Пока живут Цари Васишки

Окончание. Начало в №20

Герои рассказов Янькова незыблемо стоят на защите доброты, честности, человеколюбия.

…Зло растёт, набирает силу, идёт в наступление.

«На лавке сидели три мальчугана – один с гармошкой. Василий признал в нём Ганьку Бутакова. При виде Утина сорванцы переглянулись и захихикали. А когда миновал эту шелопутную троицу, в спину ему грянуло:

Жил-был на селе Царь Васишка-а-а,
Была у него сберкнижка-а.
Деньги он в чулок кладё-ёт,
На рюмку водки не даё-ёт.

Василий остановился. Пацаны пропели по инерции ещё стишок, где говорилось, что Утин – «жмот и глот», а гармонь при этом издавала какие-то собачьи звуки: рычала и гавкала».

Образ издающей собачьи звуки гармони, которая рычит и гавкает, по-настоящему страшен. Рычание и гавканье гармони – голос зла. Оказывается, гармонь, красивый музыкальный, созданный людьми для радости им же, людям, инструмент, один вид которого вызывает улыбку, ожидание светлой, сердечной музыки, в злых недоброжелательных руках может превратиться в нечто похожее на бешеного, брызгающего ядовитой слюной пса, может больно ранить человека.

Зло калечит, уродует прежде всего того, кто несёт его в себе. Калечит внешне и внутренне.

«Один глаз Ганьки Бутакова закрывали волосы, похожие на конскую чёлку, а второй глаз упрямо и зло упёрся в лицо Василия Утина. Это отец научил его дразниться, а может, Ганька краем уха слышал отцовский разговор и по своему почину сочинил обидную песню. Но зло откуда? Сквозь серо-зелёный глаз зло глядело спокойно и ровно, как некий свечной огонь.

Василий Утин опешил, натолкнувшись на этот взгляд. Конечно, это Иванова работа! Настроил сыночка. Обида – камнем. Неудачная поездка в город, провал с учёбой на музыканта натянули в его душе злые струны, и он на них будет играть до конца своих дней. Станет Ганька пьяницей. Бывают такие люди: бочком стоять не будет, он к тебе встанет лицом или задом. Бить и наказывать таких бесполезно – только злее они от этого. А к душе как подойти, по которой тропке?»

И такая тропка находится – добро, доброта…

Василий Утин – Царь Васишка – поддержанный, озарённый светом души и любви своей Мотри, принимает решение взять с собой этого талантливого, но озлобленного на всех и вся паренька в Москву и показать профессорам-музыкантам, которые, безусловно, помогут Ганьке поступить на учёбу на музыканта.

Деньги на поездку у Василия и Мотри есть. За многие годы безупречного нелёгкого труда, трезвой жизни деньги сами по себе накопились у нетребовательных, привыкших к скромной жизни людей. Как и все труженики, Василий и Мотря уважают деньги. Они заработаны честным трудом. Но в тоже время для Утиных они не фетиш, не цель жизни. Копить до конца жизни деньги, трястись над каждой копейкой ни Василий, ни Мотря не собираются. И они с радостью, с удовлетворением принимают общее решение – вырвать Ганьку Бутакова, будущего маэстро, коему суждено прославить свою деревню, свой край, в конце концов, свою Родину. Вытащить из тисков зла, уберечь от трясины пьянства, а оно обязательно следует за злом.

Подчиняясь зову своей совести, зову доброты, Василий Утин в какой-то степени неожиданно для самого себя говорит Ганьке:

– Может, я тебя в Москву хочу взять с собой…

Ганька не верит. Дерзит. Отвечает грубостью. Но искорка доброты Василия зажигает в его душе искорку надежды.

«Ганька встал и пошёл вдоль улицы. Пальцы его перебегали по кнопкам трёхрядки. Звонкие золотые колечки вылетали из-под Ганькиных рук – сверкала и пенилась радость ожидания, радость светлого ожидания. Тревожно и грустно сделалось Василию Утину от наигрыша трёхрядки. О красивой жизни тосковала гармонь».

Прочтите ещё раз этот абзац. Прочтите, перебирая слова и фразы осторожно и вдумчиво. Я не знаю, сочинял ли, писал ли стихи Николай Яньков. Но он был поэтом. Большим, глубоким поэтом.

Мир его сам по себе красив, поэтичен, добр и светел. «Коровы демонстративно вышагивали по улице. Василий подождал возле калитки, пока уляжется красноватая пыль. Из окошек домов на Утина заглядывали во все глаза, а встречные подходили и заговаривали с ним. К вечеру всей деревне стало известно, что Василий Утин вознамерился увезти Ганьку Бутакова в Москву и там определить его учиться на музыканта. И не просто так, а к самому большому профессору музыки. Старухи с ним почтительной низко раскланивались, будто он был важным заезжим гостем…»

Во все времена людям было приятно и радостно, думая о человеке, общаясь с ним, зная его, неожиданно открывать в нём новые, лучшие стороны. И это тем более, что у наших людей, у сибиряков, забайкальцев принято скрывать свои лучшие качества – доброту, щедрость, готовность поддержать нуждающегося в поддержке человека.

