Паспорта на навоз, или Бред IV класса опасности

К обсуждению этой темы, кажется, подключились даже те, кто навоза, как говорится, не нюхал. Очень уж «оригинальным» показалось общественности решение федеральных властей отнести отходы животноводства, в том числе навоз крупного и мелкого рогатого скота, конский, птичий, свиной, к IV классу опасности (в соответствии с федеральным классификационным каталогом отходов). Если так пойдёт, то вилами с шивяками уже не управишься. Паспорта, лицензии, утилизация… Нет – так штрафы, размерами тоже удивительными – до 400 тысяч рублей. И если обывателям эти новости могут показаться забавными, то хозяйственникам не до шуток.

«Спасибо» защитникам природы

Ещё до того, как информационную лодку раскачал пост в соцсетях священника Александра Тылькевича, в середине октября в заксобрании края прошло совещание с участием министра природных ресурсов Сергея Немкова, и.о. министра сельского хозяйства Альбины Корешковой, прокурора межрайонной природоохранной прокуратуры Елены Александровой, замначальника отдела государственного экологического надзора по Забайкальскому краю Росприроднадзора Сергея Кузьмина и других. К депутатам обратились руководители сельхозпредприятий региона, которые столкнулись с предписаниями надзорных органов. За неправильное обращение с навозом, веками считавшимся органическим удобрением, им стали грозить немалые штрафы.

«Федеральным законодательством навоз, который всегда являлся органическим удобрением, отнесён к опасным экологическим отходам, оказывающим негативное воздействие на окружающую среду. Храниться, транспортироваться и утилизироваться такие отходы должны при соблюдении определённых требований. Раньше таких требований никогда не предъявлялось. Сельхозпроизводители испокон веков расценивали навоз исключительно в качестве удобрения, природоохранное законодательство в этой части даже не штудировали, поэтому сейчас они столкнулись с серьёзными проблемами», – комментировал Михаил Якимов, глава аграрного комитета Законодательного собрания края.

Он же и объяснил, что в 2019 году контролирующие органы в лице минприроды края инициировали проверку законодательства в сфере воздействия отходов на окружающую среду. По её результатам одно из российско-китайских предприятий (свиноферма) было оштрафовано на 400 тысяч рублей. «Сейчас его уже нет – инвесторы просто отказались здесь работать. Сегодня в хозяйствах начаты проверки именно по органическим удобрениям. В соответствии с законодательством об охране окружающей среды, любое сельхозпредприятие, где есть отходы животноводства, должно встать на государственный учёт, пройти госэкспертизу, разработать программу производственно-экологического контроля, паспорт, технические условия, технологический регламент. Как выясняется по результатам проверки, нормативно-правовая база отсутствует более чем в 90% предприятий.

Предприятия всегда самостоятельно вывозили перегной на пашни без всяких экспертиз. Естественно, сейчас руководители за голову схватились: где взять специалистов для оформления всех документов и, самое главное, деньги? Выписываются штрафы, как правило, на юридическое лицо, их размер в этом случае составляет от 250 до 400 тысяч рублей. Мне, например, непонятно, почему для начала нельзя обойтись предупреждением?» – защищал хозяйственников председатель комитета.

Отсрочку дали

Пока беду удалось отодвинуть – депутаты профильного комитета заступились за аграриев, убедив надзорные органы дать тем время хотя бы изучить вопрос. Стороны договорились до компромисса: природоохранная прокуратура окажет методическую помощь краевому минсельхозу в подготовке нормативно-правовой базы, а министерство организует учёбу сельхозтоваропроизводителей. «Самое главное, – говорят думцы, – что мы договорились о том, что сельхозпредприятиям дадут полгода на приведение в порядок документооборота. До учёбы – никаких штрафных мер».

Министерство сельского хозяйства пока вопрос не комментирует: как и все, ждёт конкретики от краевого Росприроднадзора.

В другом «надзоре» – Россельхоз – поясняют, что пока по их части никаких изменений нет: строго регламентировано обращение с навозом и прочим от больных животных, но так было всегда, здесь же дело касается отходов жизнедеятельности здоровых животных. Попутно рассказали, чем помёт «вредней» навоза (предприятия, занимающиеся разведением сельскохозяйственной птицы, с проектной мощностью 40 тысяч птицемест и более, а также выращиванием и разведением свиней с проектной мощностью 2 тысячи мест и более, относятся к I классу опасности. А хозяйства, где разводят крупный рогатый скот с проектной мощностью 400 мест и более, сельскохозяйственную птицу с мощностью менее 40 тысяч птицемест и свиней с мощностью менее 2 тысяч мест, оказывают умеренное негативное воздействие на окружающую среду (НВОС) и относятся ко II категории).

Министерство природных ресурсов в ответ на цунами, которое поднялось в интернете и сельхозсообществе, опубликовало на официальном сайте «успокоительное»: «Паспорт отходов необходим для крупных сельскохозяйственных предприятий. К рядовому забайкальцу, который разводит, например, 10 свиней, пять кур на своём приусадебном участке, никто не придёт с требованием предъявить разрешающий документ. Достаточно жёсткие требования к обеззараживанию помёта и навоза предъявляются к собственникам предприятий, у которых большая мощность».

Отдельный комментарий для СМИ не дают, но, по крайней мере, появилась конкретика относительно порядка оформления документов.

Где «паспорта» выдают

Минприроды: «Комплексное экологическое разрешение – это документ, который выдаётся уполномоченным федеральным органом исполнительной власти юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, которые ведут хозяйственную и другую деятельность на объекте, оказывающем негативное воздействие на окружающую среду, и содержит обязательные для выполнения требования в области охраны окружающей среды.

