В гостях у седого Онона

От редакции:

Все проводят лето по-разному. Кто в огороде, кто на работе. Кто в морях, кто в полях. Несколько номеров назад мы упомянули о том, что группа краеведов-энтузиастов – не юных уже, но полных решительности, задора и интереса к истории родной земли – отправилась в сплав по Онону. Бросив, наконец, якорь, они прислали путевые заметки. И мы сочли их достойными вашего внимания.

 

Река Онон (монгольское название Онон-Гол) берёт своё начало в восточной части нагорья Хэнтэй в месте сочленения хребтов Хантиин-Нуруу и Их-Хэнтэй (Монголия), течёт по Хэнтэй–Чикойскому нагорью в низовьях между Могойтуйским и Борщовочным хребтами. Длина реки – 1032 километра: 298 – в Монголии и 734 – в Забайкальском крае. Сливаясь с Ингодой, образует Шилку, а та, соединяясь с Аргунью, образует Амур, который несёт свои воды в Тихий океан. Притоки: правые – Хурал-Гол, Борзя (старое название – Онон-Борзя), Унда и левые – Агуца, Кыра, Иля и Ага.

Ещё в августе 2021 года мы группой единомышленников мечтали совершить сплав по этой реке, но помешало сильное наводнение. Путешествовали по Борзинскому, Ононскому и Могойтуйскому районам на автомобилях, посетив богатые историей места. В этом году решились сплавиться по Онону от села Куранжа до Цугола.

 

21 июня

Первым в этот день в 2 часа ночи встал познавший многие реки и моря с океанами опытный морской волк Евгений Васильевич Вологдин, главный хранитель Кокуйского краеведческого музея. В 4 часа утра он на грузовике выдвинулся из  Кокуя в сторону Нерчинска. Я в 5 утра выехал по грунтовке с сыном Андреем, который доставил меня к месту встречи у въезда в Нерчинск. Обнявшись с другом, быстро перекидали рюкзаки и покатили в сторону Шилки, где нас поджидал сплавщик из Первомайского, учитель истории и ОБЖ Первомайской СОШ №5 Олег Геннадьевич Веретельников. По дороге наблюдали плавающих в озерках уток, на выпасах – коров и коней. Хорошая дорога быстро привела нас через Могойтуйский район в Оловянную, где уже встречали работники районного историко-краеведческого музея имени Якова Кузьмича Золотухина.

Светлана Викторовна Грищенко и сотрудники провели нас по залам уникального музея, где собраны материалы по истории Оловяннинского района и самой станции. Поразил нас экспонат «русалка» из чугуна, украшавший нос ушкая – парусной лодки, ходившей по реке Онон и её притоку Турге. Найдена в 80-х годах XX века при рытье котлована для водохранилища Харанорской ГРЭС. До сих пор остаётся тайной место изготовления этого хорошо сохранившегося артефакта. О судоходстве в этих местах свидетельствует и найденный жителями якорь. Во время строительства Маньчжурской ветки все строительные материалы и оборудование доставлялись сначала пароходами в затон близ Сретенска, откуда на баржах по реке Онон – в Оловянную.

В фондах музея обнаружили археологическую находку – каменный топор, найденный учеником школы станции Оловянная Евгением Ковычевым, который вместе с учителем истории Р.Н. Ступниковым активно исследовал археологические памятники Приононья, ныне он доцент кафедры истории ЗабГУ, один из руководителей Верхнеамурской археологической экспедиции, нас связывают давняя дружба и сотрудничество.

Бережно хранится будёновка. Много экспонатов о казачестве. Обширный материал порадовал нас, и мы надеемся побывать снова в этом замечательном музее.

Вернувшись на трассу через село Ононск, наблюдали полноводную гладь Онона, раскинувшегося по всей пойме и подступающего к дороге. Проезжая по мосту, ощутили мощь водного потока реки, по которой нам предстояло путешествие.

В шахтёрском посёлке Харанор встретил нас четвёртый член нашей команды – краевед, учитель школы №40 Александр Иванович Рыдченко. Перегрузив вещи и снаряжение в другую машину и отобедав у хлебосольного хозяина, мы посетили школьный музей и памятник погибшему в Афганистане выпускнику школы Андрею Николаевичу Учанину, награждённому орденом Красной Звезды (посмертно). По словам Александра Ивановича, Андрей был представлен командиром части к награде орденом Ленина.

