Ну-ка, спросим президента

«…И вот у нас есть купцы первой гильдии, заседающие в Ново-Огарёво вместе с президентом, есть простое податное сословие, собранное на площадке Центра международной торговли, и делегаты далёких губерний на местах, которые вообще никуда не поехали, но всё же доносят что-то «до самого верха». Это «Новая газета» о новом, непривычном формате пресс-конференции президента страны Владимира Путина, разделившем журналистскую братию по всем понятной причине на три группы. Представлявшие Забайкальский край четыре представителя СМИ – Антон Калганов от ГТРК «Чита», Андрей Коптеев от информационного агентства ZabNews, Полина Харченко от портала «Забайкальский рабочий», Дарья Пьянникова от региональной телекомпании «Забайкалье» – вместе с другими коллегами-дальневосточниками участвовали в конференции из Владивостока.

У природы нет плохой погоды

Слушая вопросы и ответы, столь резкой быть почему-то не хотелось. Но претензии к коллегам есть. Спрашивается, зачем было бы лететь из Магадана в Москву за казённый счёт, чтобы спросить президента, каким был год – плохим или хорошим? Видно, суровый Магаданский край настолько преуспел на фоне других российских регионов, что его делегату и спросить по сути было нечего.

Отклик на этот вопрос появился буквально на следующий день. В социальных сетях «замаячил» ролик с той самой ненормативной лексикой, с помощью которой Сергей Шнуров, задавший свои вопросы, мог бы объяснить положение в стране. Автор ролика, кстати, помянул и затраты на командировку журналистки, мол, пусть деньги возвращает, раз зря до Владивостока съездила.

Отвечая на вопрос про 2020 год долго и обстоятельно, Владимир Путин озвучил в числе других цифр и падение реальных доходов населения в 3%. Что тут сказать: на высоте у нас и статистика, и «высокосидящие» экономисты, что так быстро выдали на-гора такой результат. Действительность же такова, что индексации пенсий не было, а некоторые продукты подорожали почти в два раза. Гречка от 40 рублей за килограмм дотянула почти до семидесяти, цены на растительное масло и сахар стали предметом президентского указа по применению госрычагов к их понижению. Посулили сделать это в апреле 2021 года, но… не для всех регионов. Для удалённых территорий логистические затраты почему-то сложно рассчитать. Так что вряд ли забайкальцы обещанного дождутся. Где наша не пропадала, снова научимся животный жир топить, жили же когда-то без растительного. Но будем надеяться, вдруг да и вправду понизят цены на самые основные продукты, к которым отнесли сахар и растительное масло. Тем более, не так всё и плохо: в Фонде национального благосостояния страны покоится 13,5 триллиона рублей, и госдолг в 60 миллиардов долларов на этом фоне не так страшен.

На сколько закроем, на столько и построим?

Вопрос о готовности системы здравоохранения к эпидемии «раскрывался» долго, цифры впечатляли: 125 тысяч коечных мест для ковидных больных, 40 центров, высокое число тестируемых. На этом позитивном фоне, на самом деле, кому как повезёт. Параллельно свою информацию озвучила врач-волонтёр: ожидание машины скорой помощи – до недели, недошедшие до врачей и медицинского персонала выплаты за работу в «красной» зоне, отсутствие лекарств…

И вспомнился короткий рассказ сельской жительницы из Нерчинско-Заводского района, характеризующий состояние первичного звена в здравоохранениии, на которое так много лет шло наступление в угоду новому направлению – созданию высокоспециализированных и высокотехнологичных медицинских центров: «В нашем ФАПе лекарств нет никаких. Заболели мы оба с супругом, потрясли аптечку, разделили, кому что пить: одному противовирусные, второму – антибиотики, на двоих того и другого не хватало. Какие да что – уже не до этого. Интернета у нас нет, дочка из Читы кое-что растолковала, так и лечились. То ли коронавирус, то ли нет, но слабость была страшная, а за хозяйством ходить всё равно надо: ему постельный режим не пропишешь. Три недели промучились, потом полегчало. Много народу в деревне переболело, но, слава богу, всё обошлось».

А между тем, в стране, оказывается, было выделено 5 миллиардов рублей на лекарства для людей, которые лечатся дома, и 10 миллиардов выделили регионам, чтобы реагировать на обращения людей, лечить!

Вот тут хочется сказать, что вопрос денег разом перечёркивает единение в трудное время пандемии, о котором говорил президент. В стране давно пора уже вводить какую-то систему, которая отслеживает движение каждого выделенного из госказны рубля, чтобы он не исчезал бесследно в чьих-то бездонных карманах даже в такой ситуации, когда в больницах люди умирают лишь потому, что не хватило кислорода.