Комплексное экологическое разрешение выдаёт Росприроднадзор. Главы крестьянско-фермерских хозяйств могут составить паспорта отходов I–IV классов без оплаты сторонним организациям.

По вопросам заполнения паспортов отходов I–IV жители края могут обратиться в отделы сельского хозяйства районных администраций или в Министерство сельского хозяйства Забайкальского края».

Как только у минсельхоза появится информация на этот счёт, опубликуем её на страницах газеты.

А пока – слово тем, кто эту информацию особенно ждёт (вкалывая по колено в навозе). Подключайтесь к диалогу на страницах газеты.

«Съездите к китайцам, и придумывать не надо»

Юрий Гусев, фермер, г. Нерчинск

Если этот закон заработает, придётся закрываться. Проверять будут тех, кто зарегистрирован. Ещё страшней будет, если его распространят на личные подсобные хозяйства. Остались ещё в сёлах крепкие мужики, что по 50 и по 70 голов держат. Вот тогда как? Нашим бы законодателям не сидеть и законы придумывать, а съездить бы к китайцам да посмотреть, как там сельское хозяйство вести надо.

Мы и так только воспрянули, что карантин по ящуру с края сняли, а понимаем, что ничего стабильного нет, в любой момент всё может вернуться назад. Просто невозможно понять законы и программы, касающиеся развития сельского хозяйства. Вот всё в них есть, но только одно не сказано – куда сдать мясо или продать зерно. А ведь не нужны будут ни субсидии, ни разные программы, если бы наладили сбыт продукции. Аграрии тогда и сами бы выжили.

Вот почему нельзя принять закон, чтобы бюджетные и исправительные учреждения края снабжались продукцией местных аграриев? Нет, учреждение по тендерной системе заключает контракт на покупку мяса в какой-то фирме из другого региона. В той фирме может мяса и не быть. Она может состоять из трёх лиц, пачки бумаги и авторучки. «Лица» приобретут продукцию, например, в дешёвом «Светофоре» и обеспечат, к примеру, детей. Обязательства, как говорится, выполнены, и неважно, какого качества продукция. А мы пыхтим, потеем, сено косим, пасём, ищем, куда бы сдать выращенное. Теперь вот ещё навозом озадачили.

У нас стоянка далеко от трассы и сёл, но перегной отсюда возили на городские цветники Нерчинска. Домашний огород обязательно удобряем. Без перегноя на песке и камнях цветы и огурцы почему-то не растут. Покупкой навоза и чернозёма у нас никто не интересовался, посевных площадей в хозяйстве нет.

«Чтобы не растили свою продукцию?»

Валерий Статных, МУП «Нерчинский конезавод»

Подробных разъяснений по поводу этой инициативы мы пока не получали. Пока ничего не ясно. Наверно, как штрафы по 400 тысяч рублей получим, тогда поймём.

Что думаю по поводу этой инициативы? Просто уничтожают сельское хозяйство, чтобы мы свою продукцию не растили, а из магазинов чем попало питались. Всю жизнь навоз удобрением был, а теперь почти ядом стал.

Мы нынче поголовье сократили на 500 голов, но маточное оставили прежним. Надеемся развиваться, несмотря на трудности. Рабочий коллектив у нас относительно молодой, но уходящих на пенсию заменить уже некем: молодёжь не стремится работать на земле.

Не представляю, как будут проводить экологическую экспертизу навоза, если у нас несколько животноводческих стоянок, полторы тысячи голов крупного рогатого скота, три тысячи овец. На каждую своя экспертиза?

Что касается вывоза навоза на поля, то для хозяйства это затратная процедура. Вспомнишь тут добрым словом «Сельхозхимию», которая этим занималась.

«Развели скот на свою голову?»

Александр Казаков, ПСК «Ключи», Нерчинский район

Сегодня только (7 ноября) узнал о законодательной инициативе относительно навоза как вещества с высоким классом опасности. Честно говоря, я даже дар речи потерял. Если ко мне приедете, покажу место, где перегной кучами остался с тех времён, когда его и навоз на поля вывозили. Там сейчас трава растёт по пояс. А кукуруза на «ядовитом» навозе до трёх метров вырастала!

Помню, как в селе китайцы огородами занимались, используя в качестве удобрения навоз и даже человеческие фекалии, у них в марте уже всё зелено было. Не помню, чтобы кто-нибудь отравился.

Мне интересно, а что с коровами-то придумают делать, которые по степи ходят? С мешком будем ходить собирать? Весной к нам в хозяйство приезжали представители прокуратуры и Россельхознадзора, интересовались, что мы с навозом делаем. Рекомендовали огородить места складирования. У нас в хозяйстве две животноводческие стоянки, навоза достаточно. На поле только один раз вывозили около двух тысяч тонн. Больше не получается: дорого обходится процедура из-за стоимости горючего, да и с рабочими кадрами сами знаете, как дело обстоит. В советское время была специальная организация «Сельхозхимия», которая занималась вывозом органических удобрений, а самостоятельно этим мало кто сейчас занимается.

Поражают размеры штрафов – 400 тысяч рублей! После такой цифры создаётся впечатление, что делают так, чтобы люди хозяйство не держали. А мы его только развели, только жить начали, да и не умеем в деревне по-другому жить. После такой инициативы сверху так и хочется сказать: «Развели на свою голову!»

Подготовили Татьяна Гусева и Елена Сластина

4+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)