Есть на Руси Кулибины

Именно эти слова приходят на ум, когда сначала слышишь о таком человеке, потом знакомишься с ним, общаешься и воочию видишь дело его рук. Павел Пешков, коренной житель села Зоргол Приаргунского округа, – удивительный, неугомонный изобретатель и мастер на все руки.

Знакомство

Двухэтажную мастерскую напротив своего дома Павел Владимирович построил ещё в начале 90-х. В то время в стране рушилась вся привычная жизнь – закрывались заводы и фабрики, банкротились колхозы и совхозы, а у него это было процветающее предприятие, в штате которого работало около 30 человек. Тогда, в 90-х, и конкуренции почти не было. Павел Владимирович ремонтировал автомобили, мясом никто не занимался, а он практически один в округе принимал его и возил на Дальний Восток. Муку молол, мельница была своя, несколько магазинов в разных сёлах. Но вскоре понял, что торговля – это не его. Потихоньку свернул все магазины (на первом этаже слесарной мастерской магазинную площадь сдаёт в аренду), оставил только станцию технического обслуживания. Потом пораспродал машины, потихоньку работает здесь самостоятельно. Помощник у него есть, но он трудится в основном в зимнее время, обслуживает кочегарку.

Слесарь-токарь

Теперь СТО на каждом углу. Поэтому Павел Владимирович перепрофилировался – трактора, погрузчики, косилки и прочее. Изготовление, ремонт, восстановление, реставрация. «На ближайшие несколько сёл осталась одна «токарка» – моя. Хоть у самого нет никакой скотины, но сенокос или уборочная страда, например, меня больше всех касаются в плане ремонта», – поясняет хозяин.

«Хозяйством раньше занимался, когда поженились, всё было, а потом думаю, зачем? Не лежит у меня к этому душа. В общем, от хозяйства остались две кошки да две собаки. Для меня не проблема что-то выточить, приварить, сварить. А в деревне денег мало, каждый второй в качестве оплаты предлагает бартер какой-то – мясо, молоко, яйца. Беру. Всё съедим».

В своё время Павел Владимирович 15 лет отдал школе, работал физруком и военруком. В юности учился в училище на токаря и сварщика, потом сельхозтехникум, везде успел поработать и сварщиком, и механиком, и сантехником. Как только смог, уволился.

«Деткам моим, слава богу, уже моих денег не надо. Они выросли, где-то помогаю, где-то они мне помогают, наоборот. Для денег – сельхозтехника, а для души что-то строю, изобретаю. Хобби тоже посвящаю работе, оно состыкуется. Конструирую разные приспособления. На данный момент делаю пресс, потому что скупаю металлолом. Собираю жестянку, которая никому не нужна, чтобы потом прессовать и сдавать. Помогаю сельчанам – и зоргольским, и в Буре, и в других сёлах, изготавливаю что-нибудь такое, нестандартное», – рассказывает мастер о любимом деле.

Кому всё оставить?

Сожалеет он, пожалуй, только об одном: работать в селе некому. Никто не хочет выучиться на того же токаря, всё приходится делать в одни руки. В этом плане ему тяжело.

«Остарею, кому всё оставлять? Детки разъехались, скучно, приходится всё время посвящать работе. Детей у нас двое, Иван да Марья. Иван в Чите занимается автомобилями, а Марья в Петербурге работает завучем. Сын не собирается сюда из Читы перебираться. Направление как бы папино, тоже окончил педагогический, но в школе ни дня не проработал – «моё дело – железяки». Мне помогает, что-нибудь надо, он найдёт, достанет, отправит, и маме на школу – мебель, технику и так далее. Нештатный снабженец. Мы гордимся своими детьми. Внуков привозят к нам на всё лето, нам и веселее. Скучаем без них. Супруга Татьяна Фёдоровна – директор школы, тоже её почти не вижу, утром отвезу, вечером заберу», – говорит Павел Владимирович.

Он занят любимой работой постоянно. «Ещё не позавтракал, а к слесарной мастерской уже подъезжает техника. Едут со всей округи, даже с Калги. И в любое время. Сенокос и жатва – самое горячее время. Вся техника проходит через его руки. А в начале осени он опять, который уже год, приводит в рабочее состояние отопление в школе и кадетском городке», – рассказывает Татьяна Фёдоровна.

