Агрокомитет подводит итоги

Окончание. Начало в №13

По районам

– За 2,5 года комитет провёл не одно выездное заседание. Есть ли какие-то результаты этих поездок?

– Хочу сказать, что из-за пандемии контроль за реализацией решений по Красному Чикою и Кыринскому району был приостановлен. Также я уже говорил, что второе заседание в Нерчинске по вопросам развития семеноводства и потребкооперации отменилось. На тот момент потребкооперация как раз предусматривала реализацию решений по Красному Чикою, где мы обсуждали вопросы закупа картофеля, дикоросов и т.д. Положительный пример подобного кооператива у нас есть в Балее, где для организации заготовительной деятельности объединились около 15 руководителей. Хотелось бы, конечно, всё-таки провести выездное заседание, чтобы Балей показал конкретный пример, но не получилось.

В Кыринском районе во время выездного заседания в 2019 году обсуждался вопрос регионализации. Как вы знаете, наши 12 приграничных районов находятся в серой зоне, в очень жёстких условиях – им нельзя сдавать непереработанное мясо. Проблема усугубляется отсутствием в районах убойных площадок. В планах на будущее – строительство одной убойной площадки в каждом районе, хотя я считаю, что необходимо минимум три.

– Вообще насколько на сельскохозяйственную отрасль повлияла пандемия?

– Почему-то многие в сельском хозяйстве считают, что она никак не повлияла на кадры, на то, что осенью 2020 года более 30 тысяч га посевов списали на общую сумму более 200 млн – они ушли под снег. Тем предприятиям, которые проходили экспертизу через Москву и у которых были застрахованы посевы, было выплачено 145 млн рублей. Была задержка уборочной кампании, и я связываю её всё-таки с пандемией: люди болели, боялись массового скопления, малейшая температура – человек не шёл на работу… Кроме того, пандемия очень сильно повлияла на овцеводство. Текстильная промышленность в целом не работала, и шерсть в 2020 году мы просто не могли никуда сдать. В 2019 году закупочная цена была 120 рублей, в 2020 году она упала в два раза – до 60 рублей. Этот вопрос обсуждался не раз, и была выделена дополнительная поддержка на произведённую продукцию в размере +50 р/кг, то есть 110 рублей за кг шерсти. Предприятия, конечно, пострадали, особенно те, которые перерабатывают грубую и полутонкую шерсть, их продукция не была реализована даже на конец прошлого года. Это я связываю только с пандемией.

О плюсах

– Какие положительные моменты в сельском хозяйстве?

– Федеральная программа «Комплексное развитие сельских территорий». (Газета «Земля» подробно писала об этой программе в №37 от 15.09.2020. – Прим. авт.) В 2021 году Чернышевский и Карымский районы, так как они уже защитили свои программы, получат более 500 млн рублей на строительство и капитальный ремонт социальных объектов. И на следующий год программы тоже уже наработаны, проходят экспертизу. Из минусов – недостаток средств у муниципалитетов на проектно-сметную документацию тех объектов, которые необходимо делать, – домов культуры, дорог, очистных и т.д. И когда в местном бюджете на ПСД денег нет, а ведь ещё нужно учесть обязательный пункт софинансирования, то и участвовать муниципалитетам проблематично. Чем больше собственных средств, тем больше вероятность, что в такой программе ты выиграешь. Ну и плюс те предприятия, которые находятся на территории муниципалитета и готовы вложить свои средства, тоже играют свою роль. Например, в Нерчинске, Чернышевске, Карымском находятся крупные предприятия, естественно, мелким и средним сёлам трудно с ними соперничать.

Положительной можно назвать программу по обеспечению жильём. Я всегда в качестве примера останавливаюсь на Алек-Заводском районе, куда вошёл китайский горнорудный инвестор и платит в бюджет района налог на добычу полезных ископаемых. А значит, у района появилась возможность участвовать в софинансировании программы по строительству жилья для специалистов в сельской местности.

