По волнам моей памяти

Антонина Савельевна Абрамова (в девичестве Парфёнова) – из тех петровчан, что родились, выросли и строили свою судьбу на дорогой сердцу малой родине. И какие бы ветры перемен и испытания ни преподносила им в разное время жизнь, остались верны ей и своим истокам…

«Что для меня Петровск? Это, в первую очередь, дом по улице Некрасова в районе Соцгорода, в котором наша дружная семья жила многие годы. Родные улицы, школа №3, в которой мы учились с младшей сестрой Ириной. Металлургический завод, где работали многие горожане. Это друзья детства и школьные приятели. Это дорогие родители, Савелий Прохорович и Галина Ивановна, которые подарили нам счастливое детство и крепкие семейные устои. Своё повествование я хочу начать именно с незабвенных папы и мамы, которым низко кланяемся и помним их всей душой.

В середине октября исполнилось два года со дня кончины нашего Савелия Прохоровича Парфёнова. Нынче 12 декабря папе исполнилось бы 90. Всем, что есть хорошего в нашей жизни, мы в равной мере обязаны дорогим родителям. Им, детьми пережившим войну, досталась лихая доля. Савке Парфёнову, мальчишке из многодетной крестьянской семьи, в которой в 1939-м на Халхин-Голе сгинул отец-кормилец, повзрослеть пришлось рано. А тут ещё и война… Подростком работал на полях колхоза «Красный партизан». А в 15 лет, сразу после войны, попал в Петровск, навсегда покинув родной Харауз; стал пролетарием. Судьба привела изголодавшегося паренька в местное ремесленное училище №3, где набирали группу учащихся для прокатного цеха металлургического завода. Вспоминая свою юность, отец рассказывал, что деревенские и городские парни шли в училище ещё и потому, что там… кормили. Слаще мёда были простые столовские каши, супы и квашеная капуста. И хотя хлеб выдавали по карточкам, и в день учащемуся РУ полагалось всего 200 граммов, Савка умудрялся принести кусочек чёрной горбушки своей самой младшей сестрёнке.

Ремесленное училище со строгой военной дисциплиной стало школой жизни для Савелия Парфёнова. Сообразительный от природы, паренёк не боялся браться за новое дело, хорошо учился, делал первые шаги в профессии. Опытные заводчане отмечали в нём целеустремлённую решительность, физическую выносливость и сметку. Неслучайно после окончания РУ он был назначен подручным вальцовщика 325-го прокатного стана.

За хорошую работу ему дали комнату в двухэтажном бараке, где вместе с ним жили старшие сёстры Таня и Валя, работницы огнеупорного цеха. А спустя время в эту комнатёнку перебрались и все домочадцы. На заводе появилась семейная династия Парфёновых. Жили в тесноте, да не в обиде. Как одному из лучших рабочих администрация завода оформила Савелию Парфёнову «бронь». (А парень так мечтал послужить в морфлоте!)

Постепенно жизнь налаживалась. Работа была не из лёгких, всё-таки «горячий» цех, однако появился стабильный заработок, улучшились жилищные условия. Когда ему исполнилось 23 года, он повстречал свою Галину, девушку из дружной многодетной семьи Ситниковых. Они были почти ровесниками, и юной Гале в военные годы тоже довелось хлебнуть мурцовки. Строгая дивчина работала швеёй, дома в свободное время тоже шила одежду на заказ, чтобы поддержать семью, которая на фронтах Великой Отечественной потеряла отца.

Молодость брала своё. После работы молодёжи хотелось в кино и на танцы. Галя красиво вальсировала, а Савелий (Сашка, так звали его знакомые) чувствовал себя рядом с ней немного угловатым, неловким. А вот семья у них получилась крепкой и дружной. Разные по характеру, они гармонично дополняли друг друга. Осенью 1953-го зарегистрировались, отметив весёлую свадьбу всей большой роднёй Ситниковых – Парфёновых. И хоть не было у невест 50-х богатых нарядов, и не украшала девичью головку белая фата, мастерица Галя сшила себе красивое шифоновое платьице нежного салатового цвета. И, как полагается невесте во все времена, была краше всех.

За хорошую работу Савелию дали отдельную однокомнатную квартиру в том же районе. Туда в июле 1954 года они принесли из роддома меня, своего первенца. Через месяц мама вышла на работу (не было в ту пор у женщин декретных отпусков). Молодой отец, придя со смены, водился со мной. Помогала его сестрёнка Дуся. Это уже самой младшенькой, Иринке, родившейся пятью годами позже в просторной квартире, полученной от завода, досталась, можно сказать, райская жизнь – целых три года находилась дома с мамой! Папа так решил: заводского заработка хватает, чего детишек мучить и самим маяться.

Трудяги-родители и нас с малых лет приучали к хозяйственности и аккуратности. Жили как все, не хуже и не лучше. В хозяйственных постройках возле дома хрюкали поросята, кудахтали курочки. Хорошо помню, как, придя из школы, кормила поросят, как мы всей семьёй разгружали уголь. Нам, детям, – ведёрки поменьше, родителям – побольше. Главное – участие каждого.

