«Не бизнес». Наболевшее

Мы продолжаем непростую тему, начатую публикациями «Ничего личного. Просто бизнес», о ситуации, сложившейся в АО «Племзавод «Комсомолец» Чернышевского района, руководители которого решили отказаться от разведения забайкальской тонкорунной породы овец и до конца года пустить имеющееся поголовье под нож. Публикуем отклики читателей и комментарии специалистов, имеющих собственный взгляд на ситуацию и желание высказаться.

Андрей Владимирович Суханов, первый заместитель главы администрации МР «Чернышевский район».

– Если суммировать все плюсы-минусы, то какова ваша оценка происходящего сегодня в АО «Племзавод «Комсомолец»?

– Минусов намного больше, чем плюсов, и вообще, есть ли они, эти плюсы? Кроме того, что в результате деятельности предприятия на территории района образуются рабочие места, больше плюсов никаких нет. Ну и по части рабочих мест: на сегодняшний день есть вакансии, это говорит о том, что не все согласны и готовы пойти туда на работу.

Что касается минусов, то в далёком 1982 году именно в госплемзаводе «Комсомолец» был выведен нерчинский тип забайкальской тонкорунной породы овец, но на сегодняшний день из всего поголовья осталось меньше тысячи голов. Овец планомерно уничтожают по той причине, что они «экономически невыгодны». Поэтому труд, который был вложен ранее, просто уйдёт в никуда. Это первое.

Второе, что касается земли. От инвестора к нам регулярно поступают заявления на увеличение арендных площадей. Земля берётся сроком на 49 лет, то есть на очень длительный период времени, и уже по истечении трёх лет арендаторы могут оформить её в собственность. То есть вся земля может перейти к одному, так сказать, монополисту, что отрицательно скажется на развитии местных хозяйств, фермеров, индивидуальных предпринимателей. Права жителей района ущемляются. Из-за того, что на полях применяется очень много удобрений, у населения происходит гибель скота. Это ещё один существенный минус.

– Вы обращались по этим вопросам в краевой минсельхоз?

– Министерство сельского хозяйства Забайкальского края знает об этих проблемах, потому что мы регулярно представляем отчёты, выступаем на совещаниях. Пока реакции нет.

В этом году осеменять овец в племзаводе «Комсомолец» не планируют, сено для зимовки не заготавливалось, то есть перспективы для овцеводства руководители предприятия не видят. Мы со своей стороны не имеем никаких рычагов воздействия. Поэтому земля уходит, овцы исчезают, коровы у населения пропадают. Такова ситуация.

– Ну а хотя бы теоретически, кто-то мог бы это изменить, как считаете?

– Теоретически, да. Во-первых, я считаю, при заключении соглашений, когда на территорию заходит инвестор, необходимо ставить ряд условий. Сохранить овец, допустим, в таком-то количестве, иметь неприкосновенный резерв на перспективу, и т.п.

Во-вторых, должен быть надлежащий учёт. Вот сейчас они заявляют, что содержание овец – это вообще очень убыточное мероприятие. Но это нужно проверить всё-таки. Те ли затраты были отнесены на их содержание? Были ли они фактически, эти затраты?

– Вы помните, как в 2014 году инвестор заходил в район?

– Да, я тогда работал председателем комитета по финансам и просил обратить внимание на негативные последствия, которые могли бы быть. Прошло не так много времени, часть моих доводов оправдывается.

– То есть лично у вас с самого начала не было радужной картинки?

– Ну а какая радужная картинка? Тут всё понятно. Заходит инвестор. Инвестору нужна прибыль.

На недавних публичных отчётах министров я задавал вопрос: «Когда во всех наших населённых пунктах будет связь, будет газ?» Министр ЖКХ отвечает: «Мы не можем повлиять на субъекты, которые владеют связью и нефтью. Им это невыгодно». Невыгодно вести в наш край газовую трубу. Невыгодно в село проводить связь.

И, по аналогии, я сказал министру сельского хозяйства: «Мы всю землю сейчас отдадим таким инвесторам, а потом придёт время, нам инвестор скажет: «А мне вот это невыгодно. Чего я хочу на этой земле, то я и буду делать». И всё. И никакие наши доводы не смогут повлиять, потому что у него конечный результат – это финансовая прибыль.

А у нашего населения на сегодня осталась только земля. Люди сегодня здесь держатся только за счёт земли. Они живут благодаря тому, что содержат скот. Если не будет земли, то возможность содержания скота уйдёт.

– То есть земля – это самое главное?

– Земля всегда была самым главным. Из-за земли войны происходили на всём земном шаре. И земля остаётся самым главным. Нет земли – нет будущего.

Если есть желание откликнуться, пишите или звоните в редакцию.

Хочу сказать

Людмила Панфиловна Чулкова, ветеран сельского хозяйства, всю жизнь проработала в Чернышевском районе:

– Я уроженка Чернышевска, начала работу в 1977 году в должности районного агронома-агрохимика. Это была пора расцвета госплемзавода «Комсомолец». Его директор Михаил Дугарович Дугаров, умнейший человек, уверенный руководитель, был непререкаемым авторитетом не только в районе и области, но и в стране. Все специалисты являлись профессионалами, их деятельность была нацелена на получение высоких показателей, выведение и улучшение забайкальской тонкорунной породы овец, создание племенного ядра, поэтому и районное управление сельского хозяйства со своими специалистами обязано было беспрекословно выполнять свои обязательства по отношению к госплемзаводу, особенно это касалось распределения фондов. Финансовые потоки шли в первую очередь «Комсомольцу», казалось бы, им создавались особые условия, но ведь это была и особая деятельность – выведение особой породы овец!

