Долгая дорога к водопаду

К этой экспедиции мы готовились многие месяцы. Бесконечное множество событий должно было совпасть, чтобы данное мероприятие могло состояться. Это была не праздная прогулка группы рыбаков в верховья Ингоды, а полноценное путешествие, из которого в случае трагедии невозможно было вернуться живым.

Нам предстояло пройти по мелководью два страшных порога: Ушмун и Кубайцы, последний из которых уже забрал человеческую жизнь полтора месяца назад. Далее на пути лежал проран Каменная деревня, или Каменные врата, как его уважительно называют местные жители. Разбитые остовы лодок, лежащие на дне реки в этом месте, свидетельствуют о том, что не всегда смельчакам сопутствует удача…

Самым опасным является тридцатикилометровый участок от Каменной деревни до водопада. Очень немногие проходили это место, тем более вверх по течению.

Итак, тридцатого июля всё было готово, и мы выдвинулись в дальний путь. Устраивайтесь поудобнее, мы начинаем.

Бесконечный кошмарный день

Для того чтобы успех нашего мероприятия был гарантирован, в экспедиции приняло участие десять человек на четырёх моторных лодках. Хоть одна из них да должна была дойти к заветной цели.

Сейчас, когда все события первого дня похода позади, я пишу эти строки с улыбкой, но тогда нам было не до смеха. Первая лодка с проводником сломала винт уже на старте, и её утащило вниз по течению в сторону посёлка Ленинск. Ребята сумели починить мотор и на малой скорости пошли к заранее оговоренному месту табора на реке Ушмун. Все продукты были в нашей лодке, поэтому они шли налегке. Тогда ещё никто не мог предположить, что нашим товарищам предстоит провести холодную ночь без нормальной еды и тёплой одежды у таёжного костра…

Вторая лодка также пошла вверх по течению. На борту находилась семейная пара. Впервые попав в эти места, они сумели добраться до порогов Ушмуна, преодолели их и встали лагерем на правом берегу. Там одни прожили два дня, ожидая подхода основной экспедиции.

Третья лодка прошла пятнадцать километров, после чего тепловой датчик отключил мотор, и пришлось разбить палатку под большой скалой. Для этих путешественников, казалось, всё было кончено.

Наша четвёртая лодка сломалась на двадцать шестом километре. Новый мотор потерял мощность и отказывался везти нас дальше. Словно кто-то могущественный не хотел, чтобы в этот день мы попали в верховья! Вдобавок ко всему один из ребят сломал руку, поэтому пришлось возвращаться в Ленинск и отправлять пострадавшего в больницу.

Этот кошмарный день закончился в два часа ночи, когда мы встали лагерем возле посёлка, с тоской думая о команде из первой лодки. Без еды и тёплой одежды тяжело, а ведь в этих местах, несмотря на разгар лета, температура воздуха ночами падала до нуля градусов.

На другой день мотор основной лодки завёлся чудесным образом, иначе и не скажешь. Мы взяли на борт команду, ожидавшую нас на пятнадцатом километре, и начали догонять остальных членов экспедиции.

Начало великого пути

Всего месяц прошёл с того момента, как я бывал в этих местах последний раз. За столь короткое время река изменилась до неузнаваемости. Большая вода спала, обнажив камни, которые приходилось постоянно объезжать. Пару раз мы садились на мель: глубина на середине реки была по щиколотку. Буйная растительность раскинулась по обоим берегам Ингоды. Казалось, что мы поднимались не по суровой сибирской реке, а по неким тропикам. Тем не менее уже чувствовалось тяжёлое дыхание осени – жёлтый лист стал попадаться на деревьях всё чаще. Трудно было поверить, что это бесконечное море зелени через пару месяцев исчезнет, уступив место снежному покрову толщиной в человеческий рост.

Итак, мы встретили ребят, переживших ночь на Ушмуне, накормили их, а через некоторое время встали базовым лагерем. Отсюда предстояла заброска к водопаду.

Наша команда называлась «Философия рыбалки», потому что мы не ставим себе цель поймать как можно больше рыбы. Единение с природой, исследование новых мест и взаимовыручка – вот что нам важно.

Перед подъёмом мы решили, что дальше пойдёт самая подготовленная лодка, поскольку события минувшего дня чётко давали понять, что пусть лучше до места доберётся одна команда, чем не доберётся никто. С собой у нас было почти полтонны бензина, поскольку остаться в верховьях без топлива грозило бедой. Взяли еды на пятерых человек, снасти, спасательные жилеты, выгрузили из лодки всё лишнее и пошли спать. Нас ожидал великий день.

На пути к Каменной деревне

Пять часов утра. Густой и холодный туман медленно полз вниз по течению Ингоды. Холодно и сыро было на таёжной реке. Пять человек, разместившись в лодке, начали восхождение. Ингода сейчас и Ингода месяц назад – это две разные реки. Мелкая вода доставила множество неприятностей, поскольку импеллер мотора постоянно бился о камни. Удары были такой силы, что мы невольно вздрагивали. Но сильно не волновались: с собой была запасная деталь. А вот оторвать двигатель от транца означало бы катастрофу.

