Борзя. Городу 50 лет!

    В 1956 году на станции Борзя было сдано в эксплуатацию двухэтажное здание вокзала. В этом же году был организован строительно-монтажный поезд №264. Открылись новые ясли «Теремок» по улице им. Б. Хмельницкого, заведующей стала бывшая фронтовичка, орденоносец А.Н. Шулятьева. На Борзинском хлебокомбинате был открыт новый цех по изготовлению макарон и вермишели, по улице Пушкина появился первый книжный магазин. Открывались новые школы, появилась первая гостиница «Заря», в 1957 году были высажены первые саженцы тополей по улице Ленина, в августе был отправлен первый радиозонд на гидрометеорологической станции. В 1958 году было начато асфальтирование улиц в центре города – по улицам Советской, Ленина, Пушкина. Были открыта водокачка в конце улицы Савватеевской, магазин, школа – в переулке Декабристов. Было много добрых событий: заканчивались пятидесятые годы, а впереди были шестидесятые, которые дали решительный толчок развитию города и всего района.
    Последний год первой половины XX века был насыщен хорошими событиями для Борзи. Наша семья жила в переулке Стадионном, куда нас переселили из общежития, ставшего редакцией районной газеты. Был бревенчатый дом, который мы сами обустраивали: штукатурили, белили и в первые годы дощатые полы скоблили – краска для полов в продаже появилась позже. За нашими домами была огорожена большая площадь, стройка, где возводили двухэтажные благоустроенные дома, строили их заключённые, и нам, детям, было категорически запрещено походить к этому забору. Это был район улицы Чехова. Параллельно переулку шла улица Карла Маркса, одна сторона которой ещё не была застроена, и перед нашим взором летом зеленела степь, туда большинство жителей тогда ещё окраины города выгоняли своих коров и молодняк. В те годы редкая семья не имела своего хозяйства: по утрам голосили петухи, слышались утиные и гусиные крики, мычание и хрюканье. Ребятня в основном выгоняла животных в стадо, а вечером встречала своих кормилиц. Некогда было подросткам бездельничать, а игры были по вечерам – лапта, иногда прогулки на велосипедах, если они были в семье. Кстати, тогда исполком районного Совета даже принял решение обязать владельцев велосипедов иметь номер, звонок и фару!
    Учиться с нашей окраины мы ходили в школу №43, наш путь пролегал по улице Ленина, на которой с одной стороны располагалось здание больницы, открывшей в 1959 году два новых корпуса, с другой стороны были жилые убогие домишки. На улице Савватеевской в ЦРММ (центральные ремонтно-механические мастерские) открылся основной производственный корпус. Именно это предприятие стало шефом школы №43, у каждого класса был свой производственный наставник. Многие мальчишки после окончания школы шли в ЦРММ работать учениками, получая свои первые рабочие профессии: электриков, слесарей, токарей, кузнецов. Некоторые из них после службы в армии возвращались туда уже на постоянную работу. Почти всю свою жизнь там отработал известный и уважаемый горожанами кузнец Владимир Фёдорович Потапкин, награждённый орденом Трудовой Славы, медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».
    В начале 60-х годов на перекрёстке улиц Ленина и Савватеевской появилось в те времена красивое внушительное здание – магазин «Универмаг», на втором этаже здания была контора Борзинского районного потребительского общества. В те годы редкий взрослый житель не был пайщиком потребительского общества – районного, городского или сельского. Пайщики получали определённые преимущества при покупке дефицитных товаров. В Борзе была и межрайонная торговая база, действующая с 1937 года, с которой шло снабжение товарами семи районов Забайкалья.
    В 1960-м в борзинском небе появился первый самолёт – начал свою работу Борзинский аэропорт, который не пережил перестройки начала девяностых годов. А тогда до Читы можно было долететь за 45 минут!

