Просто идти по дороге

Сельское поселение «Знаменское» – это четыре села: Знаменка, Беломестново, Кангил, Берёзово. В 2022 году тут будет два юбилея: 360 лет Знаменке и 185 лет Кангилу. Беломестново – «ровесник» Знаменки, первоначально они, разделённые Нерчой, были одним селом, что называлось Торгой. 23 марта мы заглянули сразу в три села – Знаменку, Кангил и Беломестново. Как-никак с последней поездки сюда пять лет прошло. Слушали, удивлялись, огорчались и радовались, начинали верить, что за маленькими шагами будут настоящие перемены. Надо просто идти по дороге. В общем, обо всём по порядку.

Там говорят, здесь делают

«В рамках программы «Нерчинск исторический» Знаменка выступает как один из туристических маршрутов, где туристы смогут увидеть казачью станицу; конечно, если планам суждено сбыться» – это из материала «От чего оттолкнётся Знаменка» в газете «Земля» от 26 января 2016 года. Предложение пятилетней давности, а программа появилась во времена губернаторства Константина Ильковского. Чехарда со сменой губернаторов, перемены, пандемии, и вот даже гугловский поисковик «забыл» вышеупомянутую программу, как будто её и не было.

Появилась нерчинская «Золотая нить» и маленькая информация от «Забайкальского рабочего» 19 февраля текущего года о предпринимательской инициативе, рассчитанной на получение гранта Ростуризма. Представитель краевого министерства экономического развития прокомментировал: «Ещё есть проект «Колесо времени» с казачьими станицами в Нерчинском, Шилкинском и Балейском районах». Конечно, без фамилий, сроков и конкретики: планы всё-таки…

Наверное, в этих планах о казачьих станицах в Нерчинском районе речь точно о Знаменке. Тем более, в своё время проект туристического маршрута в Знаменку в Нерчинском районе уже разрабатывался, и были там предусмотрены казачья усадьба, музей истории забайкальского казачества, благоустройство и озеленение села, восстановление старинного храма Знамения Божией Матери и другие пункты. К слову, наверху как будто забыли о планах и маршрутах, да и в Знаменке не говорят, но вот что удивительно, незаметно делают.

Что касается музея истории забайкальского казачества, то он уже давно работает в Знаменской школе и по-прежнему пополняется экспонатами. Один из последних – макет казачьей усадьбы, выполненный под руководством Владимира Викторовича Слащёва на кружке «Деревянных дел мастера». Он в школе совсем недавно появился, и при создании макета никто о туристическом маршруте и не вспоминал, просто идея возникла и всё. Так что если дойдёт дело до настоящей казачьей усадьбы, есть от чего оттолкнуться. На том макете все тонкости казачьего быта учтены, благо, старинные дома ещё имеются и в Знаменке, и в Беломестново, даже плетень выполнен в особой «казачьей» технике.

«Исподволь работа ещё и краеведческая», – поясняет директор казачьей кадетской школы Светлана Викторовна Бронникова. В декабре 2021 года школа отметит свой 10-летний юбилей в статусе казачьей кадетской. С каким настроением? «С хорошим, – слышу от директора. – Мы как работали, так и работаем в заданном направлении, правда, теперь в основном сами по себе. Музей живёт, появляются новые наработки, в числе которых факультатив «Казачьи промыслы», фольклорная группа из работников школы, кружок «Деревянных дел мастера». Недавно отличились на районной научно-практической конференции, привезли два призовых места с работами «История одного экспоната» и «История женской тракторной бригады», – рассказывает Светлана Викторовна.

За комментарием – труд педагогического коллектива, почти 10 лет назад ступившего на неизведанную дорожку и продолжающего дело, несмотря ни на что. Была когда-то связь с Забайкальским войсковым казачьим обществом, воинскими частями Нерчинска и Песчанки, Кокуйским пограничным отрядом и, конечно, казаками Знаменского хутора и Нерчинской станицы. Осталось немного – товарищ атамана, знаменский казак Юрий Сиренко, что два раза в неделю безвозмездно обучает кадетов технике владения оружием, и летний лагерь для ребятишек у кокуйских пограничников, последняя встреча была два года назад. Ещё поддержка Нерчинской епархии и иерея Романа Пичуева: обряд крещения казачат – необходимое предварение присяги. Традиционно они принимают её 30 марта, в день небесного покровителя Забайкальского казачьего войска Алексия Божьего человека. В этом году церемония состоится 31 марта: школьные каникулы коррективы внесли.

Сельские радости и горькая память

Продолжают – в школе, делают – в селе. На въезде в село вроде никаких видимых перемен, а потом смотрела и радовалась. Вначале – скверу со скамейками и цивильным ограждением, это результат освоения гранта, полученного на конкурсе гражданских инициатив. Потом – обновлённому зданию Дома культуры со свежим фасадом и новым ограждением. Рядом – новое здание фельдшерско-акушерского пункта, удачно подчеркнувшего такие долгожданные перемены. А ещё – две новые спортивные площадки в школьном дворе, теперь и играть можно, и на тренажёрах заниматься.