Президент в своём ответе обозначил задачу восстановления первичного звена, что обойдётся госбюджету в 500 миллиардов рублей. 300 из них будут выделены в ближайшие три года.

На этом утешительном фоне диссонансом противоречий прозвучал вопрос об очередном закрытии участковой больницы в одном из районов Алтайского края. Да и у нас в Забайкалье такие новости нередки. На сколько закроем, на столько и построим?

Постучать карандашиком

На фоне цифр, символизирующих неожиданное пополнение медучреждений специалистами (на начало пандемии 8300 врачей и специалистов, а сейчас 150 тысяч только врачей) вдруг прозвучал вопрос о враче общей практики, которому за 80 лет, а он всё ещё на посту. Гадать, почему работает, даже не надо. Уговаривает главврач, потому что больше лечить людей некому. Так же, как и педагогов в школах просят не уходить, даже когда им далеко за 60.

Как-то слушала грустный рассказ о приёме узкого специалиста в Краснокаменске. Доктор преклонного возраста, задающий вопрос пациентке, просто засыпал, а медицинская сестра стучала карандашиком по столу, чтобы его разбудить.

Никоим образом не хочется обидеть человека, отдавшего столько лет делу здравоохранения и вынужденного при таком состоянии здоровья продолжать врачебную деятельность в государственном медучреждении, куда молодые не особо стремятся, предпочитая устроиться в платные клиники.

Вопрос: что будет с кадрами в медицинских госучреждениях после страшного коронавирусного испытания, когда врачам приходится работать сутками в «красной» зоне, не имея стопроцентной гарантии получения доплат?

Про Алексееву берёзу

Не так давно «хитом» соцсетей стал ролик студента института водного транспорта Алексея Дудоладова из отдалённого села Омской области. Обучаться дистанционно парень вынужден на восьмиметровой берёзе в трёх километрах от села: интернет подводит.

Отвечая на вопрос о качестве интернета, президент озвучил цифру для полной ликвидации всех проблем в 2021 году: 12,6 миллиарда рублей из госказны должны целиком устранить цифровое неравенство в стране. Даже жаль. Неужели не останется ни одного уголка, свободного от электронной паутины, где можно было бы почувствовать себя человеком от природы?..

И ещё, когда на одном из телеканалов показали то село, где живёт Алексей, сельскую улицу, отцовский трактор, подумалось: «Будь жизнь в селе иной, может, и не пошёл бы парень из лесной деревни в мудрёный институт водного транспорта, и по берёзам с гаджетом лазить бы не пришлось. Работал бы на земле, как отец, да детей бы растил не в городе, а в маленьком селе. Не судьба…»

Их не спросили, или «Газ не про нас»

Будто курсивом видеокамеры изредка выхватывали в залах с журналистами вопросы, которые задать так и не удалось.

На пресс-конференцию президента было аккредитовано 774 сотрудника СМИ, а задано было 68 вопросов. Как всегда и бывает, большая часть вопросов осталась за кадром, но они волей случая попали в объектив операторов. Один из них был обозначен как «Почта разрушает институт подписки». Для газет актуальней нет. Цена за экземпляр газеты складывается из двух составляющих – цена за издание и печать и цена за доставку. Труд журналистов, верстальщиков, редакторов, корректоров, собственно печать никак не могут дотянуться до стоимости доставки, которую устанавливает и регулярно повышает «Почта России».

Остался в стороне и вопрос о газе для Забайкалья. Задыхающаяся от смога краевая столица в начале сентября узнала о научных изысканиях специалистов Российской академии наук. Они были присланы для поиска собственно забайкальских газа и нефти. На то, что нам перепадёт от газопровода «Сила Сибири», идущего в Китай, надежды почти не осталось. Министерство энергетики России до сих пор не выдало краевому министерству технико-экономическое обоснование газификации региона, подготовленное «Газпромом». Не видели и расчётов, где указано, что магистральная газификация неэффективна. Бумаги нет, а специалисты по разведке есть, это подтверждает мысль, что природного газа Забайкалью скоро не видать.

«Малый бизнес: спасать или списать?» – ещё один плакат в руках журналиста, ответа на который не было.

14 августа ТАСС сообщало, что к августу этого года в России закрылись 1 миллион 95 тысяч 423 малых и средних предприятий, или каждый пятый бизнес в этом секторе. В то же время за этот период открылось 848 тысяч новых предприятий, а в целом динамика сокращения предприятий малого и среднего бизнеса увеличилась в три раза. Наверное, это стало одной из причин, по которой президент не остановился подробно на экономических показателях, практически констатировав неизменность политического курса внутри страны.

Уже в завершение мероприятия страна узнала и о главном тосте президентской семьи за новогодним столом. Он простой – «За Россию». Так и хочется удлинить, добавив «в ответе»…

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)