущество сегодняшних студентов в том, что границы открыты, и если ты учишься без троек, имеешь хорошую характеристику, то уже после первой сессии можешь поехать в Китай. Ещё большой плюс в том, что появилось очень много учебников, есть аудио, видео, интернет – пожалуйста, открываем любую лекцию на языке, работаем. Так что сегодня студенты более свободны в получении материалов, сильнее у них идёт аудирование и говорение. На этом фоне, наверное, будет страдать письмо.

Учителя и ученики

– Кого вы считаете самыми достойными выпускниками кафедры?

– Их очень много. Первый выпуск нашей кафедры – это заслуженные учителя, которые все эти годы работали в нашей базовой школе-гимназии №4 и совсем недавно ушли на пенсию, я их всегда вспоминаю с любовью: Наталья Рясовна Трифоновна, Людмила Трофимовна Альфонсова, многие другие. Они были моими учителями, они были старшими товарищами, которые лично мне помогли стать учителем.

– А много у вас было учителей?

– Знаете, когда Конфуция спросили, в чём смысл жизни, он ответил: в самосовершенствовании личности. Сегодня наука уже доказала, что сам ты никогда не сможешь совершенствовать себя, потому что ты не знаешь, какие у тебя минусы, какие изъяны. Совершенствовать себя можно только тогда, когда появится другой – направит, скажет, взглянет, поможет, поведёт. И в связи с этим мне очень повезло с моими учителями. Это замечательные, любящие нас и свой предмет преподаватели – супруги Тын: Калерия Вениаминовна и Виктор Алексеевич. Хотелось бы также назвать Светлану Григорьевну Лескову, Нину Павловну Григорьеву, особое место в моей жизни заняла Наталья Алексеевна Абрамова, профессор, доктор наук, которая в течение десяти лет заведовала кафедрой, позднее она стала моим научным руководителем. Огромное ей спасибо! Готлиб Олег Маркович, позднее он уехал в Иркутск и возглавил кафедру китайского языка в Иркутском лингвистическом институте. К сожалению, несколько лет тому назад он ушёл из жизни, но честь и слава нашей кафедры заключается в том, что ушёл учитель – ученик его заменил, и сегодня на той кафедре работает наш выпускник Евгений Владимирович Кремнёв, достойный специалист.

Наши выпускники – ведущие китаисты России, они живут в Москве, Санкт-Петербурге, Иркутске, Улан-Удэ, Владивостоке, Томске. Юноши, получив диплом лингвиста-переводчика, работают в Министерстве иностранных дел, в частности, представительство МИД в Чите возглавляет Дмитрий Алемасов, все его помощники также наши выпускники. Выпускники кафедры работают в Китае, во всех городах, где есть российские консульства.

– А девушки?

– Хочу сказать о Симатовой Софье, это подарок для нашей кафедры. Ежегодно выигрывала конкурсы, к выпускному курсу участвовала в континентальном конкурсе по китайскому языку и вошла в десятку сильнейших. В этом году она защитилась, стала заведующим кафедрой китайского языка в МГПИ.

Сохранить преемственность

– Как называется одежда, в которой вы сейчас?

– Это летняя китайская куртка. Прошло много лет, а я хорошо помню, как завкафедрой Калерия Вениаминовна Тын встречала нас, первокурсников, на третьем этаже, и каждый раз старалась показать в своей одежде какие-то красивые элементы. В те далёкие годы, когда Китай был закрыт, это было очень необычно, мы смотрели и обсуждали, в чём сегодня пришла Калерия Вениаминовна. На инязе у нас витает в воздухе мысль, что язык одевает человека, одевает специалиста. Для меня китайская одежда очень комфортна, и ещё мне хотелось бы сохранить преемственность и передавать студентам частичку того, что видела я на младших курсах.

– А что в ваших научных интересах?