Недалеко от Дома культуры – результат освоения ещё одного гранта, полученного на конкурсе «Культурная мозаика» – летняя сцена для сельских мероприятий и зрительские места, это итог работы коллектива ДК, сельской администрации и немногочисленных активистов. Картину завершает новая детская игровая площадка, где очень серьёзная четырёхлетняя Анна демонстрирует технику лазания и ждёт не дождётся друзей.

Новизна, конечно, соседствует с неприбранностью и неустроенностью: завалившиеся заборы и старенькие домишки в любом забайкальском селе никакими баннерами не закрыть. Не закрыть и самого большого предстоящего в Знаменке дела – восстановления храма Знамения Божией Матери. С 1804 года стоит храм необычной для Забайкалья постройки. В 2010 году знаменцы решили общими усилиями заняться восстановлением. За это время храм очистили, побелили внутреннее помещение, появились окна и дверь, закрыли крышу, но её снесло ураганом, и теперь опять нужно делать.

Мы идём к храму с двумя активистами – казаком Юрием Сиренко и педагогом Сергеем Самойловым. По дороге беседуем с Юрием Валерьевичем о казачьих корнях: «Дед мой по матери Леонтий Никифорович Казанцев и его братья были казаками. Не сохранилась фотография, что была когда-то у бабушки, там братья в форме, все офицеры. В 1917 году дед, чтобы семью сохранить, всё государству отдал, братья его разбежались: один в Дарасун, другой в Китай, третий в Японию, а деда в 1937 году всё равно расстреляли. Шестеро детей остались без отца, маме моей тогда два года было. Мамина сестра Александра Леонтьевна дожила почти до ста лет, была военным медиком, но чтобы окончить медицинский институт много перетерпела, говорила, что ходу не давали как дочери врага народа».

Поворот на деревню

При первом взгляде на храм страшновато: кирпичная кладка снаружи пострадала очень сильно, колокольни, купола и ограды нет. Но открывается дверь, и настроение меняется. Во-первых, потому что тут проходят службы. Во-вторых, нашлись люди, которые помогли приобрести строительные материалы, всё необходимое для монтажа системы отопления, и теперь можно начинать работы. Из-под стопки стройматериалов Сиренко достаёт два сохранившихся фрагмента чугунной ограды храма. Сильно сомневаюсь, что сейчас можно сотворить такое заново, и делаю фото на память. «Мы когда внутри убирали, я нашёл прямо в стене замурованный серебряный крестик, как начнём отделку, верну его на место», – слышу от Юрия Валерьевича и почему-то сразу начинаю верить, что найдутся люди, желающие помочь, и что храм обязательно возродится. Тот самый, белоснежный, с двумя апсидами и колокольней. «Маленькие колокола уже есть, в Нерчинске хранятся», – улыбается Сергей Самойлов и предлагает подняться на колокольню. Вроде невысок храм, а вся Знаменка как на ладони и как будто ждёт того самого звона, что звучал тут больше сотни лет.

Как будто убеждая всех в том, что храму быть, Сергей говорит о том, что совсем рядом со Знаменкой есть хорошее месторождение глины, пригодной для кирпича. «Глина, известь, песок и яйца – так раньше кирпичи делали, а глина тут рядом», – говорит он, показывая на одну из сопок.

Знакомимся поближе. Слушаю и снова удивляюсь: три года назад семья Самойловых переехала в Знаменку из посёлка городского типа Кокуй, что в Сретенском районе. Поселились в общежитии при школе, Сергей начал учить ребятишек информатике и физике, а Елена приняла делопроизводство. Теперь старшая из троих деток Марианна третий класс оканчивает, а папа параллельно с работой дом для семейства достраивает. «Нынче будем закочёвывать», – делится радостью. На вопрос, почему именно в Знаменку из Кокуя, слышу: «Я же в деревне вырос, это Чикичей Сретенского района. Мой отец вон те поля убирал когда-то. (Сергей показывает рукой туда, где давно были поля.) Наши чикичейские комбайнёры работать умели, их часто помогать другим хозяйствам отправляли. Когда в школе учился, в Знаменке был казачий сбор, мы сюда танцевальный и певческий коллектив привозили, это крепко запомнилось. В деревне привычно, я же когда-то до 40 голов скота держал, 20 семей пчёл, 500 овец. Сейчас хочу садом заняться, 52 сотки в моём распоряжении. Что сады в Забайкалье растить можно, с детства помню, у нас в Чикичее сад был, мы на перемене туда бегали, яблоки ели. Настоящие росли, крупные. Вымерз сад в 1998 году, спилили деревья».

Новый дом Сергея от храма виден. Пока спускаемся с колокольни, загадываю картину: Самойловы всем семейством идут на службу в восстановленный храм (Елена и Сергей – православные), а над забором их дома свисают тяжёлые ветки с яблоками.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)