Бои на Халхин-Голе глазами японца

В преддверии очередной годовщины боёв на Халхин-Голе, известных в Японии как «Номонханский инцидент», предлагаю читателю сокращённый перевод статьи современного японского писателя Масару Сато о тех событиях, опубликованной на сайте Gendai.ismedia.jp. Прошу учесть, что излагается точка зрения человека «по ту сторону баррикад», и поэтому у каждого из нас могут быть свои личные комментарии. Статья называется «Правда о поражении японской армии в Номонханском инциденте».

Номонханский инцидент (11 мая – 16 сентября 1939 г.) был региональным конфликтом в приграничном районе между Маньчжоу-Го (марионеточное государство на оккупированной Японией территории Маньчжурии. – Прим. перевод.) и Монголией. Для Японии это было первое крупное вооружённое столкновение после Русско-японской войны (1904–1905 гг.). Япония вела боевые действия с армиями Советского Союза и Монголии, но, по сути, это была битва между японскими и советскими войсками. В результате кровопролитных боёв японская армия потерпела сокрушительное поражение.

С советской стороны число погибших составило 25 тысяч, а с японской – 20 тысяч. Хотя Советский Союз понёс большие потери, но достиг поставленной цели – Квантунская армия была отброшена за пределы границ, обозначенных Советским Союзом и Монголией.

Маршал Жуков впоследствии так отзывался о Квантунской армии: «Японский солдат, который дрался с нами на Халхин-Голе, хорошо подготовлен, особенно для ближнего боя, упорен в бою, особенно в оборонительном». Вместе с тем, Жуков назвал старших офицеров безынициативными, действующими по шаблону.

Офицеры высшего командного состава только производили на подчинённых впечатление уверенных в себе стратегов, которые владеют ситуацией, а фактически солдатам пришлось сражаться с советской армией, превосходящей Квантунскую численностью и уровнем оснащения. Воины японской армии бились не на жизнь, а на смерть, презирая врага, но многие из них погибли вдали от Родины. Рядовые и унтер-офицеры имели хорошую боевую подготовку и высокий моральный дух, но сражение было проиграно по причине бездарности высшего командования.

Это поражение не было случайным. В армии, которая в течение 34 лет после 1905 года не знала полномасштабной войны, повышение по службе получали зачастую офицеры, способные лишь красиво писать отчёты и угождать начальству. Во время боевых действий в материковом Китае такие командиры постоянно рапортовали о победах, что явилось одной из причин ввязывания Японии в безрассудную войну против Соединённых Штатов.

Из поражения в Номонханском инциденте Япония не извлекла нужные уроки, исходя из того, что для победы над врагом достаточно только боевого духа солдат. Было очевидным: у США гораздо больше материальных ресурсов и технических возможностей в войне с Японией.

К слову

Япония готовилась к агрессии против СССР на Востоке точно так же, как Гитлер на Западе. Вернее говоря, одни и те же мировые силы подталкивали к войне против нас два тоталитарных государства. Первая «пробы пера» была у японцев в 1938 году у озера Хасан в Приморье. Получив там отпор, японцы решили иначе строить свою стратегию. Захватив часть Китая Маньчжурию, они создали там марионеточное государство и с его территории проводили свои агрессивные действия.

План Японии «Операция №8» подразумевал нанесение основного удара по СССР не в Приморье, а через МНР в направлении озера Байкал. Для этого японцы начали строительство железной дороги и потребовали «перенести» границу Монголии на 25–30 км вглубь её территории. Когда Монголия отказалась, начались провокации и подготовка к военной агрессии. Тогда советское правительство заявило, что в случае нападения Японии на МНР Советский Союз поможет защитить её независимость. Помимо прочего, Япония хотела принудить СССР прекратить помощь Китаю, который сопротивлялся японской агрессии. Китаю тогда никто не помогал. Никто, кроме нас.

Бои проходили на монгольской территории в районе реки Халхин-Гол с весны по 16 сентября 1939 года. С обеих сторон сражались группировки численностью под 100 тыс. штыков, с танками, артиллерией и большим количеством авиации. Но это был необъявленный конфликт. Войны никто никому так и не объявил. В результате последовавшего окружения японских войск и их попыток вырваться из кольца японская армия понесла настолько тяжёлые потери, что не признавала их тогда и не признаёт до сих пор.

Японцы были серьёзным и достойным противником. Жуков отзывался очень высоко о боевых качествах японского солдата, у японцев была хорошая авиация. А вот японские танки танками назвать было сложно…

«Помню, как я допрашивал японцев, сидевших в районе речки Хайластын-Гол, – рассказывал Жуков. – Их взяли там в плен, в камышах. Так они все были до того изъедены комарами, что на них буквально живого места не было. Я спрашиваю их: «Как же вы допустили, чтобы вас комары так изъели?» Они отвечают: «Нам приказали сидеть в дозоре и не шевелиться. Мы не шевелились». Действительно, их посадили в засаду, а потом забыли о них. Положение изменилось, и их батальон оттеснили, а они всё ещё сидели уже вторые сутки и не шевелились, пока мы их не захватили. Их до полусмерти изъели комары, но они продолжали выполнять приказ. Это действительно настоящие солдаты. Хочешь не хочешь, а приходится уважать их».

Николай Стариков, nstarikov.ru

По материалам gendai.ismedia.jp

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)