Сурки и сеялки

    Появился в тот год в Борзинском противочумном отделении отдел природы, где школьники могли увидеть чучела птиц, животных. Всё это изготавливал энтузиаст Б.И. Пешков, работник этого отделения, в недавнем прошлом фронтовик, радист, награждённый орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За отвагу», «За победу над Японией», Жукова и другими. В те годы противочумное отделение вело борьбу за искоренение носителей чумы, к которым были причислены тарбаганы, забайкальские сурки. Многие годы забайкальцы охотились на этих зверьков, они для бедных семей порой были основным пропитанием в годы войны и послевоенное время. К концу восьмидесятых тарбаганы стали редкостью у нас, а вот в сопредельной Монголии они сохранили свою популяцию. В конце 80-х, попав в Монголию по турпутёвке, я увидела этих зверьков в великом множестве: они семейками «столбиками» стояли на своих холмиках, с любопытством наблюдая за нами. Существуют мнение, что не так и были виноваты тарбаганы в распространении чумы: этим грешат и другие мелкие животные! Сегодня эти зверьки – особы, особо охраняемые в Даурском заповеднике! Недавно фотография тарбаганчиков под названием «По секрету маме», снятая на Адун-Челонском участке, победила в номинации «Другие животные» национального конкурса «Фотоловушка-2019».
    В тот же год по улице Советской открылась «Сельхозтехника», которая объединила две организации, действовавшие с 1936 года, – «Сельхозснаб» и «Главторгмаш». «Сельхозтехника» стала впоследствии крупнейшим сельхозпредприятием на всём юго-востоке области, оно снабжало семь-восемь окружающих районов сельхозтехникой многие годы, вплоть до перестройки, и возглавил её бывший фронтовик, орденоносец Иван Михайлович Стрельцов.
    С «Сельхозтехникой» связан курьёзный случай. В те годы почти святой обязанностью школьников был сбор металлолома. Между классами в каждой школе разворачивалось соревнование. И вот однажды мальчишки одного из средних классов нашей школы притащили в кучу металлолома детали кукурузных сеялок! Тогда было время хрущёвской кукурузомании, потому каждый колхоз и совхоз имели задание по сбору и посадке кукурузы. Вызревать в наших условиях она не успевала и в основном шла на корм скоту, но сажать её надо было обязательно. Потому в «Сельхозтехники» по всей стране были отправлены эти сеялки. Откуда же школьникам было знать про эти приспособления: лежат грудой, никого рядом нет – в металлолом их! Ну а в понедельник сам управляющий предприятия копался в грудах отжившего металла, отыскивая дефицитные сеялки! Кстати, для школьников всё это обошлось без последствий.
    Этот 1961 год был знаменательным не только для забайкальского городка, но и для всей страны. Это год прорыва в космос страны, это был великий праздник для всех. До сих пор до мелочей помню тот день, день полёта Юрия Гагарина в космос.

«Анютины глазки»