Также хочется отметить в положительных пунктах, как бы это сложно ни было, приобретение лизинговой техники. Суммы там бывают разные, в бюджете края у нас заложено на это более 160 млн рублей, в том числе и на ремонт. Сейчас господдержка составляет 30%, я считаю, что она незначительная, нужно увеличивать до 50%. Ну и сами требования всё-таки улучшились. Если ранее купил ты технику в январе, то средства мог получить только в ноябре, сейчас этот срок уменьшился до месяца, при условии предоставления всех документов. Положительно то, что основные средства лизингополучателям были выделены на энергонасыщенную технику – «кировцы», комбайны. Я считаю, это правильно, поскольку подготовка паров всегда срывается из-за отсутствия такой техники. И когда наша с таким трудом выращенная продукция уходит под снег, это значит, что хозяйствам не хватает новых комбайнов.

О навозе

– Осенью Забайкалье всколыхнула новость о том, что утилизировать навоз необходимо по новым правилам…

– Да, осенью прошлого года к нам обратились руководители сельхозпредприятий края, столкнувшиеся с предписаниями надзорных органов. Для многих из них стало полной неожиданностью, что навоз, который всегда считался органическим удобрением, отнесён федеральным законодательством к опасным экологическим отходам, оказывающим негативное воздействие на окружающую среду. Храниться, транспортироваться и утилизироваться такие отходы теперь должны при соблюдении определённых требований. Конечно, большинство сельхозпредприятий не были готовы к этим требованиям. Спустя полгода тема обращения с отходами животноводства, как и штрафные санкции за нарушения в этой сфере, по-прежнему вызывает множество вопросов. Минсельхозу региона в этой связи поручено с учётом новых требований законодательства в ближайшее время организовать учёбу сельхозпроизводителей по вопросу подготовки и оформления разрешительных документов. Природоохранная прокуратура, со своей стороны, готова оказать методическую помощь ведомству в подготовке нормативно-правовой базы.

Об утилизации животных

– С этого года в России запрещено строить новые скотомогильники. Чем Забайкалье будет их заменять?

– Утилизировать трупы животных теперь можно только в печах, крематорах и инсинераторах. Для их приобретения Забайкалью требуется более 600 млн рублей. Я считаю, что часть этих средств в срочном порядке необходимо изыскивать уже в этом году. Да, в сфере биологических отходов на территории Забайкалья накопилось множество проблем, которые требуют безотлагательного вмешательства. Скотомогильники отныне строить запрещено. Как мы тогда должны решать сегодня этот вопрос? Надо понимать, что масштабы этой беды могут быть непоправимыми. Например, сегодня из-за африканской чумы Забайкальский край может остаться без свиноводства. Решить этот вопрос возможно только за счёт приобретения крематоров, которые должны быть в каждом районе. Да, сумма потребности огромная. Но уже в этом году такой техникой нам необходимо обеспечить районы с наибольшим скоплением сельхозживотных. Мы не можем ждать до конца года, чтобы заложить необходимые средства в бюджет на следующий год, потому что это не выход. Меры нужно принимать уже сейчас. По итогам заседания комитета в марте этого года мы приняли единогласное решение обратиться к губернатору края с предложением в процессе исполнения бюджета текущего года предусмотреть 165 млн рублей для приобретения инсинераторов.

Не системный подход?

– В заключение хотела бы задать такой вопрос. Вы говорили, что краевой минсельхоз какое-то время не обращал пристального внимания на проблему семеноводства в крае, пока об этом не заговорили депутаты, что были проблемы с руководством и организацией работы одного из ключевых в этой сфере предприятий… Получается, в Забайкалье одно профильное ведомство не знает, что делает другое?

– Ну, наверное, так я тоже не скажу. Знаете, судить кого-то всегда легче, но надо в первую очередь понимать, что есть определённый бюджет в крае, который, по моему мнению, прежде всего социальный. То есть средств нет. Сейчас, с приходом новых инвесторов, есть надежда, что в регион зайдут деньги, будет поддержка разных отраслей, и мы не будем, как лебедь, рак и щука, в разные стороны тянуть. Например, разработали у нас комплексную программу развития овцеводства до 2030 года. Инициатива была Агинского округа, но работали над ней все – и аграрный комитет, и минсельхоз, и минфин… В итоге она вошла в список национальных программ ДФО. При всех существующих сегодня проблемах в этом году на её реализацию удалось предусмотреть 25,5 млн рублей, в то время как по расчёту необходимо 111 млн рублей. Я думаю, что если вот так совместно работать и по другим вопросам, то понемногу ситуация выправится. По моему мнению, если сравнивать с 2018 годом, то позитивные изменения в работе сельскохозяйственной отрасли есть, и немалые. И останавливаться не надо.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)