Чуланчик в сенях

Несколько лет вход в наш дом начинался с крыльца, и, когда я, будучи маленьким, взбирался, «как старуха», так говорила мама, дверь открывали, чтобы впустить «эту старуху», то особенно зимой целые облака холода врывались в дом, а тепло паром улетало в небо.

 

Однажды к нам зашёл сосед Федя. Он мою маму тоже звал «мамой», а меня – «братом», и всегда просил её «подлечить его». На этот раз она поругала его немного, но денег на «лекарства» дала, а на завтра Фёдор начал строить нам обещанные сени.

Мама у меня была умной и уважаемой. Она говорила, что сени – это спасение зимой от прямого холода, а летом – от жары, и вообще, это начало дома. Внутри сеней Федя сделал перегородку с лёгкими дверями и сказал, что это будет «ваш маленький чуланчик». На встроенные там полочки он сложил наш разный, большей частью старинный инструмент, всякую всячину и повесил на дверцу маленький ржавый замочек без ключа.

С того дня прошло 60 лет.

Уже и крыша сеней совсем обветшала. Пришлось произвести замену покрытия и стоков. И, наконец, я добрался до чуланчика.

Зайдя в кладовую, куда и освещение никогда не проводили, фонариком высветил висевшую двуручную пилу. Снял её со стены, вынес на улицу, на свет. Полотно пилы потемнело от времени, ручки уменьшились и болтались в гнёздах-держателях. Этим инструментом пользовались два человека, и при строительстве кораблей в петровские времена такая пила считалась очень производительным инструментом. В фильме «Россия молодая» чётко показано, как работали ею плотники. А конкретно этой пилой, что у меня в руках, в 60-х годах мы пилили длинномер на дрова, привезённый Гортопсбытом для отопления нашего дома.

Рядом висит на стене деревянный рубанок. Этому инструменту, как и двуручной пиле, и многим другим, что находятся в нашем чулане, не нужно электричество. Работали ими руками и ещё головой. Рубанок, а ещё в старину его называли строг, предназначен для выравнивания деревянных поверхностей, например, на доске, брусках, разных рейках. Пришёл он в Россию из Европы в XVIII веке. До рубанка его работу выполнял топор. Умельцы на Руси так выравнивали поверхность бруса топором при строительстве домов, что её сравнивали с гладью воды в штиль.

В XX веке промышленность России выпускала стальные рубанки самых разных размеров. У меня здесь нет фуганка. Его длина в три-четыре раза больше рубанка, и предназначен он для чистовой обработки деревянных поверхностей.

А вот инструмент, похожий чем-то на рубанок, называется шерхебель. Изготовлен из прочной стали. Назначение его – грубая первичная обработка древесины, строгание на большую, по сравнению с рубанком, глубину. После обработки дерева шерхебелем поверхность получается неровной и требует дальнейшего, чистового строгания.

Ещё в старом чулане моём хранятся ножовка по дереву со стальной клёпаной ручкой для распиловки мелких реек и брусков, большая ножовка для распиливания крупного бруса и доски, самодельная ножовка по металлу и другие мелкие инструменты.

Весь этот плотничий набор использовался для строительства нашего дома после окончания Великой Отечественной войны в начале 1950-х годов. Конечно, это не такой дом, как те, что строили до революции читинские купцы и которые простоят ещё не одну сотню лет. Но для меня и внуков моих это маленький личный музей, который хранит Историю…

А может, и в деле ещё сгодится!

 

фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)