Кстати, о Ленине: у школы стоит памятник ему в идеальном состоянии. Александр Иванович на ходу пояснил, что он и его коллега Александр Гуревич Белов несколько дней реставрировали монумент, а на материалы скинулись школьные учителя. На вопрос, принимали ли в этом участие члены местной ячейки КПРФ, ответ последовал ожидаемый: «Нет»…

 

22 июня

Снова ранний подъём. В 7 часов выехали из посёлка и покатили по дороге, взирая на разрушенные воинские городки в Безречной, Мирной и Ясной. В районе Бырки свернули на просёлочную дорогу, и она вела нас в районный центр Нижний Цасучей. К чести главы Ононского района, дорога оказалась хорошей, чего не скажешь о Балейском и Сретенском районах, где дорог нет давно, одни направления…

В ононских степях нам приходилось работать: почва песчаная, подъёмный материал после дождя, можно сказать, лежит на поверхности. А простые и приветливые жители, с которыми интересно беседовать, показали нам множество природных, археологических и исторических мест.

Пятый сплавщик – отличный фотограф, краевед, организатор музея в селе Кулусутай Владимир Викторович Рыбин — терпеливо ждал нас у краеведческого музея в Нижнем Цасучее, директор которого Виктория Сергеевна Дубоносова провела содержательную экскурсию. Чистые ухоженные залы хранят свидетельства древней фауны, археологические находки и среди них – найденные школьниками-археологами подъёмные материалы на выдувах возле Старого Чинданта: металлический наконечник стрелы-свистунка, элементы наборного пояса с украшением, железные пластины с одежды воина. Хорошо представлены история и быт казаков, свидетельства боевых подвигов уроженцев Ононского района и многое другое. Мы с удивлением разглядывали найденный в засуху большой якорь, о котором нам рассказывал в первую встречу удивительный знаток истории района, настоящий верный друг Юрий Константинович Товпегин. Ещё одно вещественное подтверждение судоходства на реке Онон…

В районе села Усть-Лиска находится большое количество плиточных могил. После их осмотра и фотографирования наш водитель Игорь Бараулин уверенно взял курс на старт водного сплава у села Куранжа. Солнце палило нещадно. Мы поспрашивали жителей о родившемся в Куранже атамане Григории Семёнове, о месте, где стоял дом его родителей, вывезенный на станцию Оловянную. Нам поведали о посещении села казаками из Австралии, посетовали на плохое снабжение продуктами. В селе нет школы и магазина, не ходят маршрутки в районный центр…

Из архивных документов узнали, что в Куранже, как и в Тут-Халтуе, жили потомки приписанных к Нерчинским заводам крестьян в зачёт рекрутства. И только при образовании Забайкальского казачьего войска в 1851 году крестьяне этих селений были переименованы в казаков, хотя и протестовали против этого. «Посёлки Кубухаевский, Дурулгуевский, Цасучеевский, Кулусутаевский и Чиндантские населены коренными казаками, поселенными здесь около времени проведения границы с Китаем из разных мест: с Шилки, с Унды и других. Посёлки эти вначале назывались караулами до 1851 года, казаки которых несли службу – через неизвестный промежуток времени выезжали «тропить» границу, каждый караул на своём участке от маяка. Самый старый из названных посёлков – Старо-Чиндантский. Он образован до проведения границы с Китаем, тогда и построили четыре крепости-караула в Забайкалье: Акша, Чиндант, Цурухайтуй и Горбица» (Материалы комиссии статс-секретаря Куломзина. 1898 год.).

Подъехать к Онону у Куранжи не удалось: низкие места были залиты водой. Зато, возвращаясь в село Тут-Халтуй, встретили по дороге машину, идущую из Читы, с Александром Евгеньевичем Шиндовым и шестым сплавщиком Валентином Владимировичем Мельниковым. На берегу Онона у села Тут-Халтуй разбили лагерь, воздав должное отлично приготовленным походным блюдам.

Подкрепившись и отдохнув, посетили школьный музей – настоящий кладезь для воспитания подрастающего поколения. Сохраняются память о предках-казаках, их вещи, орудия тяжёлого сельского труда. Собран богатый материал о подвигах односельчан, которые защитили земляков от фашизма. Среди экспонатов мы увидели уникальную старинную фотографию, на которой, можно предположить, запечатлены казаки личного конвоя государя, и среди них, вероятно, уроженец села Тут-Халтуй. Сфотографировав её, подарив, как и в других музеях, подарки, мы поблагодарили открывшего для нас музей в позднее время работника школы. А когда стемнело, стоя, зажгли поминальные свечи в честь фронтовиков, а также стариков, женщин, подростков, тянувших непосильную ношу в тылу. Вечная им память!

