Журавли приносят счастье

24 июня в Даурском государственном природном заповеднике произошло необычное событие: в живую природу был выпущен серый журавль. Подробнее об этом, а также о проблеме сохранения редких видов птиц в регионе, рассказал заместитель директора по научно-исследовательской деятельности Даурского заповедника, орнитолог, канд. биол. наук Олег ГОРОШКО.

Время разрушать?

– Олег Анатольевич, насколько в нынешних социальных, политических, экономических условиях актуальна проблема восстановления популяции редких видов птиц? Или всё-таки – больше о хлебе насущном?

– Ну, о хлебе народ всегда думает, об этом мы никогда не забываем, но сейчас не такие уж сложные времена, чтобы не заниматься другими проблемами.
    К нам как-то приезжал японец, лет двадцать назад, посмотрел, что происходит в России, и сказал, что Япония через это уже прошла. То есть прошла период, когда люди думают только об экономике и разрушают природу, а потом начинают выделять огромные деньги на её восстановление. Вот в тот период, когда японцы восстанавливали природу, мы её разрушали. И до сих пор находимся в этом периоде. Это крайне прискорбно, поскольку последствия очень плачевные – и сейчас, и в будущем, если мы не изменимся.
 – А в нашем крае какова ситуация?
– Забайкальский край – один из уникальнейших регионов в России с точки зрения обитания редких видов птиц. Например, по новой Красной книге РФ у нас обитает 45 краснокнижных видов, из которых 21 внесён в международный Красный список глобально угрожаемых видов. Для многих птиц Забайкалье – одно из ключевых мест, где они обитают, то есть если их здесь не сохранить, то вероятность того, что они сохранятся в России, ничтожна. А Даурский заповедник в этом плане – самый важный в Забайкалье, поскольку на его территории обитают все 66 краснокнижных видов, занесённых в региональную Красную книгу, и 45 видов, которые внесены в федеральную Красную книгу, поэтому заповедник – это одна из важнейших территорий по сохранению редких видов птиц не только в России, но и в мире.

Чабаны и тарбаганы

    – Какие у вас есть возможности, чтобы проводить такую работу: финансовые, ресурсные?
– На самом деле возможности наши крайне ограничены, поскольку деньги выделяются на проведение работ только на особо охраняемых природных территориях, то есть в заповеднике и двух федеральных заказниках, которые находятся в нашем управлении: «Цасучейский бор» – реликтовый сосновый бор, и «Долина дзерена» – степная территория на границе с Монголией и Китаем. За пределами этих территорий по госзаданию мы работать не можем.
    На территории заповедника, собственно говоря, проблем-то и нет. Проблемы существуют как раз за пределами особо охраняемой территории, поэтому там мы работаем на внебюджетные средства, например, на средства благотворительных фондов, природоохранных организаций. Либо стараемся наладить отношения с местными жителями, объяснить, что многое зависит от них. А это действительно так. Примеров масса. Я много езжу и общаюсь с людьми. Вот чабанские стоянки, которые находятся друг от друга на приличном расстоянии, – если чабан бережёт природу, приезжаешь, у него всё есть.
    – То есть это связано не только с птицами?
  – Конечно. Например, сурок тарбаган, который в большом количестве обитал у нас в степной зоне, потом его истребила противочумная служба в борьбе с инфекцией, потом присоединились охотники. Сейчас тарбаган занесён в федеральную Красную книгу, но, если можно так сказать, это популярный браконьерский вид. Раньше был востребован его жир, сейчас – желчь. Он бы давно восстановился, он быстро размножается, но люди мешают этому. Однако если чабан бережёт природу, то он не пустит охотников. И к такому чабану приезжаешь – вокруг его стоянки бегают тарбаганы, ходят дрофы. А для дроф главная проблема в Забайкалье – тоже браконьерский отстрел.
    – Вы можете сравнить отношение жителей Агинского округа и бывшей Читинской области?
    – В целом, отношение бурятского населения к природе более лояльное. На территории округа больше берегут природу (это связано с верованиями), чем русскоязычное население. И, допустим, дрофы обычно больше сохраняются около бурятских стоянок. Но в то же время у бурят тарбаган – крайне популярный браконьерский вид. В Агинском округе практически полностью истребили тарбагана, притом, что в других районах края, где преобладает русскоязычное население, его численность в основном растёт. Это если говорить о некоторых закономерностях, которые мы наблюдаем.

