Приключения, Шапочка, Волки и все-все-все…

История одной очень-очень популярной киносказки. Часть 1

Каникулы! Как много в этом слове для сердца школьного сплелось – так, несколько переиначивая известные строчки, можно сказать об этих всегда благодатных деньках, коих впереди в запасе 71 день, а потому…

«А-а-а, здравствуйте, реки вот такой ширины! А-а-а, здравствуйте, горы вот такой вышины!» – почти вторит этому словами своей знаменитой песенки главная героиня популярного фильма, показ которого многие годы обязательно, ну всё равно как «Ирония судьбы» в Новый год, открывал и сопровождал зимние и летние каникулы. Блистательная классика советского кинематографа, музыкальная, поистине культовая сказка «Про Красную Шапочку», кинорождение которой произошло ровно 45 лет назад… Вся эта красношапочно-волчья (и не только), весело-песенно-приключенческо-сказочная история началась действительно почти как в сказке – с волшебного недоразумения.

История в полторы страницы

Дело было в первой половине декабря 1975 года. В Москве. В Останкино. На ЦТ. В творческом объединении «Экран», производившем художественные и мультипликационные фильмы, причём не только своими производственными силами, но и по заказу на различных киностудиях всего СССР. Ещё не слишком известный режиссёр студии «Беларусьфильм» Леонид Нечаев сдавал вместе со своим сценаристом Инной Веткиной только что законченную картину, совсем скоро сделавшую его знаменитым, – «Приключения Буратино».

Приёмочной комиссией и руководством удивительные похождения «носато-деревянненького» с пёстрой компанией блистательных положительных и отрицательных персонажей в сопровождении великолепной музыки и песен Алексея Рыбникова были приняты, как говорится, «на ура» и рекомендованы к показу уже в первые дни каникул нового 1976 года.

Вскоре Веткину и Нечаева вызвал к себе в кабинет глава «Экрана» Борис Хессин: «Ну, творцы, что намерены сотворить к следующему году?» Окрылённый единогласным одобрением комиссией предыдущего фильма, Леонид Нечаев, что называется, на радостях ляпнул первое, что пришло в голову: «Красную Шапочку». Стоявшая за ним Веткина щипанула его что есть силы за спину. «Да ты что, совсем спятил, что ли? Какая «Шапочка»? – накинулась сценаристка на Леонида, едва они вышли из кабинета. – В этой сказке текста от силы на полторы страницы! Чего ты там снимать-то собрался?»

В общем, повздорили сказочные творцы не на шутку. Однако, спустя неделю, среди ночи дома у Нечаева раздался телефонный звонок: «Слушай, есть одна идейка! Я, кажется, придумала. Это будет продолжение старой сказки, только как бы ещё и на новый лад…»

И Веткина ушла с головой в сказочно-сочинительскую работу, причём с таким вдохновением и усердием, что однажды, как поговаривали некоторые свидетели её творчества, от переутомления Инна Ивановна во время перерыва даже пыталась прикурить от… водопроводного крана.

Старая, старая сказка…

Литературный, вернее, тогда ещё устный источник – история о юной девушке Красной Шапочке и большом злом Волке – уходит корнями в европейское Средневековье. Где-то в X веке об этой страшной и поучительной истории – нельзя девушке доверять незнакомцам – рассказывали французские крестьяне. В XIV веке о Красной Шапочке поведывали крестьяне итальянские и т.д. Тогдашняя история имела существенные различия и массу вариантов развития сюжета, в отличие от той сказки, которую мы знаем теперь. А привычный, классический, окончательный вариант сказки стал известен только в XVII веке благодаря литературной обработке французского писателя и поэта Шарля Перро, а затем, в XIX веке, ещё в одном пересказе немецких писателей братьев Гримм.

Понятно, что сказка «Красная Шапочка» с её жутковато-триллерным и вместе с тем весьма поучительным сюжетом с приходом эры кино просто не могла не заинтересовать кинематографистов.

Самых разных киноверсий истории Красной Шапочки и Волка в самых разных жанрах к настоящему времени снято более 26 обычных и 24 анимационных. В мультипликации Красная Шапочка впервые появилась в 1922 году, причём сразу в двух мультиках – британском и производства США, в котором дебютантом вышел сам, тогда ещё никому не известный Уолт Дисней. Но вернёмся в год 1976-й, в СССР, к нашей истории…

«Нам не страшен серый волк»

Весной был готов первый вариант сценария сказки на новый лад, которую было решено сделать, как и предыдущий успешный фильм «Приключения Буратино», в жанре музыкальной комедии. То, что это верно выбранный путь, подтвердили более чем 5000 писем, полученных режиссёром Нечаевым от восторженных юных зрителей после премьеры киноприключений деревянного озорника.

«Нам не страшен серый волк» – именно так, сейчас довольно непривычно, был назван сценарий киносказки Инной Веткиной, и он местами весьма отличался от будущего известного нам фильма.