 

23 июня

В 7:06 дан старт нашей экспедиции. Идём хорошо. Вода большая. Быстрое течение. К берегу трудно подойти. Вода залила прибрежные кусты, с корнем вырвала деревья, несёт множество коряг… Мелкие заливы превратились в беснующиеся протоки, несущие водную массу куда-то вниз. Не понять, где основное русло.

По быстрой воде пролетели мимо Токчина, где хотели встретиться с моряком, построившим в степи гостиницу-корабль.

Село Токчин – место жительства древнего народа хамниган, которые сохраняют свой диалект, обычаи и традиции. В войске Чингисхана первыми шли знаменосцы – тог-чин, и среди них – смелый и находчивый представитель этого народа, воин Цой Цун, повернувший маньчжурские войска тем, что его стрелы перелетали через широкий, более километра, Онон. Своеобразный музей в этом селе посетить не удалось.

…Беснующиеся воронки крутят надувные лодки, приходится выгребать на спокойные участки реки. Показался Старый Дурулгуй – бывшая Дурулгуевская станица, в которую входили казачьи посёлки Кубухаевский, Куранжинский и Тут-Халтуевский. Причалив к берегу небольшой проточки, вытащили лодки на берег, ставим палатки, собрав сухой хворост, разводим костерок и варим обед. Александр Иванович пошёл на разведку в село, вдалеке видна трасса, по которой мы ехали. Перед ней – знакомые до боли выдувы. Пообедав, пошли в их сторону в надежде что-нибудь найти.

Первые находки посчастливилось найти Евгению Васильевичу, а затем и остальные поднимали каменные орудия труда, отщепы, нашли пластинку из халцедона. Счастливчик Александр Иванович нашёл каменный наконечник стрелы.

Солнце нещадно палило. Уставшие, но довольные находками, зашли в село, пообщались с жителями. Вернувшись к биваку, стали готовить ужин. Пришёл, как договаривались, местный житель Николай Николаевич Бронников, рассказал про свою жизнь: воевал в Афганистане, имеет семь наград, две из них боевые; работал в колхозе, возил на автомобиле молоко. Сейчас работы в селе нет, получает 3 тысячи рублей в месяц «боевых», прирабатывал у дорожников с утра до позднего вечера, обещали заплатить, но договор не оформляли. Надеется, что не обманут. Да ещё прибавили до пенсии пять лет, смеётся – моложе стал на пять лет. Прощаясь, проронил: «Пять афганцев осталось в районе, забыли все про нас». Днём его жена показывала нам его афганские фотографии и цветные – со сцены, где ему вручали медали… Долго обсуждали судьбу мальчишкой отправленного на войну забайкальского парня.

 

24 июня

Поднялись в 4 часа утра, сварили три десятка яиц, сварганили густой забайкальский чай, согревший душу и тело. Сборы были недолгими. Погрузив походный скарб в лодки, вышли в плавание, держась правого берега. Вода большая, течение несёт коряги, приходится их обходить. Повороты река неожиданно делает под 90 градусов. Наконец вышли в русло. Идём хорошо, хотя много приходится работать вёслами.

Прошли место давнего нашего археологического лагеря в 2007 году, где стояли ученики 15-й школы города Борзи и воспитанники детского дома села Тут-Халтуй. Узнал его по стоящим на склоне горы остаткам плиточных могил. Здесь многие «археолухи» стали настоящими археологами, а в основу посвящения был взят миф о Минотавре. Здесь детьми был собран богатый подъёмный материал: редкая старинная монета, наконечники стрел, бусины, каменные орудия труда, осколки древней посуды с причудливыми узорами. Дети сдружились, устаивали разные конкурсы.

Катим дальше, вода на кривунах толкает своим быстрым течением на кусты, торчащие из воды верхушками. Старательно выгребаем на середину протоки. На советской десантной лодке Олег Геннадьевич ушёл в левую протоку, а нас, не успевших выгрести, понесла быстрая вода Онона в правую. Перепады большие. Внимательно смотрим, нет ли затопленных коряг или кустарников с острыми старыми ветками, способными натворить беду. Идём быстро, часто переговариваемся по рации с «одиноким» сплавщиком из Первомайского. Много утки, видели гуся-сухоноса, парочку журавлей, летевших в голубизне забайкальского неба. Крупный стервятник, гордо подняв голову, взирал на нас с прибитого к берегу белёсого ствола дерева. Интересно, что он думал о нас?