Объять необъятное

    – Шестьдесят шесть видов птиц занесены в Красную книгу Забайкальского края. Это значит, что по всем из них вы проводите учёты?
    – Учёты мы проводим по всем видам птиц, которые водятся на территории заповедника и заказников, видим, как ежегодно меняются цифры. Что касается остальной территории Забайкалья, то системно проводить такую работу возможности нет, поэтому учёты проводятся периодически, когда появляются финансовые средства. Например, в прошлом году благодаря помощи Всемирного фонда дикой природы мы провели учёт даурских журавлей. Последний их полный учёт проводился в Забайкалье в девяностых годах, с тех пор никак не удавалось выяснить, какова ситуация.
    – И какова ситуация?
    – Плачевная ситуация. Даурский журавль – это глобально угрожаемый вид, который находится на грани исчезновения на планете. Он внесён в федеральную Красную книгу, а Забайкалье – один из важнейших регионов гнездования этого вида. Численность даурских журавлей сократилась практически в три раза. Причины разные. Есть климатические, например, многолетняя засуха, которую в Забайкальском крае мы наблюдаем с 2000 года. В степных районах она сильно проявляется – высохли водно-болотные угодья, соответственно, птицам негде гнездиться, но всё-таки это проблема, к которой они уже приспособились, потому что засуха – это периодическое явление. Но
есть ещё проблемы, которые связаны с людьми. Например, сократилось количество озёр и рек, и туда же, куда стремятся птицы, стремятся и люди: там охота, там рыбалка, там скот. В результате птицы не могут там загнездиться. Это лишь один из примеров.
    – Какие приоритеты в сохранении редких видов птиц?
    – В первую очередь, мы занимаемся глобально угрожаемыми видами, которые находятся на грани исчезновения на планете, и для которых наш регион имеет ключевое значение. Это даурский журавль, дрофа, сокол балобан, гусь-сухонос, реликтовая чайка и другие. Во-вторых, видами, для которых реально можем что-то сделать. Это, например, чёрный аист, который не является глобально угрожаемым видом, но мы много внимания уделили ему в этом году.
    – А технология сохранения видов одна и та же?
    – Нет, конечно. У каждого вида своя биология, свои особенности.

Среди бетона и асфальта

– Как обычные люди могут помочь? Мы же птиц-то видим больше в небе?
    – Если говорить про птиц вообще, а не только про редкие виды, то зимой они очень нуждаются в нашей помощи, поэтому подкармливать птиц – это хорошо. Покормил утром птиц, и уже день прожит не зря. Сделал доброе дело – и птицам хорошо, и людям приятно.
    – Раньше кормушек много было на деревьях, а сейчас как-то нет такого?
    – Да, кормушек почти нет, но в школах очень часто проводятся мероприятия по их изготовлению, разные конкурсы, отмечают лучшие работы, а потом корм туда не сыплют.
    – То есть полдела делают…
    – Это даже не полдела. Эта незначительная часть дела. Для птиц ведь неважно, какая кормушка – красивая или некрасивая. Им хоть вообще даже без кормушки. Главное – корм. Поэтому я бы призвал учителей меньше обращать внимания на эстетическую внешнюю сторону и больше уделять внимания тому, чтобы регулярно наполнять кормушки. Пусть это будет всего одна кормушка около школы, но на неё корм нужно сыпать каждый день, потому что птицы привыкают к месту, и найти новое, если их бросят кормить, им очень сложно.
    – Некоторые говорят, что голубей кормить не надо, потому что они переносят разные заболевания… Кормить или нет?
    – Ответ на этот вопрос зависит от самого человека и его желания. Если человек любит голубей, то подкармливает, а если безразличен – то нет. А надо или не надо… Мы живём среди бетона. Бетон, асфальт. И если здесь не будет голубей, воробьёв, то, что здесь будет? Бетонная пустыня? Обязательно должны быть существа, которые живут рядом с нами. А голуби – хорошие птицы, красивые, интересные.

Счастливчик

– Олег Анатольевич, расскажите о событии 24 июня?
    – Перед Новым годом сотрудники национального парка «Чикой» спасли серого журавля – почему-то одна птица осталась на зиму, люди её подкармливали, но из-за сильных морозов птица слабела, её подобрали в сугробе обессилевшую, передали в Читинский зоопарк на передержку с тем, чтобы потом выпустить в природу у нас, в Даурском заповеднике. Судьба у этого журавля, как выяснилось, очень интересная: мы обнаружили на нём передатчик, я связался с китайскими коллегами, и оказалось, что этот журавль уже попадал к людям, в Китае они подобрали его больного, вылечили, и он снова отбился от своих…
    – Как сейчас у него дела?
    – Мы его назвали Счастливчик, ведь он дважды находился на грани жизни и смерти. Ему 2 года, он ещё мальчик, и нам важно было найти ему компанию таких же холостяков. Тщательно выбрали место для выпуска, очень удачно. Это река Борзя, хорошее место для адаптации, потому что там много корма. Через день мы видели Счастливчика – он в отличной форме, ходит вместе с товарищами, такими же пацанами, так что, я уверен, что всё будет у него хорошо.
    А вообще, как известно, нынешний год – это Всемирный год журавля, и у нас запланировано много работы и различных мероприятий в этом направлении. Только что вернулись с учётов журавлей в заказнике «Долина дзерена», где живут стерхи – белые журавли. У якутов есть поверье, что если человеку удастся увидеть стерха, то всё у него будет благополучно. А у нас в заказнике 20 стерхов, так что счастья можно набраться на всю жизнь!

 

 

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)