Тонущее Забайкалье

Забайкалье тонет. Выходят из своего русла реки, прорываются дамбы переполненных отстойников золотодобывающих предприятий, потоки воды в Балее и окрестных сёлах несут радиоактивные торий, мышьяк, свинец и всё, чем был богат доселе солнечный наш край. Каждый день приносит печальные вести.

Таким стало 22 июля в посёлке сельского типа Заречный Нерчинского района, где в результате ливневых дождей затопило 55 домов. Основной причиной трагедии люди назвали прорыв дамбы на рукотворном озере, созданном фермером. Больше всего пострадали улицы, не прилегающие к берегу Нерчи.

В дом к Марине Лапшаковой (улица Сельская, 5) можно было попасть только пробираясь по колено в воде. Марина протягивает мне руку, и мы бредём от самой дороги. «Проснулась где-то около четырёх часов утра оттого, что плавающая в воде крышка от подпола бьёт мне по руке. Кинулась в спальню, а там дочка на кровати плавает, схватила её на руки и к входной двери, а открыть не могу – водой принесло бочку и подпёрло. Не знаю, что мне помогло, но дверь я снизу выбила, и вода валом в дом хлынула. В ограде воды по грудь, дочку я вверх на руках подняла и бреду, а там за забором кричат: «Помогите, возьмите детей!» Я свою передала мужчине и давай соседских принимать, дочку в суматохе потеряла, людей в школу эвакуировали», – слушаю Марину.

Она говорит о том, что в прошлом году сделала ремонт, покрыла полы ДСП и уложила линолеум. Конечно, сейчас не скажешь сумму затрат и не предъявишь документов. Огорода теперь тоже нет. На месте участка, куда немало труда вложено, грязное море, в доме опрокинут холодильник, намокшая мебель и нанесённый ил. В ограде затопленные «Жигули» сына.

Марина показывает мне угол, где ещё в конце июня «шубой» вставал линолеум: «Это когда озеро спускали. Я тогда администрацию вызвала, мне сказали, что, может, это у вас с крыши, а в подполье уже вода была. Это же ненормально, но мер никаких так и не приняли».

В доме на кухне хозяйка показывает опрокинутый контейнер из-под воды. Чистая вода в Заречном – великая ценность: водокачки тут нет, и воду берут с реки (за исключением тех жителей, у кого свои колонки и скважины). «Когда вода в реке грязная, водовозка с Нерчинска привозит, а с реки в этом году мы чистую совсем не видели, она сейчас зимой и летом грязная, про это тоже напишите», – говорит моя собеседница. С ней не поспоришь, потому что сама на берегу Нерчи живу, даже зимой лёд непонятными разводами намерзал.

Пока писала эти сроки, прилетело сообщение от МЧС о подъёме воды на реках Жарча и Нерча в Тунгокоченском районе. Для себя «расшифровала» – не выдержала дамба очередного отстойника. Дорого обходится забайкальцам золото, а зареченцам – караси из рукотворного озера.

Озёрный вал

Озеро это не один человек в Заречном 22 июля назвал причиной стихийного бедствия для посёлка. Искусственный водоём, отгороженный дамбой, был «карасиной вотчиной» фермера Вениамина Мальцева, который уехал и теперь владельцем не является. В селе говорят, что при сооружении дамбы для создания озера люди предупреждали, чем это может обернуться, но разрешение было получено. В этом году вода через прохудившуюся дамбу шла на посёлок трижды, самым страшным стал третий спуск, в ночь на 22 июля. В посёлке молниеносно затопило 55 домов.

Ольга и Руслан Дульяниновы с улицы Новой пострадали третий раз. «Первый раз вода затопила всю картошку, второй раз дошла до затопленного огорода, а теперь всё погибло, в доме почти по окна вода стояла, мы бабушку на крышу поднимали, поросята утонули, цыплята все погибли – только вывелись… В прошлом году ремонт в доме делали постепенно, тысяч 300 примерно ушло, теперь всё заново начинать?» – слушаю супругов.

Ольга несёт мне документ с ответом прокуратуры района, куда обратились несколько семей по поводу двух предыдущих паводков со стороны озера. В ответе прокуратуры, полученном 21 июля, говорится, что оснований для мер прокурорского реагирования нет, и что нужно обращаться в суд. А 22 июля во время сильного ливня озеро ещё раз сбросило свой вал на село, только пострадало уже не 5, а 55 семей.

«Никогда при ливнях такого не было, предупреждали мы власть, что надо дамбу на озере укреплять, но так ничего и не сделали», – говорят в Заречном.

