В краю лам Забайкалья

Под таким названием в 2018 году мы публиковали некоторые главы записок путешественника Поля Огюста Лаббе о поездке за Байкал. На русский язык их перевёл наш земляк, читинец Николай Епишкин, выпускник Иркутского пединститута иностранных языков им. Хо Ши Мина. Книга, которая теперь доступна русскоязычному читателю, великолепна. Публикуя фрагменты – в этот раз с 1 по 8 главы, – мы надеемся, что она найдёт своего заинтересованного читателя.

Гл. 1. Забайкалье.

Ламаизм в Сибири. – Бандидо-Хамбо-Лама. – Забайкалье, страна, флора и фауна; поселенцы и коренное население.

За высокими горами, покрытыми пихтами, за фиолетово-темнеющей туманной каймой восточного берега Байкала, невдалеке от ухабистой дороги, по которой когда-то шли караваны из Китая, на берегу Гусиного озера, которое монголы, с большим почтением, чем русские, называют Озером священников, находится резиденция Бандидо-Хамбо-Ламы. Издали монастырь, где он пребывает, имеет вид большой деревни, это главный монастырь буддистов в Сибири. Просторные и многочисленные храмы хранят великие богатства, почитаемые огромные статуи, святые реликвии, древние картины и рисунки, талисманы с могущественной силой, богов из золота и серебра. Вокруг его резиденции деревянные дома, где ламы в длинных жёлтых одеяниях с пурпурным полотнищем на плече, вдали от шума светской жизни, наставляют в законах и таинствах учения Будды своих учеников.

Буддизм в Российской империи исповедуют астраханские калмыки и буряты Забайкалья, монгольский народ, особенно меня привлекающий, который наряду с киргизами (киргизами именовали в описываемое время и казахов. – Прим. перев.) можно поставить на первое место среди коренных народов Сибири. Буддизм бурятов тот же самый, который известен в Тибете и Монголии под именем ламаизма.

В XIV веке некий монах по имени Дзонкава (Dzonkhava), пришествие которого было возвещено святыми книгами, предпринял реформу буддизма, которому он хотел вернуть былую чистоту. Ему удалось установить в нём иерархию и дисциплину, и он создал, возможно, по примеру католических миссионеров, большие монастыри, где дети учились под руководством монахов, известных под именем лам.

В Забайкалье находится тридцать два таких монастыря; во главе каждого стоит настоятель – шеретуи. Я посетил почти все из них. Чтобы добраться до них, приходилось передвигаться от стоянки богатого бурята до избы русского крестьянина, иногда и по железной дороге, иногда на плоту, а чаще всего в тарантасе, что за живописный край!

В качестве советника у меня был сам Бандидо-Хамбо-Лама, нечто вроде архиепископа, назначенного русским правительством среди трех кандидатов, предложенных ламами всех монастырей. Имея резиденцией монастырь у Гусиного озера, он является высшим духовным лицом для буддистов Сибири. Я часто буду упоминать его в своих рассказах.

Забайкалье – одна из трёх провинций под властью Амурского генерал-губернатора. Площадь её больше Франции – 600000 квадратных километров, только чуть больше трети её подходит для оседлого образа жизни. Она образована верхним бассейном Амура и реками разной величины у Байкала: Верхняя Ангара, Баргузин и Селенга. Одни из них текут в Тихий океан, другие – в Северный Ледовитый через Енисей. Водораздел проходит через Становой хребет, самая высокая гора в нем высотой два с половиной километра – Чохондо (Tchokhondo) (автор так услышал Сохондо. – Прим. перев.). У восточного его склона текут Ингода и Онон, которые образуют после их соединения Шилку, которая, присоединив себе воды Аргуни на самой границе, становится Амуром.

Температуры в Забайкалье чрезвычайны, средняя температура самого холодного месяца – минус 30 градусов, даже наблюдалась январская температура минус 38° в Нерчинском округе, который расположен не слишком высоко по широте. Снег в этом округе выпадает редко, и поздно начинают ездить в санях.

Северо-восток края покрыт лесами; остальное занято обширной степью. Растительность по виду чётко разделяется на две: она сибирская в сторону Байкала, монгольская – в сторону Тихого океана. Наряду с сосной, елью, лиственницей, берёзой и осиной общими для обеих частей есть виды, не известные в Сибири от Урала до Байкала: монгольский дуб, вяз, орех, дикая яблоня. Среди кустарников и трав отмечаются многие виды, свойственные даурской флоре, которая является переходной формой между растительностью сибирской и монгольской.