    Жизнь продолжалась, город строился, хорошел. В 1961 году в Борзе открылась звероферма, в которой стали разводить серебристых лисиц и голубых песцов. Впоследствии там появились нутрии. Борзинские меха пользовались хорошим спросом на ежегодном международном аукционе в Ленинграде. В этом же году борзинцы получили щедрый подарок от железнодорожников – открылся Дом культуры по улице Ленина, на долгие годы ставший культурным центром нашего городка, любимым местом отдыха и встреч молодёжи, как и городской сад (так мы между собой называли Парк железнодорожников).
    Дом культуры открылся практически на части базарной площади – там, где у нас сегодня мемориал воинской славы, раньше был базар. Мы, учась в младших классах, осенью на больших переменках бегали туда, чтобы на припасённые копейки купить стакан забайкальских яблочек, которые предприимчивые торговки варили с сахаром. Их вкус для меня – как память нашего детства. А ещё там стоял небольшой магазинчик мясокомбината, куда мы ходили покупать иногда мясо, а чаще всего обрези – обрезки мяса; были там и обработанные головы овец, их в народе называли «голубые глазки» или «анютины» – в чувстве юмора нашему народу не откажешь.
    За Домом культуры долгие годы заливали каток, на котором проводились хоккейные баталии, собиравшие большое число зрителей, у которых были свои любимые команды и хоккеисты. Хоккей в те годы пользовался большой популярностью. Каждый год в городе заливали несколько катков, на которых по вечерам на коньках катались и дети, и взрослые. Весной шло интенсивное озеленение города. Мы, школьники, были самыми активными участниками этой работы. Горкомхоз строил палисадники, в которых начинали расти молодые топольки и акации. Субботники, воскресники по посадке деревьев были весёлыми, шумными. До сих пор помню тополя, которые сажала сама, часть из них сохранились, стали большими деревьями.
    Начиналось асфальтирование улиц, в основном центральных. Город рос. Строился, работал. У него уже была своя история. К примеру, на улице Савватеевской стояло деревянное двухэтажное здание 1917 года постройки, в котором был детский сад «Дружные ребята». В 1941 году, когда Забайкалье стало Забайкальским фронтом, в нём открыли эвакогоспиталь. Сегодня это администрация городского поселения. На другой стороне стояли жилые одноэтажные дома, среди которых приютился переулок, соединяющий Савватеевскую улицу с Безымянной, ныне Б. Хмельницкого. В этом переулке стояли бараки, ветхие домишки. Попав через этот переулок на улицу Безымянную, можно было уже полюбоваться новым красивым зданием – железнодорожными яслями №91, заведующей которых была уже знакомая нам Антонина Николаевна Шулятьева, грозный нрав её был известен многим. Всю войну спасавшая раненых на передовой, в операционной, познавшая горечь отступления и радость победы, она и в мирной жизни всегда была впереди. Количеству её наград (у неё были орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За взятие Берлина», «За освобождение Северного Кавказа», «За победу над Германией» и другие) могли позавидовать и мужчины-фронтовики.
    В 60-х годах мы не успевали замечать, как на месте деревянных домиков вырастали пятиэтажные дома. На месте нынешнего детского сада «Сказка» тоже был непрезентабельный барак. Магазин, известный сегодня как «Фантазия», назывался в народе «армянский», так как строила его армянская бригада строителей, которых в нашем крае в те далёкие годы было немало. В глубине улицы была выстроена мощная железнодорожная квартальная котельная для отопления массива пятиэтажных домов, возводимых СМП-264. Котельная почему-то была под №45. Ныне это известный рынок компании «ШИК».

Гордиться есть чем

    Год за годом приносил хорошие изменения: открывались музыкальная школа, Борзинское медицинское училище, был создан Борзинский лесхоз, введена в строй школа №15, первым директором которой был Герман Васильевич Барашкин, школа продлённого дня №11, затем школа №20, инкубаторная станция была преобразована в Борзинскую птицефабрику, введено в строй двухэтажное здание общежития для студентов-медиков.
    Помнили борзинцы и своих героев: в 1964 году на привокзальной площади на братской могиле 65 красногвардейцев был установлен памятник; в 1965 году в честь 20-летия Победы был установлен памятник на площади им. Матросова. В 1964 году был построен и кинотеатр «Восток», который быстро стал любимым местом встреч и свиданий.
    Особо отметить надо значение птицефабрики, с которой шло снабжение всего населения цыплятами: большинство жителей города вплоть до перестройки имели свои подсобные хозяйства. Кстати, первым директором был известный в районе человек Владимир Александрович Гошентан, бывший фронтовик, командир мотострелкового отделения, награждённый орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, медалями «За отвагу» и другими. После войны он был председателем колхоза, а затем директором птицефабрики и трижды – участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВДНХ), в мирное время за свой труд награждён орденами Ленина и Октябрьской революции.
    В 1965 году весь город гордился своими танцорами: при Доме культуры ЖД был танцевальный кружок, в котором занимались многие мальчишки и девчонки. И вот четверо наших мальчишек получили право представлять свой город на всесоюзном конкурсе в Москве с танцем «Акурайские ложкари», заняли призовое место, прославились сами, прославили и наш город. Один из них, Сашка Карпов, учился в нашем классе. В этом же году нашей школе №43 было присвоено имя Героя Советского Союза Николая Захаровича Нешкова. Н.З. Нешков был учителем, и его семья жила в Борзе. Кстати, работу по сбору документов вёл наш 10 «а» класс, наша комсомольская организация, и за это мы были награждены туристическим походом на озеро Байкал.
    В 1966 году состоялись первый выпуск фельдшеров медицинского училища и выпуск учащихся десятых и одиннадцатых классов средних школ. Народное образование страны взяло курс на десятилетку. Те два выпуска разлетелись по всей стране, ведь она ждала перемен, нужны были грамотные экономисты, инженеры всех специальностей. Из тех выпускников немногие вернулись на свою малую родину, но те, кто вернулся, работали на совесть.