– Моя узкая специализация – это древний китайский язык, этимология иероглифов, то есть причинно-следственные связи их возникновения. Это такая сила необъяснимая, такая радость, такое лекарство, которое убирает все болезни. Студенты задают вопрос: «Я же правильно написал?» Есть алфавитное письмо, в котором главное – написать без ошибок, а в иероглифическом – написать без ошибок ничего не значит, нужно довести иероглиф до уровня красоты, чтобы он ожил. Поэтому в Китае рисунок, написанный тушью, стоит дешевле, чем иероглиф.

– А сколько вы иероглифов знаете?

– Чтобы прочитать центральную газету Китая «Жэньминь жибао», нужно знать шесть с половиной тысяч иероглифов. Пять лет я училась в институте, затем стажировка, аспирантура, годы преподавания – и я могу сказать, что могу прочитать газету «Жэньминь жибао».

Поднимись!

– Как вы решили переводить сказки (с 2010 г. Е.А. – член Союза переводчиков России, в 2019 г. признана лучшим переводчиком детских сказок на китайский язык. ­– Прим. авт.)?

– Чита находится далеко от центра России, где сосредоточены основные силы переводчиков. Мы бы хотели заняться переводами, но надо выйти на писателя, получить его согласие, это длинная процедура, да и сами авторы предпочитают обращаться к Москве. У нас есть специалисты, которые могли бы достойно заниматься переводом литературных текстов, но нам обычно ничего не достаётся. Я долго думала над тем, чтобы этот процесс был, и был бесконечным, не зависящим от авторов, личных контактов, погоды… Поэтому около 20 лет назад начала переводить сказки, сначала с китайского языка на русский, а потом с русского на китайский.

– Чем отличаются наши сказки от китайских?

– Я думаю, переводчики со мной согласятся: язык сказок – самый сложный. Как, например, перевести слово «Баба-яга»? Делаешь описательный перевод: «Пожилая женщина, волосы которой не знают, что такое расчёска, с крючковатым носом, с бородавкой, без зубов». Коллеги в Китае читают, поражаются: «Разве в сказках может быть такой персонаж? Как можно такое рассказывать детям?» А мы её любим. Потому что она никого не съела, никого не убила, всем помогает. А как перевести «Кощей Бессмертный»? Описательным переводом нельзя, должно быть одно слово… Перевести на русский язык китайскую сказку проще.

Сюжеты всех китайских сказок носят воспитательный характер, центральная линия – трудолюбие, главная идея в том, что человек может получить то, что небо ему отправит, только через свой труд. Поэтому, когда я перевожу такие наши сказки, как, например, «По щучьему велению», меня спрашивают: «А сколько лет Емеле?» «Годов 18, если он потом женится на царевне», – отвечаю. «И что, он в 18 лет на печке сидит, в доме воды нет, а потом бросил ведро и сразу поймал щуку?» Я говорю: «Да». «А как вы это можете объяснить? Почему так?» Тогда я говорю, что Россия – это огромная территория, где, как у Пушкина, «царствуй, лёжа на боку», и что чудеса в нашей жизни действительно случаются. Главное – поднимись, сделай хотя бы чуть-чуть, хоть что-то, и тогда ты получишь всё. Китайскому читателю это в диковинку, непонятно.

– Вы – человек процесса или результата?

– Когда-то я прочитала замечательный призыв: «Человек, поднимись, судьба приготовила тебе прекрасную дорогу, иди навстречу твоей судьбе!» Человек идёт, а впереди, может быть, и судьбы-то нет, нет той «морковки», как говорят психологи, но судьба как раз и заключается в пути, в дороге. Люди, встречи, тепло костра. Глупый человек может сказать: «А где обещанное?» Так ты оглянись! Вот он, твой большой сад, а не одна морковка… То есть я предпочитаю процесс, путь, дао, потому что это – самое интересное. Ещё я уверена, что ничего не бывает случайно. Любая случайность – это закономерность. И, исходя из своего опыта, позволю себе добавить: самое главное, чтобы дорога, по которой ты идёшь, не была скользкой – скользкой от слёз, от крови… Тогда идущие за тобой твои потомки не будут падать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)