В животном мере также есть виды животных и растений, не известные в остальной Сибири. Среди насекомых отмечены переходные формы между континентальными и приморскими формами, ядовитые змеи и раки необычных видов. Очень различны рыбы двух склонов хребта. Наконец, появляются крупные хищники Маньчжурии и монгольские буйволы. Повсеместно обитают медведи, волки, кабаны, росомахи, олени, козы, мускусные олени, сурки, красные и серые лисы, соболя, выдры, хорьки и белки. Мир птиц разнообразен и многочислен: насчитывается 328 видов, из которых 240 европейских, 43, свойственных Китаю и Японии, и 45 собственно забайкальских. Впрочем, их много только летом, зимой в лучшем случае их остаётся видов 50, остальные прилетают огромными стаями в марте и апреле. Дорогу они знают, летят над долинами и берегами озёр. Перелёт над монгольскими степями утомителен, и они массами приземляются в тех же самых более гостеприимных местах.

В Забайкалье живёт 684 тысячи человек, 351436 мужчин и 333454 женщин. Область разделена на 8 уездов с центрами в Чите, Акше, Баргузине, Нерчинске, Нерчинском Заводе, Селенгинске, Троицкосавске и Верхнеудинске.

Область пересекают три большие дороги, по первым двум шли караваны из Срединной Империи, одна для товаров из Маньчжурии, другая, ещё более важная, называемая ещё чайной, заканчивается в Кяхте. Третья пересекает Забайкалье с востока на запад. Транссибирская магистраль, которая идёт в том же направлении, захватила большую часть её перевозок.

Сначала огибая Байкал, железная дорога поднимается к северу по долине Селенги, затем после Верхнеудинска идёт по долинам Уды и Арикижа (l’Arikiya). После важной промышленной станции Петровский Завод линия идёт вдоль длинной и живописной долины Хилка, потом тяжело поднимается по склонам Станового хребта и доходит до Читы, главного города области. Во время моего путешествия дорога была очень интересна, но местами и опасна. Путь идёт по очень живописным берегам рек, буквально впритык к горным склонам, но работы по укреплению склонов и полотна дороги сделаны неудовлетворительно, и скалы, готовые обвалиться, нависают над поездами. При таянии снега земля начинает скользить и рассыпаться под весом корней и самих деревьев, и они падают на путь вместе с увлекаемыми ими камнями разной величины. Много аварий и несчастных случаев, которых я был свидетель. После Читы магистраль идёт вдоль Ингоды, которая после слияния с Ононом называется Шилкой. Дорога доходит до Нерчинска и заканчивается в Сретенске, от которого она в ближайшем будущем пойдёт по левому берегу Амура. Перед Нерчинском, на станции Кайдалово, берет начало линия, которая, выйдя за пределы области, называется Трансманьчжурской.

Железная дорога имела благотворное влияние на торговлю и заселение края. Русская колонизация была успешной в Забайкалье, где много плодородной земли и обильных пастбищ. Обрабатывается более 300 тысяч гектаров, поселенцы оставляют землю под пар или разрабатывают целину. Урожаи варьируются между двумя и четырьмя миллионами центнеров. Этого урожая достаточно для местных жителей области, а иногда и для соседей в бассейнах Ангары и Лены.

Крестьянская колонизация края вызвала к жизни появление некоторых видов местной промышленности. Наиболее процветает и наименее благоприятствует здоровью и общественной морали производство водки: открыто три завода, годовое производство которых достигает 1732200 рублей. По степени важности вторым идёт производство цемента – более 10 миллионов рублей в год.

Русское присутствие, кроме того, представлено вдоль границы казаками, которые занимаются огородничеством и освоением новых земель. Иногда они живут вперемешку с крестьянами, живут они по долинам рек Читы, Чикоя, Онона, Ингоды и Шилки.

Местная администрация желает привлечения в область новых поселенцев, и что бы ни говорили буряты, претензии русских законны. Мы должны отдать дань справедливости русскому поселенцу, скромно делающему своё дело, не подозревая, что он является главным двигателем цивилизации в Сибири. К несчастью, сельскохозяйственная зона не очень обширна, и становится всё меньше доступных земель. Возникает для новых поселенцев необходимость взять земли бурят. Под предлогом, что буряты занимаются только скотоводством, и им нет необходимости в новых землях для земледельческой колонизации, стали распоряжаться этими землями.

Нынче предполагается дать каждому некоторое число десятин (dessiatines – соответствует 1, 09 га. – Прим. авт.) земли таким образом, что большие стада не могут больше существовать, и коренное население должно заниматься сельским хозяйством и освоением земли. В долине Селенги буряты вынуждены становиться, вопреки своему желанию, земледельцами. Скотоводство, несмотря ни на что, остаётся главным их занятием. В области насчитывается 650 тысяч лошадей, 1 миллион 300 тысяч крупного рогатого скота и полтора миллиона мелкого.

Луга хорошо поливаются, и пастбища превосходны; к сожалению, эпизоотии часты и ужасны по последствиям. Иногда приходится забивать целые стада.

Буряты, численность которых достигает 180 тысяч человек, – не единственные коренные жители области. Есть ещё тунгусы и орочены (орочоны); они-то и есть настоящие дикари, число их сокращается с каждым годом. Они занимаются оленеводством, охотой и рыболовством.

Продолжение следует…

Один ответ на “В краю лам Забайкалья”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)