Дачный бум

    В 1967 году, приехав на летние каникулы после окончания первого курса института, узнала, что в городе появился молокозавод: в магазинах появились молоко в бутылках, борзинские сливочное масло, творог, сметана. Многие горожане потихоньку стали избавляться от своих рогатых кормилиц.
    В этом же году от Борзинского района отделили приграничную часть и назвали новый район Забайкальским, с центром в пгт Забайкальск, который много лет был посёлком Отпор. Мы долгое время ещё называли его Отпором. В моём паспорте тогда было написано: «Место рождения – село Кайластуй Борзинского района». Пока я училась, моё родовое село отошло уже к Краснокаменскому району.

Продолжение следует

    Летом 1968 года, после второго курса, подъезжая утром к Борзе, увидела возле реки молодые саженцы, грядки. Оказывается, 80 семей железнодорожников на берегу Борзянки создали свой коллективный сад-огород им. Мичурина. К тому время большинство семей железнодорожников получили квартиры в пятиэтажных благоустроенных домах, но людям хотелось иметь свои овощи, картофель, ягоды. Так начиналась в Борзе дачная эпопея. Со временем появились ещё дачное товарищество «Строитель», индивидуальные дачи. В 90-х дачи подвергались нашествию воров, их разрушали, жгли. Остались лишь воспоминания, о том, как там люди работали и отдыхали все вместе.
    А в 1969 году за забором моего дома зазвенели детские голоса – открылся двухэтажный ясли-сад «Солнышко». Первым директором его была Валентина Афанасьевна Семенихина, через её добрые руки прошло не одно молодое поколение борзинцев. Шестой десяток двадцатого столетия подошёл к концу, начинались семидесятые годы, на которые возлагались надежды на ещё лучшую жизнь.
    В 1970 году, вернувшись после окончания института, была рада изменившемуся облику города. За четыре года центр Борзи неузнаваемо изменился: на центральной площади появилось трёхэтажное здание Дома Советов – нынешней администрации, в округе выросли новые жилые пятиэтажки, двухэтажное здание музыкальной школы. Город активно строился и развивался, в 1972 году вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 30.08. №5-84/4, которым Борзя была отнесена к категории городов областного подчинения. Повысился статус города, в те годы Борзя и так считалась вторым городом в области после Читы по уровню развития и благоустройства. И лишь через несколько лет это звание перехватил Краснокаменск, что было ожидаемо. В новое здание на центральной площади переехал районный узел связи, открылось Борзинское отделение железной дороги в новом внушительном здании, что свидетельствовало о значимости города как важнейшего транспортного узла. В 1971 году открылся авторемонтный завод по ремонту автомобилей и сельскохозяйственной техники, строили его с размахом, на долговременную работу.

