Шёл две тысячи лохматый год

(Фантастический рассказ)

Люстра Михайловна проснулась от яркого света, бившего с улицы прямо в окно. На окне не было штор, поэтому яркий свет заливал всю спальню, которая по совместительству была и гостиной, и кухней, и столовой, и прихожей.

Громкая речь с металлическим оттенком проникала сквозь стены и окна дома.

– Внимание! Жильцы дома №7 по улице Майской! Сегодня ваш день! В соответствии с данными о прописанных в жилом помещении вы обязаны сиюминутно сдать накопленный вами мусор за прошедший месяц!

Люстра Михайловна с нескрываемым раздражением села на кровати. И как же она забыла, что сегодня её день сдачи мусора по графику?!

Она с благодарностью подумала о своих давно почивших родителях, назвавших её этим странным именем Люстра. Благодаря находчивости папы она не платит за аренду общепринятых имён. К тому же и родителям не пришлось выкупать право на общепринятое имя для новорождённого ребёнка.

Возраста Люстра Михайловна была пенсионного. Она получала социальную пенсию, поскольку устроиться на работу ей в жизни так и не повезло. А ведь образование у неё было ого-го какое – выше высшего, полученное ещё на дистанционном обучении. За обучение было заплачено немало электронных денег, не считая налог за пользование электроэнергией для получения образования. Плюс налог на использование уличных Wi-Fi сетей, раздаваемых с вышек 9G.

С получением работы была ещё та проблема. Дело в том, что везде уже работали роботы вместо людей. Люди мало были востребованы. Пока люди нужны были ещё в высших эшелонах власти, куда, естественно, простому человеку, такому как Люстра Михайловна, доступ был закрыт. Ещё люди были нужны в качестве простых уборщиков. Да и то потому, что роботы не научились мыть в труднодоступных местах и создавать «человеческий» уют.

В уборщицы Люстра Михайловна так и не попала, хотя в очереди была записана с момента рождения. Виной тому банальная ошибка клерка. Поскольку в то время клерками были ещё люди, кто-то умудрился сделать ошибку в дате рождения. И получилось так, что она при получении паспорта автоматически перешла в разряд недопенсионеров, которым работать уже нельзя, а пенсию получать ещё рано. И ошибку исправить было нельзя: клерк подписался электронной подписью. Раз стоит электронная подпись, значит, всё проверено и верно. Так и жила Люстра на шее у родителей.

Но теперь, слава Богу, она считается пенсионером по возрасту.

Повторный призыв сдать мусор вернул Люстру Михайловну к действительности. Как же так, забыла и не приготовила… Она с тоской обвела взглядом комнатёнку. Шторы в мусор сдала в прошлый раз. На полу уже не осталось ни одного коврика – тоже были сданы в мусор. В комнате практически ничего не оставалось из того, что можно было бы принести в жертву этому роботу-бандиту, механизму на колёсах с огромными челюстями и ненасытной утробой, с жадностью проглатывающему предложенную дань в качестве мусора.

Хорошо хоть кто-то сумел запрограммировать робота-мусорщика, чтобы он светил прямо в окна. От этого в комнате было светло, как днём, и включать освещение было не нужно. Это было важно. Потому что Люстра Михайловна свет практически никогда не включала: уж очень непомерными были тарифы. Но в конце месяца на пять минут включать всё равно приходилось – чтобы данные о потреблении электроэнергии всё же поступали в расчётные центры. Иначе мгновенно приходили счета за потреблённую электроэнергию по полному тарифу, по норме на человека.

Точно так же обстояли дела и с инфракрасным отоплением. Батарею она включала очень редко. Хотя батарея хорошо давала тепло за счёт наружной антенны, направленной на ретранслятор, транслирующий солнечную электроэнергию.

Призыв сдать мусор в третий раз опять вернул Люстру Михайловну в бытие. Она лихорадочно стала соображать, что бы такое в этот раз сдать. Не сдать было невозможно: приходили огромные штрафы за невыполнение условий договора, по которому люди были обязаны сдавать мусор. Взгляд скользил по голым стенам, не осталось ни одного гвоздя, на них раньше висели древние фотографии. В одном углу было место под большой портрет правителя с пышными усами и курительной трубкой. По рассказам папы, этого правителя боялись, но почитали. Посуды уже не осталось – сдала в мусор ещё весной. И одежда по минимуму. На полу была разобранная папина этажерка, дощечками от которой иногда Люстра Михайловна ночами топила буржуйку. Днём топить было нельзя: всевидящее око с ближайшей вышки могло зафиксировать дым из трубы, а денег на фильтр не было. Дым приравнивался к загрязнению окружающей среды, и получить штраф было проще простого.

Гвозди, вынутые из этажерки, аккуратно лежали кучкой около буржуйки. «Вот их-то я и сдам, от них хоть весу побольше, – подумала Люстра Михайловна. – Нужно только завернуть во что-то для объёма. Придётся в прабабушкин шерстяной платок. Носить его нельзя, потому что он из натуральной шерсти – придёт штраф от защитников биосферы».

Завернув гвозди в шерстяной платок и пропустив четвёртый призыв мусорщика, на пятом, сопровождаемом уже сиреной, Люстра Михайловна выскочила во двор.

От былого двора осталось только название. Забора давно не было – истопила. На дворе не было ни одной травинки: выращивать овощи стало опасно; если об этом узнают, то заплатишь огромный штраф. А чтобы легально вырастить тот же картофель, необходимо собрать кучу разрешений, заплатив за это круглую сумму. Так что купить искусственные овощи стало гораздо дешевле. Именно поэтому во дворе царила идеальная чистота. Только тёмные прямоугольники в свете уже появляющегося солнца напоминали о том, что там раньше были грядки с морковью, луком, огурцами. На месте отпиленной части дома, деревяшки от которой пошли на дрова, а штукатурка и гвозди – в качестве дани роботу-мусорщику, некогда росла картошечка…

Обнаружив движение во дворе, робот-мусорщик замолчал и, открыв своё ненасытное хайло, терпеливо ждал. Стояла эта адская машина ровно у красной линии, по этой линии проходил раньше забор. Ещё бы! Система навигации не позволяла вторгаться на пока ещё частную территорию!

С остервенением закинув в пасть ненасытному мусорщику принесённый в жертву прабабушкин платок вместе с гвоздями, Люстра Михайловна всхлипнула и, развернувшись, быстро забежала в дом. Показываться плачущей под взглядом всевидящего ока было небезопасно, могли предъявить счёт на использование воды.

Мусорщик-робот, захлопнув свои челюсти, прожужжал, взвешивая мусор, развернулся и покатился к следующей жертве, на ходу посылая данные в расчётный центр о сдаче мусора жильцами дома №7 по улице Майской и о том, что вес мусора не соответствует норме. А в центре уже автоматически плюсовались цифры к имеющейся задолженности. В конце года, если годовая норма мусора не будет погашена, дело автоматом уйдёт в Высший суд…

Андрей Адигезалов, с. Буйлэсан, Ононский район

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)