Впрочем, завязка сюжета была той же: старая Волчица горит идеей отомстить наглой Красной Шапке за кончину сына, убитого лесорубами. Она нанимает опытного матёрого волка-профи поймать девчонку. В процессе дела тот должен был заодно поделиться полезным опытном и воспитать её второго сына – доброго увальня, грезящего только о конфетах. «Киднэпперы» готовы, и Красная Шапочка, которую хитро выманили из дома, снова идёт через лес…

Как кое-что могло быть не так

Теперь о ряде некоторых отличий в первой версии сценария:

№1. Бабуля Шапочки должна была предстать в образе продвинутой современной дамы в мини-юбке. Любопытно, как бы ощущала себя в таком имидже Рина Зелёная, которой на момент съёмок было уже 75 лет?

№2. Никакого Звездочёта на момент начала написания сценария вообще не планировалось. Этот персонаж появился благодаря телефонному звонку Евгения Евстигнеева режиссёру. Евстигнееву так понравился предыдущий фильм Нечаева, что актёр, прослышав о новой экранизации очередной сказки, позвонил ему и воскликнул: «Лёня! Я готов сыграть в твоей новой картине кого угодно, даже мыша какого-нибудь!» Режиссёр не смог устоять перед такой горячей просьбой, переговорил с Веткиной и вскоре в сценарии появился совершенно новый персонаж. Причём в первой версии Звездочёт мчал на помощь Шапочке на… трёхколёсном велике!

№3. В финале Красная Шапочка должна была спастись сама. Безо всякого охотника! Спастись при помощи зеркальца, слепя хищных негодяев солнечными зайчиками. Эта музыкально-пластическая сцена имела своё название – «Солнечное сражение на опушке». В конце боя девочка исчезала, а Худой волк с пафосом сообщал подельнику: «Заметь, Толстый, какая шикарная победа!»

О четырёх Шапочках

Пока Веткиной создавался, а затем перерабатывался сценарий, изменивший, кстати, своё название на уже привычное ныне: «Про Красную Шапочку. Продолжение старой сказки», Леонид Нечаев в 1976 году успел снять драму о цирковом актёре-фронтовике «Эквилибрист». В конце того же 1976-го окончательная версия сценария Инны Веткиной была подписана к производству, и в январе следующего года начался отбор актёров.

Самой серьёзной проблемой для режиссёра стала главная героиня фильма. Дело в том, что Красная Шапочка писалась специально под Танечку Проценко, которая так блистательно исполнила роль Мальвины в «Приключениях Буратино». Но девочка ещё летом, катаясь на велосипеде, упала и получила довольно серьёзную черепно-мозговую травму – её исподтишка толкнул какой-то злой мальчишка-завистник.

Расстроенному Нечаеву срочно пришлось искать замену. Искали долго. Нашлись три претендентки, но все по разным причинам не устроили ни худсовет, ни режиссёра.

Хитрая, злая, дерзкая и солнечно улыбающаяся

Однажды, в один из январских дней 1977-го, во Дворец пионеров на Ленинских горах, где Нечаев безуспешно пытался найти подходящую кандидатуру, ассистент привела нечто, завёрнутое в большую шубу, шаль и пару шарфов. Этакий здоровенный и приземистый кокон. Из кокона виднелся только покрасневший маленький нос (на улице стоял сильный мороз) и огромные глазищи. «Развернуть!» – приказал режиссёр. Ассистент развернула. Нечаев едва не шарахнулся и оторопело уставился на то большерото-глазастое, что оказалось внутри кокона: «Кого ты мне привела? Это же чёрт-те что!» А когда «это», отогревшись, улыбнулось – рот, показалось, разъехался до самых ушей, – режиссёр, присмотревшись, подумал: «А что, это уже ближе к главному персонажу. Улыбка-то солнечная, жизнерадостная». Вскоре 10-летняя Яна Поплавская бойко читала режиссёру стихи. «Шустрая, весёлая, за словом в карман не полезет. Точное попадание в образ», – решил Нечаев.

В Минске, на «Беларусьфильме», где проходили кинопробы, Яну… забраковали, несмотря на задор и талант. Забраковали, видимо, по той причине, что члены отборочной комиссии видели в образе Шапочки чрезвычайно положительную, добрую пай-девочку с известной конфетной обёртки – этакую «сладкую» Тютельку-Путельку. А тут не Красная Шапочка, а нахальный лягушонок какой-то! Но Нечаев был человек упёртый и добился дополнительных кинопроб Яны в Москве. И там её утвердили! Хотя и хватало тех из киношного начальства, кто остался недоволен выбором режиссёра: «Выбранная и утверждённая Яна Поплавская не соответствует положительному образу литературной Красной Шапочки. Она хитрая, злая, дерзкая, да ещё и поучает взрослых!»

И всё-таки Нечаев победил. Впрочем, Яночка преподнесла ещё немало разных сюрпризов режиссёру и всей съёмочной группе, но об этом позже. Тем временем отбор актёров и подготовка к фильму шли полным ходом…

* * *

…Продолжение этой прелюбопытной истории – в следующей «Телемании».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)