Курс на процветание

    Горожанам было известно о генплане развития Борзи, объёмный макет которого был вывешен в холле администрации. Весь центр должны были застроить современными кирпичными пятиэтажками, проходная автодорога по улице К. Маркса должна была быть шестиполосной. В планах были строительство крупных очистных городских сооружений, нового хлебокомбината, кирпичного завода со всеми сопутствующими социальными объектами, современной городской бани, девятиэтажного жилого здания. Как тогда любили цитировать революционного поэта В.В. Маяковского, «планов было громадьё».
    В 1972 году началась поэтапная газификация: первые сто семей получили от комбината коммунальных предприятий и благоустройства (ККПиБ) газовые плиты (бесплатно) и баллоны с газом, строгие инструкции и обязательный надзор за эксплуатацией. Расстояние от баллона до плиты вымерялось до сантиметра! Потом газ получили и семьи железнодорожников, как помнится, в двух пятиэтажках.
    А в 1974 году во многих домах борзинцев загорелись «голубые экраны»: был введён в строй Хадабулакский ретранслятор, появилось телевидение, пока только чёрно-белый вариант. И телевизоры в сравнении с современными были, можно сказать, смешными!
    Наша «Даурка» в каждом номере публиковала добрые вести: вот открыт промтоварный магазин ОРСа «Даурия» по улице им. Б. Хмельницкого, а в залинейной части города ГорПО (Городское потребительское общество) открыло магазин «Черёмушки». В локомотивном депо появились новые мощные тепловозы, а в 79-м квартале за один только год было сдано три многоквартирных жилых дома! Это была радость для многих горожан, годами ютившихся в бараках и старых домишках. В расположенном в центре города трёхэтажном здании – районном узле связи, на третьем этаже была выделена комната для районного радиоузла, через который шло оповещение жителей о чрезвычайных ситуациях. Оттуда же вели передачи журналисты Борзинского радиовещания (в районной газете многие годы была штатная ставка радиожурналиста).
    Было развито и производство. Хлебокомбинат, к примеру, имел в своём составе хлебозавод и пищекомбинат. Хлебозавод выпускал несколько сортов хлеба, до 20 наименований различных булочек, батонов, саек, а также торты, пирожные, кексы, которые не залеживались на полках магазинов. А пищекомбинат – печенье почти 16 наименований, пряники, ассортимент которых не уступал Читинскому пищекомбинату, несколько наименований газированных напитков. Сырьё для этой продукции – сливочное и растительное масло, сухое и сгущённое молоко, яйцо, сахар, фруктовая эссенция и прочие ингредиенты – поставлялось централизованно, вагонами.

А помните колбасу?