Они просили, а их не слышали

На усадьбу Сергея и Валентины Владимировых по улице Школьной в день трагедии можно было попасть беспрепятственно: валом воды унесло почти все заборы, размыло полностью окраину хозяйственного двора и в образовавшийся поток унесло 100 штук шпал для строительства, стройматериалы, дрова. Хозяйка показывает мне маленькую кучку дров – всё, что осталось от двух «Уралов», купленных по цене 23 тысячи рублей за машину. «Стройматериалов на 35 тысяч было куплено, тоже нет теперь. Машина новая в воде стояла, грузовик, сварка и «Дружба» утонули. Грузовик ещё завели, а что с машиной будет, теперь не знаю.

Третий раз в этом году топит. Мы после второго потопления возмущались, говорили, что ещё хуже будет, и вот что получилось. После первого пострадавшим односельчанам по 10 тысяч «кинули» за подтопленные огороды, а второй раз так всё прошло», – говорит Валентина.

В доме теперь сплошной ил. Отец и сын выносят из дома намокшие листы обшивки, а хозяйка говорит о том, что теперь надо МЧС привлекать, чтобы всё вычищать.

Заходить в дом не стала: после увиденного в квартире Марины Лапшаковой страшно видеть перевёрнутые холодильники, опрокинутую технику и груды ила.

Екатерине Григорьевне Воскресенской с улицы Новой под семьдесят. Она говорит, что их дом ни разу не страдал от предыдущих наводнений, а теперь в ограде вода по колено, дом отступившей водой занесло илом. «Холодильник и пылесос перевернуло, мотоцикл у сына в гараже утопило, от огорода ничего не осталось. Если бы не сын, я бы в подполе утонула: ногой ступила с кровати, а крышку уже унесло. Была бы одна дома, утонула бы», – рассказывает Екатерина Григорьевна.

Не вошедшие в перечень

22 июля в Заречном работала комиссия по оценке ущерба, причинённого людям. Позвонила Валентине Владимировой, чтобы узнать результат. Она рассказала, что в перечень имущества для компенсации включили огород, один холодильник (пострадали два холодильника, ларь и морозильная камера), электроплиту, системный блок компьютера и котёл для отопления. Мебель не включили совсем. При этом мягкую мебель им пришлось просто выбросить. Стройматериалы в перечень тоже не вошли. «Разобрали гараж, чтобы перенести на другое место, и сложили всё на заднем дворе, все знали, что гараж у нас был. По стройматериалам нужны чеки, а мы их и не думали хранить: кто знал, что такое случится? Мы от реки далеко живём (большинство домов, пострадавших от наводнения, расположены близ автомобильной трассы, в месте распадка, идущего от рукотворного озера. – Прим. ред.). В составе комиссии были представители прокуратуры, сказали, что можно заявление подать по поводу шпал».

У каждого из пострадавших свой достаток. Марина Лапшакова растит дочку одна, и живёт семья на детское пособие. «В город устроиться на работу можно, только там рабочий день до восьми или до шести, автобус к нам уже не ходит. Как всё теперь восстанавливать и сушить, я не знаю. У нас и так тут сырость, теперь совсем блохи одолеют», – говорит Марина, открывая шкаф с дочкиными вещами, покрытыми илом.

На 10 тысяч за потонувший огород осенью можно будет купить два мешка картошки.

В Заречном радоваться можно было только одному – никто не погиб от воды, хлынувшей ночью на посёлок. Люди, ошеломлённые бедой, ждали на утонувших улицах комиссию, а во дворе супругов Батыревых по улице Сельской второклассник Слава Сидоров вычерпывал из ограды воду и выплёскивал на улицу.

Уплывшую у Владимировых тележку люди прикатили хозяевам.

Хорошо, когда всё по-человечески. Вот бы так и с компенсацией, и с дамбой.

Страшная боль Балея

Но это только одна сторона беды. Сейчас никто не скажет, что принесла вода в село, кроме ила и микробов из выгребных ям и туалетов.

Вода, накрывшая Балей, Ундино-Поселье и другие сёла Балейского района, обрушила на людей радиоактивный торий, цианиды, мышьяк, и только специалист-геолог ведает, что ещё. Как будут жить люди в районе, отдавшем стране 400 тонн золота и взамен получившем разруху золотоносного города и страшные экологические последствия? А теперь ещё одно напоминание простым людям о том, что природа устала от своих неразумных постояльцев, не ведающих, что они творят.

25 июля в Нерчинском районе большая вода накрыла илимцев, уже испытавших удар стихии в 2018 году. И снова разговоры о том, что «рванула мина» отстойника золотодобывающего предприятия.

Может быть, владельцы приисков тоже не спят спокойно, спасая детей, имущество и животину?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)