Через пятнадцать километров вдали послышался рёв порогов Ушмуна. Вода здесь потеряла свой стремительный разбег, который наблюдался при наводнении, однако же куски скал, торчавшие на поверхности, заставили нас изрядно понервничать. Река здесь широкая, поэтому было место для манёвра. (Иногда лучше постоять в струе на работающем двигателе, соображая, в какой слив пойти, нежели на скорости врезаться в валун.)

Прошли Ушмун и двинулись к Кубайцам. Жизнь на реке в этом месте кипела – многочисленные рыбаки, кто на моторе, кто сплавом, спешили «обловиться» перед холодами. Приветливо помахали друг другу и пожелали удачного пути. Удача нам не помешала бы. Неудачный спуск через порог Кубайцы стоил жизни беспечному рыбаку, который не стал надевать спасательный жилет, перевернул лодку и утонул в страшном водовороте. Здесь также обнажились камни, но по большой воде проходить Кубайцы значительно опаснее, чем по мелководью. Пролетели этот порог на большой скорости и двинулись сразу к Каменной деревне без остановок. Река манила своей неизвестностью.

Другая Ингода

Горжусь тем, что видел Ингоду такой, какой одна была на последнем пятидесятикилометровом отрезке до водопада. Мы привыкли воспринимать эту реку как спокойный и грязный водоём, в котором, кроме гольянов, ничего не водится. На самом деле это человек сделал Ингоду такой. Там, куда ещё не добралась цивилизация, мы видели реку совершенно другой.

Менялась вода, менялись берега, менялись мы. Стали обнажаться береговые скалы, сжимающие русло с двух сторон. Ширина его в некоторых местах составляла не более пяти метров. Большие притоки, питающие Ингоду, остались позади, а потому уровень воды резко стал падать. На прижимах вода ревела и клокотала – она не могла промыть тысячелетние скалы, поэтому устремлялась в эти жерла с рёвом и неистовством.

В одном месте реку перед самой лодкой перебежал изюбр. Мощно выбрасывая ноги, он, словно в полёте, пронёсся по поверхности воды и скрылся в лесу.

На подходе к Каменной деревне мне довелось увидеть ещё одно потрясающее зрелище – краснокнижный чёрный журавль ждал нас за поворотом, дабы мы могли полюбоваться его красотой. Невероятные эмоции испытываешь, когда смотришь на редкую птицу, коих осталось на нашей планете всего девять тысяч особей.

Впереди уже слышался рёв. Коренная порода в этом месте выходила из-под огромных сопок. Среди скал Ингода нашла себе проход и устремлялась вниз со страшной скоростью. Наш мотор с водомётом мощностью сто пятнадцать лошадиных сил с трудом поднялся по этому перешейку. Расстояние до скал по обоим бортам лодки было таковым, что их можно было потрогать руками. Малейшая ошибка рулевого – и страшная смерть в бездне. Камни здесь были острыми, как бритва. Даже в руки брать булыжники нельзя – порежешься. Представьте, если такой камень, скрытый под водой, пройдёт краем по дну лодки. До ближайшего населённого пункта – двести километров непролазной тайги, где вообще нет дорог. Даже через лес не пройдёшь за помощью – кругом одни скалы, подпирающие небо.

Великий водопад

Река шла круто в гору. Уклон здесь составлял двести метров на семьдесят километров пути от базового лагеря. Даже было видно, как лодка, ревя мотором, карабкалась по воде наверх. Вниз было страшно смотреть. Стоило двигателю заглохнуть, и нас бы размазало о прибрежные скалы. Ингода здесь не была Ингодой в своём обычном значении. Горная река делала немыслимые повороты на сто восемьдесят градусов, петляя между древними скалами. Каждый валун, пройдённый нами, отрезал дорогу назад. Но уверенно работал двигатель, а рулевой знал своё дело.

Мы добрались к водопаду во второй половине дня. Нет на свете слов, которые могли бы достойно описать это место. Срываясь вниз тремя каскадами, река делала резкие повороты между камнями, разливаясь в громадный песчаный омут, изобилующий рыбой. Чтобы читатель понимал, сколько здесь рыбы, достаточно представить, что поймать ленка весом под четыре килограмма на удочку – вообще не проблема. Энергетика в этом месте просто сумасшедшая. Стоило прилечь на гигантский валун, который дрожал от напора воды, как тут же накатывала слабость, и ты засыпал на пятнадцать минут, а потом долго не мог понять, где находишься. Водопад зажат между двух громадных сопок, каждая высотой в километр, состоящих только из курумника. Стоило скатиться вниз всего одному камню, как он увлёк бы за собой тонны валунов. Но спокойны были горы и скалы, как и миллионы лет назад, лишь река бесновалась в узком ущелье, неся свои воды к Онону, дабы слиться с ним и образовать могучую Шилку.

Здесь была настоящая Ингода. Я рад, что мне довелось побывать в этом уголке Забайкалья. Вряд ли получится увидеть зрелище более величественное, чем водопад на реке Ингода. И ещё я был рад, что место это труднопроходимое, а посему скрыто пока от глаз и рук человеческих, которые превращают всё в мусорную свалку. Даже очистки от яиц и огурцов мы забрали с собой после трапезы, дабы не осквернять священного природного рая.

Берегите себя!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)