    Далеко за пределами области (не только Борзи!) гремела слава нашего мясокомбината, продукцию которого строго контролировали надзорные органы. Увидеть всё разнообразие её всегда можно было на традиционных балах доярок, которые проводили ежегодно в городе, или учительских конференциях – на огромных столах не помещались тарелочки с нарезанными для выставки колбасами, сосисками, разными копчёности. Тем же славился и молокозавод, как его ранее называли. Творог, сливочное масло, кефир, молоко, сливки, сметана, ряженка…
    Подъезжая к Борзе, издалека можно было увидеть грандиозное сооружение – Борзинский элеватор, в котором мы школьниками работали осенью каждый год на сушке зерна. Любовались своим городом с самого верхнего этажа.
    Даже за границей была известна продукция Борзинской зверофермы, которая за свои меха не раз получала награды на Ленинградском пушно-меховом аукционе! Но главное –город славился своими трудовыми людьми, своими кадрами. Сегодня трудно подсчитать, сколько ушло достойных людей на повышение в другие города и области. В те годы Борзю по праву в областных газетах отмечали, как главную кузницу кадров области.
    Планировалось строительство нового кирпичного завода, но после событий 1969 года на острове Даманский о планах строительства старались не вспоминать, больше внимания стали уделять укреплению обороноспособности страны, в котором Борзе отводилась немаловажная роль, хотя, по слухам, город считался неэвакуируемым. Гуляли стишки доморощенного поэта, в котором были примерно такие строки: «Между Москвою и Пекином, соседу вредному грозя, стоит надменная БорзЯ, или красавица Борзя», с ударением на последнем слоге – так называли наш город военные, в основном из западных областей. Интересно то, что в 1996 году, когда Борзинский гарнизон посетил министр обороны П. Грачёв, встречая его на взлётной полосе аэродрома в селе Чиндант-2, со съёмочной группой Борзинской телестудии, я услышала его первые слова: «Ну, какая она, красавица БорзЯ?» Не удержалась и поправила министра: «Не БорзЯ, а Борзя». Так что это стихотворчество было известно далеко за пределами нашего города.
    1975 год был щедрым на события. От Борзинского района была выделена территория для вновь создаваемого Александрово-Заводского района: ушли в другой район села Шаранча, Кутугай, Онон-Борзя, Клин, Маньково, Николаевка, Красноярово, Бохто и другие. В этот год праздновали тридцатилетие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В честь этой даты на улице им. С. Лазо был установлен танк ИС-3, один из тех, что принимали участие в боевых действиях при разгроме Квантунской армии – так тогда говорили при открытии памятника. Установлен он был в честь 6-й гвардейской танковой армии. В конце 90-х годов руководство города постоянно уговаривали отдать танк, но главы администраций А. Гурулёв, а затем В. Машуков всем просителям отказывали. К сожалению, руководители, пришедшие после них, значимость этого памятника не оценили. Да, стоит на постаменте танк, боевой, но уже с другой историей.
    Распахнули двери новые магазины: «Колос», орсовский, на улице им. Б. Хмельницкого, и два – Борзинского горпо, причём один – «Охотничий». Рыбаки и охотники получили долгожданный подарок.
    Был создан Совет ветеранов партии, комсомола, войны и труда, костяк его составляли бывшие фронтовики. Ветеранов побаивалась местная власть: их критика была всегда к месту и по делу. В разное время его возглавляли бывшие фронтовики: Илья Иванович Судаков, Геннадий Фёдорович Бакшеев, Пимен Михайлович Таганов, который был участников Парада Победы в 1945 году.
    В следующем году на улице Ленина было введено в строй пятиэтажное жилое здание, на первом этаже появилось отделение сберкассы и магазин «Техника» – огромными окнами, богатым ассортиментом. Строительство вело Даурское стройуправление. В этом же году 32 квартиры в новом доме получили работники авторемзавода – постарались строители СМП-264, которые сдали ещё 64-квартирный жилой дом и детский сад.
    В этом же году в Борзе произошло знаменательное, исторического значения событие – был открыт краеведческий музей, первым директором которого была назначена Марина Аркадьевна Голорбуева, краевед, филолог, писатель земли борзинской, издавшей уже несколько исторических и публицистических книг.
    Перелистывая страницы районной газеты, с удовольствием погружаешься в мир добрых вестей: построили, выполнили, победили… Радостно читать о первой выставке рисунков ребят из детской художественной школы, на протяжении последующих десятков лет они радовали нас победами в союзных и зарубежных конкурсах. Гордился город боксёром Павлом Зиргелсом, который стал первым борзинским чемпионом РСФСР среди боксёров ДЮСШ. И наконец-то в этом году распахнуло свои двери новое здание детской юношеской спортивной школы, первым директором которой стал Ю. Саранин. Основной вид спорта в ней был бокс.