Видели селение Гунэй на противоположном берегу. Подумай, читатель, откуда пошло такое название? Жара. По непредвиденным причинам прямо в лодках завариваем горячим чаем из термоса «Доширак»». Только съели, где-то ещё хрустящий, вынырнул слева «беглец» на большой лодке, в его глазах – радость от неожиданной встречи. Путь по разным протокам мы прошли за одинаковое время, можно считать, что скорость течения реки на этом участке одинаковая.

Прошли метеостанцию на левом берегу. Как по этой реке сплавлялись на плотах казаки-первопроходцы? Сколько трудностей было на их пути, а они уверенно шли дальше и дальше… Встали, измождённые жарой, в проточку, затянув лодки на лине. Хорошо идёт удивительная советская лодка, уверенно двигается, другие бросает из стороны в сторону. Остановились на отдых, но некоторые товарищи не дали заснуть своим «музыкальным» храпом. Через час подъём. Салат и крепкий чай готовы.

«Работаем, как рабы на галерах», – так написал один из нас в очередном послании потомкам. Течение бешеное, даже наш морской волк удивился мощи седого Онона и произнёс фразу: «Нет сравнения ни с Нерчой, ни с Шилкой, ни с Аргунью…» Выгребаем, проходя частые спады воды. Множество уток. Пара гусей сделала над нами почётный круг. Река петляет, делая замысловатые виражи. Видели Кубухай, но пристать не могли – нас несло по левой протоке. Русло стало «ширше», как говорил герой одного советского кинофильма, но скорость всё та же. Несколько раз видели Верхний Цасучей, но попали в глобальную петлю, которая вела нас назад по кругу. Будулан далеко позади. Там в 1950 году жителями обнаружены древнее погребение с изделиями из яшмы, хризолита; орудия труда, утварь, остатки очагов, сосуды с ёлочным орнаментом. Устали. Дали волю течению нести нас вперёд.

И вдруг на горизонте появился автомобильный мост. Все закричали: «Мост!». Так же как в древности моряки радостно кричали: «Земля!». По преданиям, в местности Делюн-Болдок на правом берегу Онона родился и вырос  великий покоритель мира Чингисхан, здесь, в водах священной реки, он спасся от преследователей. По одной из легенд, здесь же и похоронен.

Приставая к берегу, в вязком иле сломали весло, но выгребли и отправились в придорожное кафе, где отведали настоящих поз. В этих местах работала археологическая экспедиция под руководством И.И. Кириллова. Посетили Тогоон-шулуун – Камень-котёл, огромную гранитную плиту, лежащую на постаменте из нескольких меньших валунов. Культовый объект. Ветки дикой яблони рядом покрыты лоскутками тканей, среди которых преобладают голубые – цвета вечно синего неба.

В Онон-реку, которая считается местными Матерью Земли – Великой Хатан Эжи, впадает семь притоков (число особой сакральной силы). Мы планировали выйти левой протокой к Кункуру, к месту нашей прошлогодней стоянки, но своенравное течение отправило нас к другому берегу. С великими усилиями пристали к берегу ниже детского лагеря «Звёздный». В темпе поставив палатки (надвигался дождь) и наскоро перекусив, усталые за трудный день сплава, быстро уснули, не слыша шелеста моросящего дождя. Спали как младенцы.

 

25 июня

Снова в пути. Онон славится коварством и могуществом, таит в себе многочисленные воронки. С трудом поднялись на обрушающийся песчаный холм, оставив лодки внизу. Уже появились маслята. Множество легенд и мифов ходит об этой реке. Жители относятся к ней с глубоким уважением и даже страхом. Течение быстрое, дно усеяно острыми камнями, много коварных мест. По преданиям, там прячутся русалки. Сверкая серебристой чешуёй, ослепляют рыбаков и купальщиков и затягивают их на дно.

Богатые берега Онона были заселены ещё в III–II веках до нашей эры. Сейчас здесь живут хамнегане, буряты, монголы, русские, татары, украинцы и другие народы. Идём по руслу Нового Онона, вода кипит, пенится, несёт множество веток. Водоплавающих птиц стало меньше. С трудом причалили к Икаралу. Нужно было пополнить запасы воды, и разговорчивый молодой человек наполнил нам ёмкости. На вопрос, кому поставлен памятник в селе, ответить не смог. О растерзанных семёновцами красногвардейцах рассказали нам пожилые жительницы села.

Идём дальше. Река не сбавляет ход, на берегах видны животноводческие стоянки. Нашли место для ночевки. Тёмная грозовая туча кружила над нами, но потом ушла в сторону. Вечером слышали музыку и голос ведущей какого-то сельского праздника.