Радуется сам Василий Утин. Радуется тому, что нашёл полную поддержку жены, что ещё раз убедился, насколько добра, чиста, бескорыстна его Мотря. Радуется ошеломлённый грядущим счастьем Ганька, радуются родители Ганьки, радуется вся деревня.

И хочется плакать от чистоты, доброты, света, озарившего душу. И хочется долго молча смотреть на глубокое, бездонное забайкальское небо, где по ночам горит изумрудный глаз большой звезды, которой небо глядит на загадочную землю, на край, в котором живут Цари Васишки и талантливые писатели, рассказывающие о жизни, о людях своего края детям и внукам своим, читателям-книголюбам Забайкалья, Сибири, России… Миру…

* * *
Замечательный писатель, журналист Николай Дмитриевич Яньков прошёл сотни километров по неторным таёжным и степным тропам, посетил и открыл для читателей его путевых репортажей, очерков, рассказов труднодоступные уголки нашего края.

Его фотоснимки украшали, обогащали страницы многих газет и журналов. Публикуя материалы Николая Дмитриевича, журнал «Вокруг света», выходивший на языках многих народов мира, приобрёл тысячи новых подписчиков.

Книга Н.Д. Янькова «Закон предков» была одной из любимых книг моих родителей, всех моих родных. Периодически, особенно в трудные минуты, перечитываю её и я. При этом часто думаю: почему мы, забайкальцы, так скромны и застенчивы? Почему мы своих писателей-земляков робеем поставить вровень с писателями-классиками и зачастую даже с писателями, живущими в Москве и Санкт-Петербурге?

Я никак не могу согласиться с теми, кто называет Н.Д. Янькова, Г.С. Донца, Г.И. Шелеста, И.М. Лаврова, В.И. Балябина, А.Ж. Жамбалона, М.Е. Вишнякова, Е.Е. Куренного, С.М. Зарубина и др. провинциальными литераторами. Их книги читают во всех краях и областях России.

Живёт их творчество. Живут их имена. Живут они.

В 1978 году я был принят в Союз писателей СССР.

На одном из собраний членов читинской писательской организации в мае или июне (точную дату не помню) я встретился с Николаем Дмитриевичем. Собрание вёл ответственный секретарь нашей организации Г.Р. Граубин.

Все мы сидели за большим длинным столом. Н.Д. Яньков был далеко от меня. Кто-то подсказал мне, что красивый стройный человек с мужественным лицом путешественника-землепроходца – Яньков, и всё внимание сосредоточилось на нём. Он был для меня почти легендарной личностью.

Николай Дмитриевич, видимо, заметил мой упорный восхищённый взгляд и сразу после окончания собрания подошёл ко мне.

Мы познакомились.

– Я собираюсь посетить Акшу. Историческое место. В Акше жили и работали Кокосов, супруги Беки, Кюхельбекер, Аврамов, Торсон…

Говорят, там у вас водятся тигры…

– Не встречал. Но приезжайте, буду рад. Вместе пойдём ловить тигров.

…Спешили. Каждый торопился по своим делам.

Эта мимолётная встреча стала единственной. Но я до сих пор горжусь тем, что я лично знаком с Николаем Дмитриевичем Яньковым.

22 августа 1978 года Н.Д. Яньков погиб в автомобильной катастрофе. Погиб в дороге. Вся его жизнь была трудной, крутой, но единственно верной дорогой честного, светлого, талантливого, влюблённого в жизнь и в дороги человека, писателя, журналиста.

…Вторая встреча с Николаем Дмитриевичем состоялась в 2017 году. К 80-летию писателя и журналиста, чьё литературное наследие, несомненно, будут постигать и изучать наши дети и внуки и бережно передавать будущим поколениям, была издана книга «Николай Яньков. Слово, облетевшее вокруг света» – литературное наследие журналиста и писателя. Книга увидела свет в «Экспресс-издательстве» (г. Чита). Она стала очередным изданием в серии «Золотая библиотека Забайкалья», основанной членом Союза писателей России Геннадием Георгиевичем Богдановым. Координатор издания серии – Валентина Николаевна Богданова. Автор проекта и редактор-составитель тома – член Союза писателей России Елена Фёдоровна Куренная. Консультант по литературному наследию – вдова писателя Любовь Ивановна Янькова. Книга богато иллюстрирована фотографиями из семейного архива Яньковых и фотографиями самого Николая Дмитриевича.

В этой статье я не ставил своей задачей рецензировать прекрасное издание. Оно заслуживает большого серьёзного разговора, обсуждения специалистов-литературоведов, писателей, журналистов, любителей художественного слова.

Беглый анализ рассказа «Царь Васишка» – не более чем попытка начать такой разговор.

Борис МАКАРОВ, член Союзов писателей и журналистов России, заслуженный работник культуры РФ и Агинского Бурятского округа, почётный гражданин Читинской области, кавалер медали «За заслуги перед бурятским народом»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)