Шторма перемен

    В этом же году по направлению обкома КПСС наша семья отправилась поднимать и возрождать Алек-Заводский район. Вернулись мы с уже начавшимися ветрами перестройки. Ещё вводились в строй новые объекты и здания, порой строительство шло долгими годами. На улице Советской была сдана новая школа, которую помогали доводить до ума родители будущих учеников, работники разных предприятий. Она получила №43, а в старом здании открылась школа №48. Впоследствии школа №48 много лет была лидером в новаторских методах обучения учащихся. Несколько лет она была художественно-эстетической гимназией.
    На исходе восьмидесятых сдали в строй новую поликлинику. По проекту это здание строилось как общежитие, но его приспособили под поликлинику, которая стоит до сих пор. Медицинское училище наконец-то получило новое здание на улице Савватеевской – бывшую школу №11. На окраине города открылся коррекционный детский дом, по поводу которого шли горячие дискуссии среди населения, большинство жителей было против появления такой школы, но она появилось по воле обкома партии – перевели из другого района. На углу улиц Пушкина и Лазо открыло двери пятиэтажное здание резерва проводников.
    В 1988 году в июле в городе был проведён праздник, посвящённый дню рождения города. Этот июльский день был удивительно холодным, для многих было странным, что дата праздника была не «круглая», проведение всех мероприятий проходило под строгим контролем горкома партии.
    Следующий 1989 год был далеко нерадостным: впервые со времён войны в городе и районе были введены талоны, самые первые – на сахар. Началась талонная эпопея. Сегодня, когда с экранов телевизора некоторые «знатоки» истории советского периода вещают про всеобщий дефицит всего и вся, становится грустно от глобального вранья. Да, были периоды хрущёвского правления, когда возникали перебои с хлебом, но в последующие годы невозможно было быть голодным, если ты только не бездельник и тунеядец. После института, когда ещё зарплата молодых специалистов была не слишком большой, получив аванс, ходила за продуктами в магазин. Самый близкий к нашему дому был магазин на конце улицы Савватеевской, принадлежавший горпо. Было разнообразие круп, макаронных изделий, компоты – яблочный, грушевый, абрикосовый (в литровых банках) – были выстроены на полках пирамидами. Борщи и солянки с грибами, каши с мясом, каши в брикетах, сельдь и прочее. Ассортимент был строго установлен государством. А какие были конфеты: «Белочка», «Мишка на Севере», «Кара-Кум», «Красный мак», «Ромашка» – глаза разбегались! Да, они были дороговаты, но с зарплаты можно было побаловать себя. Мы в то время «гонялись» за болгарскими и венгерскими компотами и томатами, хотя по качеству наши были лучше. Сегодня с каким удовольствием мы бы взяли те консервы из советского времени – без консервантов и всяческих усилителей. Ну а талоны и очереди появились в 90-е годы – годы начала демократии и перестройки.
    А ещё 1989 год запомнился большим наводнением, которое разрушило мост через реку Борзя. В тот день мне пришлось выехать в Шерловую Гору с редакционным заданием, и я успела вернуться буквально за полчаса до разрушения моста. Река бурлила и неслась, таща за собой всё, подхваченное по дороге. Сила воды может быть страшной. Кстати, в 1957 году в Борзе также было сильное наводнение.
    Последним отголоском советской действительности стали открытие в 1995 году зубопротезной клиники и в 1996 году – отделенческой больницы. А признаком нового времени было появление в городе Центра социального обслуживания граждан пожилого возраста и детского дома «Светлячок», который расположили в здании бывшего детского сада, так как число детей дошкольного возраста в то время стало неумолимо снижаться.
    Молодое поколение уже ничего не знает и о той, действительно жестокой и губительной для многих людей перестройки. Если в начале 90-х в Борзе было более 110 предприятий, учреждений, организаций, то сегодня остались единицы.
    Можно долго вспоминать о прошлом, но надо жить сегодняшним днём. При нынешней политике развития территорий молодому поколению надо подумать о создании производственных предприятий в городе, а не только о благоустройстве и улучшении общественной среды. Возрождать надо роль и значение родного города, своей малой родины, чтобы её сохранить как историческую и административную единицу.
    Нельзя забывать о том, что возраст в 70 лет – это всего лишь статуса города, а поселения – уже больше 250 лет.
0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)