В трудные времена было у нашей дружной семьи две дачи. Так что и стар, и мал всегда могли и потрудиться, и отдохнуть за городом на природе. Держали на даче коз, баранов, поросят, выращивали овощи и делали большое количество овощных заготовок на три семьи.

Помню, как ходили с папой на поляну недалеко от дома, где было много цветов. Помню день, когда открывали на Соцгороде (был это примерно 1964 год) Пионерский парк (на месте нынешнего мемориала погибшим в годы войны землякам). Как было здорово и весело. Играл баян, а мы пели детские песни, участвовали в играх и конкурсах. Качались на качелях и каруселях.

На праздники и в воскресенье (был в ту пору один выходной) всей семьёй отправлялись в парк Металлургов. А если наш поход совпадал с Днём металлурга, это было для нас настоящим счастьем. На танцплощадке играл духовой оркестр, переливался всеми цветами радуги фонтан, в киосках торговали мороженым и лимонадом. Вместе с семьёй металлурга Григория Захаровича Быченко мы гуляли по дорожкам парка, фотографировались на память.

У нас была очень большая дружная родня. Многие работали на металлургическом заводе. Очень весело встречали Новый год, отмечали профессиональный праздник. А ещё за большим семейным столом ели свежину, обычно это случалось именно 7 ноября. Тогда же семьёй ходили на демонстрацию. Папа гордо шёл в колонне металлургов, а мы с сестрой и мамой стояли на площади Ленина и махали им берёзовыми веточками с прикрученными на них искусственными цветами или же разноцветными воздушными шарами. Праздник чувствовался во всём.

А каким был Новый год! Накануне папа приносил из леса огромную, до потолка, красавицу-ёлку. Доставали со шкафа большую коробку с красивыми ёлочными игрушками. Мы с сестрой прикрепляли на еловые веточки шоколадные конфеты. Мама шила нам карнавальные костюмы. Утром под ёлкой мы находили подарки с конфетами и сочными оранжевыми мандаринами. Этот запах нашего счастливого безоблачного детства помню и сегодня, его не перепутаешь ни с каким другим.

В нашем доме всегда была идеальная чистота. А первым транспортом в семье стал… велосипед. На раму папа приделал маленькое сиденье, и по выходным вместе со мной отправлялся в район старого города на рынок. Покупали молоко и овощи. Потом уже всей семьёй стали выезжать на природу на собственном мотоцикле «Иж-Юпитер», у которого спустя время появилась коляска.

Повзрослев, мы получили профессии, в положенное время встретили своих вторых половинок. У наших родителей появились два зятя: Александр Абрамов (мой муж) и Александр Сосновский (муж сестры). Хорошие парни из дружных, крепких петровских семей, трудяги и семьянины (их наши родители считали сыновьями). Думаю, наше личное счастье родилось не на пустом месте, а потому что мы всегда гордились своим замечательным папой, трудолюбивым, нежным и заботливым, и мечтали о таких же крепких семьях, заботливых мужьях. Мой любимый муж скоропостижно скончался молодым. А Александр и Ирина в счастливом браке уже многие годы. У наших дорогих родителей взрослые внуки, подрастают правнуки.

Многие годы мы с сестрой работали в детском доме (ранее – школе-интернате №2). Я – учителем химии и биологии, педагогом-организатором, она – заместителем директора по воспитательной работе. Глядя на ребят-сирот (а многие из них сироты социальные), невольно вспоминали своё счастливое детство, своих родителей, которые во все времена были нашей каменной стеной и мощной поддержкой. Да мы и представить не могли, как можно остаться без родителей или оказаться в стенах детского дома… И хотя воспитанникам здесь дают всё возможное и невозможное директор Наталья Склярова и весь педагогический коллектив, ласку и любовь настоящей семьи не заменит никто. С высоты прожитых лет хорошо понимаю: семья – это святое, а родительский дом – начало начал.

Ветры перемен и тяжёлые времена не обошли стороной мой родной город и его предприятия. Сгинули с лица земли многие из них, рухнул и металлургический завод. Помнится, как много на нём работало горожан, молодёжь не уезжала из Петровска в поисках лучшей доли. Хотя папа ушёл на заслуженный отдых задолго до того, но как истинный и преданный заводчанин, он тяжело пережил развал родного предприятия, которому посвятил 35 лет трудового «горячего» стажа. (Надо сказать, что ему и на пенсии дома не сиделось, был и вахтёром, и бойлеристом, и сторожем…)

Наш Савелий Прохорович прожил без незабвенной супруги своей, Галины Ивановны, нашей мамы, шестнадцать лет. Она умерла в 2003 году от тяжёлой болезни, не дожив совсем немного до их золотой свадьбы. Светлая память о наших родителях, «детях войны», патриотах родного города, ветеранах труда, навсегда в наших сердцах. Их жизнь, как песня, – простая и понятная. Они жили честно и честно трудились, не лукавя и не выбирая себе места под солнцем. Уверена, они искренне желали бы лучшей доли своим землякам, родному городу, своим детям, внукам и правнукам. Непросто, но город живёт благодаря неравнодушным жителям, местным предпринимателям и нашей культуре. Очень хочется пожелать ему расцвета и большей стабильности».

Фото из семейного альбома Парфёновых, Абрамовых, Сосновских

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)