Когда в 90-е началось умышленное уничтожение страны и, в первую очередь, сельского хозяйства, тут и Дугаров не смог противостоять всеобщему развалу. Он заболел. На смену приходили руководители-временщики, равнодушные люди со своими меркантильными интересами. Были и просто безвольные, не способные противостоять надвигающейся махине развала. Но всё равно основа «Комсомольца» – племенные овцы – была жива. Сохранялась база, сохранялись сельхозугодья. Но для кого это всё сохраняли?

Оказалось, для Нагелей! Госплемзавод был продан за бесценок, вроде как с условием сохранения племенного животноводства, но, как оказалось, в угоду рапсу.

Теперь руководители предприятия смело утверждают, что животноводство им невыгодно, а значит, его нужно уничтожить. Но это же самое натуральное вредительство, направленное против людей, живущих на территории «Комсомольца», сельских людей, занимающихся издревле животноводством!

Мясо животных степной зоны является ценнейшим продуктом питания человека, даже выше уровня заграничных оценок. Люди степной зоны меньше болеют, потому что у них выше иммунитет. Никакие лекарства не заменят нахождение человека на свежем воздухе в общении с животными.

Мы все живём на одной планете. Земледелие с применением чрезмерно высокой нагрузки на почву от минеральных удобрений и пестицидов может привести к гибели почвенных микроорганизмов, которые восстанавливают гумус, делают питательные вещества доступными для растений. Чтобы не наступил необратимый процесс, необходимо применение органических удобрений, то есть навоза, перегноя, а уничтожение животноводства – это уничтожение органики. Уже отравлена вода в наших подземных горизонтах, и для пищевых целей воду нам подвозят. Это информация из официальных источников. Кто остановит экологическую катастрофу, если не сами люди?

Ольга Васильевна Комогорцева, до 2013 года начальник отдела по племенному животноводству Министерства сельского хозяйства Забайкальского края:

– Всю жизнь после окончания института я проработала в племенном животноводстве, в областной комитет сельского хозяйства пришла в 1992 году. Очень много ездила, видела, как работали в других регионах, была за границей. Там племенным делом управляет государство, оно не упускает ни одной головы, а мы что делаем?

Я с болью прочитала статью «Ничего личного. Просто бизнес».

Здесь просматриваются все грани, связанные с ведением сельского хозяйства, с отношением к людям, которые живут в сельской местности и работают в сельском хозяйстве, – и со стороны чиновников, и со стороны руководителей холдингов, которые являются же и депутатами заксобрания!

Вот это их отношение никак не ведёт к развитию отрасли животноводства, овцеводства. Поэтому всё сокращается. Люди уезжают из села. Из статьи: 80 человек увольняют. А ведь не так давно звучало из уст наших первых чиновников, что нужно наращивать поголовье овец и довести это поголовье до миллиона. Кто и как будет выполнять поставленную задачу?

А что касается «Комсомольца», то можно сказать, что это преступление – уничтожение без сожаления ценнейшего генофондного стада овец, которое создавалось трудом многих учёных, специалистов, чабанов. Ведь забайкальская тонкорунная – это уникальная порода овец, по своим продуктивным и жизнеспособным показателям она признана не только у нас в стране, но и на мировом уровне.

И сейчас в с. Комсомольское живёт селекционер Владимир Михайлович Нефедьев, который посвятил всю свою жизнь созданию этого ценнейшего стада овец. Он настолько кропотливо вёл эту селекцию, до того шлифовал животных, чтоб стадо было однородным, что стандарт был очень высокий! Смотрю на фото овец в газете, видно, что специалиста уже нет. А ведь это настолько уникальная порода животных, что если остатки стада уйдут сейчас в никуда, то я не знаю, как и чем потом можно будет заполнять наши пастбища. Ведь сейчас уже тех животных, на основе которых была создана наша порода, уже тоже нет.

Нам говорят, что там затраты огромные. Да не огромные они! Не секрет сказать, что часто на животноводство списывались потери от недобора зерна и так далее. Овцы – это малозатратные животные, а Забайкальский край – это не Кубань, это животноводческий регион, а не растениеводческий. В любое время может так завернуть эти посевы, а животные наши очень востребованы!

В войну животных перегоняли для того, чтобы их спасти.

Я считаю, что своё слово должны сказать наши законодатели. Ведь есть известные учёные, которые в Законодательном собрании края сидят, которые понимают и молчат. Нужно собрать и учёных, и ведущих специалистов, и работников хозяйств, конечно, с министерством сельского хозяйства во главе. Как это министерство могло допустить, что эти ценные стада уходят? Если мы не будем иметь племенного животноводства, то не будем иметь продуктивного животноводства.

Если взять толковый словарь, то «бизнес» – значит «получать доход», «наживаться». А кто получает доход? Кто наживается? Не люди же! Вот о чём нужно задуматься.

4+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)