 

26 июня

Встали рано. Пошли вниз по течению. Подошли к бывшей 1-й Чиндантской станице. Раньше в этом районе был мост, в 1945 году по нему шли войска к границе с Китаем. Был он и в послевоенные годы, по воспоминаниям Е.В. Ковычева.

В школьный музей попасть не смогли: шли экзамены, а работники музея казачьей культуры отдыхали после вчерашнего Дня села (вот откуда доносились до нас вечером голоса и музыка!). Улицы все в лужах. Видно, наша туча сюда и свернула. В магазине купили хлеб, попросили зарядить телефоны.

Жителей на улицах мало. Встретившаяся женщина, узнав, откуда мы, пригласила нас в дом. Многое поведала нам Нина Николаевна Горлова, в девичестве Размахнина. Её дед, подхорунжий 1-го Верхне-Удинского казачьего полка 6-й сотни Максим Егорович Размахнин, – участник войн с Китаем (1900–1902), Японией (1904–1905) и Германией (1914–1918). Награждён Георгиевскими крестами всех четырёх степеней, Георгиевскими медалями 3-й и 4-й степени, тремя медалями «За усердие», золотым шейным на ленте орденом Святой Анны и французской военной медалью с мечами. Убит красногвардейцами в 1918 году в Челябинске при возвращении с германского фронта за отказ снять казачьи погоны и награды… В годы Великой Отечественной отцов брат, гвардии старшина Иван Андреевич Пляскин, стал полным кавалером солдатского ордена Славы, награждён ещё медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны 2-й степени. Нина Николаевна создала «Книгу Памяти», где собран архивный материал о родственниках. В разговоре вспомнила она, как в 1947 году принимали её в пионеры, как за хорошую учёбу премировали зелёными носочками и туалетным мылом, которым они не мылись, а только нюхали запах; как не было чернил, и разводили сажу, писали перьями. С дрожью в голосе рассказала о том, что отцу, инвалиду Великой Отечественной войны, не вручили юбилейный орден…

Путь наш лежал в сторону Усть-Борзи, в место впадения реки Борзя в стремительный Онон. Водные массы вынесли нас к левому берегу, мы успели выгрести перед скатом воды вниз: Онон подпёр Борзянку, его уровень намного выше. Долго искали место для ночной стоянки, наконец, нашли местечко у скалы.

 

27 июня

Вышли пораньше, держимся левого берега, днём отдыхали в тени деревьев на острове, муравьи выжили нас со своего места. Причалил к нам катер из Оловянной, люди на нём рассказали, какой протокой идти. Хорошие люди! Пообещали помочь с водой. Снялись, гребём в сторону Ортуя, видели селение Кусоча. По преданию, Ортуй – место рождения Шидэбала, пятого императора династии Юань. Здесь место падения метеорита. До этого бурятского селения не дошли: сломали под напором воды весло и занялись ремонтом. Новые друзья привезли нам воду.

 

28 июня

После ночёвки закончили ремонт и со свежими силами двинулись дальше. Подошли через два поворота к Ортую. Евгений Васильевич остался на берегу у лодок, а нас на подъехавшей машине довезли до Дома культуры. Хороший музей, многие экспонаты имеют историческую ценность. Жители бережно сохраняют семейные реликвии. Сфотографировав уникальные экспонаты и вручив подарки, распрощались с радушной хранительницей сельского музея.

Движемся по водной глади, видна высоченная труба ТЭЦ. Река то близко подходит к железной дороге, то стремительно от неё убегает, стала ещё полноводней. Проходим мост у станции Оловянной, открытой в 1898 году. Прошли автомобильный мост у селения Ононск. Увидели подходящее место у трассы недалеко от Цугола и причалили к нему. Сплав завершён! Складываем пожитки и снаряжение в пришедшую машину и снова в путь.

 

***

Особая благодарность и низкий поклон седому Онону, благосклонно отнёсшемуся к нашей экспедиции, дав удивительно хорошую погоду!

Сердечно благодарим всех жителей, с которыми мы общались, работников музеев, новых друзей, водителей Игоря Бараулина и Владимира Акимова, аккуратно доставивших нас на сплав и со сплава. Все участники сплава награждены памятными дипломами и золотыми значками ГТО.

Были трудности, но мы их преодолели вместе, не везде мы смогли побывать, но какие наши годы – ещё успеем! Цель сплава – доказать судоходность Онона – выполнена. Найдены вещественные доказательства о сплавах не только казаков на плотах, но и судах. А мы испытали необыкновенное чувство единения с природой, ощутили уникальность своего края, нашли новых друзей.

Один ответ на “В гостях у седого Онона”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)