Самолёт

Но особенно меня интересовало главное дело его жизни.

«Самолёт? Есть такое дело. Люди приходят, ребятишки селфи делают, целые экскурсии. Он готов процентов на 90–95 уже. Вид уже есть. Помощница уехала, внучка помогала тут мне, одному теперь приходится. Долго, конечно, получается, делаю его уже пятый год. Это для души, мечта детства, под старость лет решил исполнить. Я ведь хотел на лётчика выучиться, но по здоровью не прошёл. А в детстве сам построил самолёт, но он не взлетел. И хорошо, что не взлетел, теперь-то понимаю, что сразу бы рассыпался», – смеётся Павел.

Занимался, готовился к осуществлению мечты сам. Говорит, что есть литература, есть интернет, всё просчитал. Схема классическая: двигатель, крылья, но расчёты-то всё равно свои, и конструкция своя. Самолёт алюминиевый, цилиндрический, металл специально заказывали на Иркутском авиазаводе. Несколько тысяч заклёпок на корпусе, размах крыльев – восемь метров.

Самый серьёзный вопрос долго вертелся на языке, и, наконец, я решилась аккуратно спросить: «Взлетите?» Павел Владимирович посмотрел удивлённо: «Я уверен. У меня уже и люди есть, желающие его испытать. Бывшие лётчики (а их бывших не бывает) называют это «серьёзной техникой».

Мост

Мастер на все руки занят постоянно. Этим летом он сделал новый пешеходный мост через ручей, разделяющий село. В сезон дождей ручеёк превратился в целую реку, впадающую в Аргунь. Перебраться через неё не было возможности, только с немалым риском по камням и бетонным плитам, мост стал жизненно необходим зоргольцам. И местные власти обратились за помощью к Павлу Владимировичу.

«Вспомнил институтские знания, сопромат, рассчитал проект и взялся за изготовление каркаса моста. А техническое исполнение, сварочные работы для меня не составляют труда. Расчётная нагрузка моста – семь тонн в центральном пролёте, хотя он пешеходный. Испытания на прочность прошли успешно. Односельчане, конечно, тоже поучаствовали в возведении моста. Помогали перевозить готовые части, устанавливать, занимались покраской», – рассказывает Павел. Мост уже стал местной достопримечательностью. Днём на его скамейке отдыхают и ведут долгие неспешные беседы пенсионеры, а по вечерам тут собирается молодёжь. Теперь надёжно соединены две части села, и поход в магазин из опасного приключения превратился в приятную прогулку.

Новые горизонты

Сейчас Павел Владимирович оформляет в собственность гусеничный трактор, купленный на деньги, выплаченные ему за строительство моста. Оказывается, нет в Зорголе ни одного такого тяжёлого трактора. А на законный вопрос супруги зачем, ответил просто: «Пора приводить в порядок родное село».

Мы говорили с Павлом Владимировичем тогда ещё о многом. О любимых внучках: «Шестилетняя девчушка, а спрашивает, как делать разметку на корпусе самолёта для заклёпок, в сантиметрах или в дюймах?» О коронавирусе и трудностях нашей сегодняшней жизни, связанных с ним. О Китае и контрастах, разделяющих две страны: «Видели, на том берегу они гостиницу построили для своих туристов с юга? Ночью всё залито огнями, и новые дороги все фонарями увешаны. Обидно, хотя и считаю себя патриотом своей страны». О молодёжи: многие не хотят заниматься серьёзным делом, жалко их, сгорают бездумно.

Я спросила Татьяну Фёдоровну: «Трудно вам с ним?» И она ответила с улыбкой: «Да у меня права голоса-то нет. Вот сказала, что надо шубу, купила, и опять он всё на свои изобретения пускает. Ремонт дорог задумал, я говорю, что опять же всё на одни твои руки, а он говорит, ну и что? Ну вот такой он, такой, и всё».

Вот такой человек Павел Пешков – умный, грамотный, интеллигентный, работающий всю свою жизнь головой и руками, заботящийся об окружающих, сумевший пронести свои мечты через многие годы и воплощающий их в жизнь.

2 Ответы на “Есть на Руси Кулибины

  1. Знаем Павла с юных лет. Всегда с техникой, с железками. Молодец, что радеет за свое село не словом, а делом! Успехов!!!
    Бурлаковы, Бурятия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)